Мы со старшим сыном мечтали о кошке

2020-12-24 13:31 1537 Нравится 8

Мы со старшим сыном мечтали о кошке.

А наш папа был категорически против. В юности у него был кот. Большой умница, но, такой же большой гулена. И нежелание папы несколько раз за ночь открывать-закрывать форточку, чтобы выпустить-впустить наглую кошачью морду, жаждущую приключений, лечить боевые раны, разыскивать загулявшего «казанову» и испытывать на собственной психике испытания, которым подвергается каждый владелец домашнего животного, было вполне оправданным.

Мои объяснения, что кошка и кот - два совершенно разных существа, были неубедительны. Папа не сдавался. И нам пришлось смириться. Верней, я думала, что мы смирились. Оказалось, что нет. Затаились!

Второго января, в свой заслуженный выходной, устав доедать салатики и тортики, приготовленные к празднику, я решила немного помочь приятельнице с этим процессом. Сами понимаете, у нее тоже скопилось некоторое количество вкусняшек, на которые члены собственного семейства смотрели уже без удовольствия.

Сразу за входной дверью лежал черный комочек размером с кошку-подростка. Ушей-хвоста видно не было. На меня животинка не отреагировала.

Я догадывалась, что будет ждать меня по возвращению из гостей.

И догадка оказалась верной. У входа меня встретил старший сын с тем самым черным кошачьим тельцем на руках.

«Мам, давай оставим!»

Папы дома не было. У него был обычный рабочий день. Поэтому вечером его ждал весьма неприятный (по его мнению) сюрприз.

Я взяла животинку на руки, чтобы осмотреть и волосы встали дыбом! По всему тщедушному тельцу когда-то пушистой кошечки были приставшие блинчики из расплавленного полиэтилена. Снимались они вместе с шерстью. Вибриссы на мордочке полностью сгорели, края ушек тоже обгорели. Были выбиты клыки и сломаны ребра с одной стороны. Я понесла скотинку в ванну, чтобы помыть и осмотреть внимательней. Открытых ран не было, слава богу. Под несильной струей воды кошечка стояла безропотно, слегка покачиваясь. Вытерла, как смогла, полотенцем и мы разглядели этот черный ужас, который, похоже, собрался умирать. Толи от истощения, толи от внутренних повреждений, толи от стресса, толи от всего сразу.

Сыну сказала, что тяжелый разговор с папой беру на себя. Но, кажется, кошечка не выживет.

Разговор не был тяжелым. Его не было совсем. Ибо наш папа не разговаривал с нами ровно две недели.

За эти две недели скотинка обзавелась именем Кисаня (кис-аня), перестала жаловаться, когда прикасались к больному боку, лысины на месте полиэтиленовых лепех стали покрываться пушком, а вибриссы начали отрастать. Еще через две недели папа взял Кисаню на руки. И произошло чудо! Он не вставал с кресла, если на коленях лежала Кисаня, он терпел, когда утром ей надоедало ждать нашего подъема и она ложилась ему на грудь, внимательно всматриваясь в лицо – А не задрожат ли ресницы? Чтобы потом с победным кличем начать скакать по груди и животу.

В конце февраля, успокоившись и отъевшись, наша радость попросила кота. Причем, кота она просила почему-то у папы.

Дня три он терпел ее намеки. А потом сказал: «Сделайте что-нибудь!»

Стерилизацию она перенесла легко. Уже на второй день ела-пила, как совершенно здоровое животное. А через неделю сняли швы и началась наша счастливая жизнь впятером.

Эта маленькая, нежная, кошечка обладала голосом представителей крупных кошачьих. И, если она считала, что осталась в квартире одна, то начинала звать нас так, что соседи задавали вопрос – кого мы себе завели? День она проводила, сидя у входной двери и глухо рыча на проходящих по лестнице жильцов. Рык был, один в один, собачий. Причем, собака виделась весом килограммов в сорок, минимум.

Кисаня научилась включать свет утром, чтобы разбудить детей. Она быстро выучила, что ей можно ходить везде, кроме, как на кухню. И, если мы не видели, то, стащив с кухонного стола отбивную, укладывала ее в собственную миску – « А она там всегда лежала!»

Не знаю, кто пустил по миру легенду о том, что кошки привыкают к дому, а не к хозяину, и, что они терпят любого, лишь бы кормил?

Кисаня ездила с нами на дачу, на вылазку к реке, легко перенесла переезд из квартиры в частный дом (даже с удовольствием, мне кажется). Но, когда мы уехали в отпуск на 10 дней, отказалась от корма уже на третьи сутки. Когда поняла, что нас нет, и не будет. Если бы уехали не на 10, а на 12 дней, как собирались, возможно, уже бы не застали ее в живых. Она так отощала, что еле ходила. Только руки лизала безостановочно и вздыхала так часто, что сердце разрывалось. Вся радость от отпуска улетучилась, как только мы ее увидели по возвращению.

Ее невозможно было не любить! А, вот, она любила только нас. Свою семью. Когда в дом приходили гости, пусть даже ненадолго, уходила, пряталась в укромном уголке и не покидала его «до последнего посетителя»

Пусть простят меня любители собак, но, не стоит им распространять миф о том, что преданность хозяину свойственна только собакам.

У этих маленьких, пушистых и не очень, и даже лысых, инопланетных созданий огромное сердце, созданное для любви.

Когда не стало Кисани, мы взяли в семью Лясю. Она рядом уже почти шесть лет. Другая кошка… другой характер… другая история…

Комментарии (7)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

Вы поддерживаете санкции, введенные СНБОУ 19 февраля?

Реклама
Реклама