История авиации второй мировой. Итальянцы в небе над Англией

2009-12-14 17:20 1 010 Нравится 3

Ход знаменитой "Битвы за Англию" в целом достаточно хорошо известен отечественным любителям истории авиации. Однако, о таком факте, что в авианалетах на Британские острова принимала участие и группировка Итальянских Королевских ВВС, а точнее СМ - Corpo Aereo Ita-liano, не слишком известно даже среди авторов пишущих о боевых действиях на западе. Думается, что читателям нашего журнала будет небезынтересно узнать о подробностях этих рейдов.

Так уж получилось, что "макаронники" во Второй Мировой войне не снискали себе громкой военной славы. Их колотили по мере сил даже албанцы, не говоря уж о греках и югославах. В Северной Африке им, что называется, по полной программе выдавали англичане, а на Восточном фронте советские войска. И только помощь со стороны Германии помогала им хоть как-то держаться за обломки своей некогда грозной и мощной Священной Римской Империи. Однако, все это будет потом, а летом 1940-го дуче готов был на равных с фюрером делить сферы влияния в Европе. Правда, для этого надо было сначала разобраться с изолированными на своих островах англичанами, а ход "Битвы за Англию" складывался явно не по разработанному в Берлине сценарию.

К середине сентября 1940 г. британские ВВС были невероятно измотаны четырехмесячными боями. Немцы демонстрировали вполне определенное превосходство своей авиации и практически господствовали в небе над Лондоном, да и над всем южным побережьем. Люфтваффе также приходилось тяжело, поскольку они только теперь встретились с настоящим противником, который решил держаться до конца. Для фюрера, с его окопной психологией солдата Первой Мировой было очевидно, что "исход битвы на уничтожение решает последний батальон". Нельзя сказать, что она была совсем неверна: в конце концов, именно наличие или отсутствие резервов в большинстве битв определяли их исход. Однако в воздушных боях многое выглядело иначе, чем в сражениях на земле. Тем не менее, Люфваффе срочно требовалась поддержка и после консультаций между Берлином и Римом, Реджиа Аэронаутика (Reggia Aeronautica) получили указание создать в Бельгии группировку сил для участия в боевых действиях против Великобритании.

Ретроспективно оценивая этот шаг с современных позиций, совершенно не ясно, чего собиралось добиться итальянское верховное командование (кроме поднятия настроения своего населения). Начатое после трехмесячной подготовки 13 сентября итальянское наступление в Северной Африке уже через несколько дней начало буксовать. Потомкам римских легионеров явно не хватало ударной мощи, а потому переброска на север едва ли не самых боеспособных авиасоединений была вряд ли оправдана со стратегической точки зрения. Но Бенито Муссолини был уверен: еще немного и гордый "туманный Альбион" рухнет к ногам победивших континентальных держав, и тогда настанет пора делить необъятную Британскую Империю, от которой фюрер, конечно, позволит откусить своему старому соратнику по борьбе несколько аппетитных кусков...

10 сентября 1940 г. официально был сформирован Итальянский Авиационный Корпус (CAI) путем объединения существующих соединений в рамках 1-й (миланской) авиаэскадры (1'Squadra Aereadi Milano). Командование Корпусом принял генерал авиации (Generale Aerea) Рино Корсо-Фугьер. Он был неплохим офицером и прекрасным пилотом, но его реальный опыт боевых действий ограничивался непродолжительным итальянским вторжением в Южную Францию. CIA состоял из трех групп (Stormo), примерно соответствовавших по количеству имевшихся в нем самолетов немецкой группе.

В состав Корпуса вошли: 13╟ Stormo В.Т. под командованием полковник (Colonello) Карло ди Капоа. Он состоял из 11╟ Gruppo, включавшей 1а и 4" squadriglia под командованием майора (Maggiore) Дж.Мини, и 43╟ Gruppo, включавшей За и 5s squadriglia, под командованием майора Дж.Монтелеоне. 43╟ Stormo B.T. под командованием полковника Л.Куэстра: 98╟ Gruppo, включавшая 240а и 241а squadriglia, под командованием майора Дж. Тенти, и 99╟ Gruppo, включавшей 242а и 243а squadriglia, под командованием майора Б.Чикку. Оба бомбардировочных соединения имели на вооружении двухмоторные бомбардировщики "Фиат" BR.20M "Чиконья" (Cicogna - итал. аист).

Прикрытие бомбардировщиков в боевых вылетах должен был обеспечивать 56╟ Stormo СТ., которым командовал полковник У. Киеса. В истребительное соединение входила 18╟ Gruppo, которой командовал майор Феруччи Восилла, включавшая 83', 85а и 95а squadriglia вооруженные истребителями-бипланами "Фиат" CR.42 "Фалько" (Falco - итал. сокол). Замечу, что в составе 3╟ Stormo СТ. в июне 1940 г. 18╟ Gruppo успела принять участие во вторжении в Южную Францию, а теперь собиралась в Бельгию. Помимо нее в состав 56╟ Stormo C.T была включена и 20╟ Gruppo (351а, 352а и 353а squadriglia) под командованием майора Ма-рио Бонцано оснащенная более современными истребителями-монопланами "Фиат" G.50bis "Фреччия" (Freccia - стрела).

В состав CAI вошла также 172а squadriglia R.M., вооруженная трехмоторными самолетами "Кант" Z.1007bis "Альчионе" (Alcione - итал. зимородок), на которую возлагались задачи стратегической разведки. Эскадрилья под командованием капитана (Capitano) Ч.Пирелли базировалась в Мельсброеке. Также имелось вспомогательные транспортные и связные авиачасти, оснащенные дюжиной транспортных "Капрони" Са. 13ЗТ, одной "Савойей Марчетти" SM.75 и девятью "Капрони" Са. 164.

Хотя итальянское руководство, как и обещало немецкому, сформировало корпус из числа нескольких авиационных соединений, даже штатная численность боевых самолетов в итальянских частях была весьма далекой от аналогичных (по названию) немецких. Если количество машин в эскадрильях было примерно равным и составляло 9-12 самолетов, то число эскадрильи в группах (Gruppo) было меньше чем в немецких (Gruppe). В результате, вбоевом составе итальянского авиакорпуса имелось лишь около 200 самолетов, что примерно соответствовало германской эскадре (Geschwader).

Тем временем, наблюдавший своими глазами подготовку этого об-единения персонал аппарата немецкого военно-воздушного атташе в Риме в своих сообщениях в Берлин довольно быстро начал менять интонацию. Уровень боевой подготовки большинства экипажей, по мнению немецких наблюдателей, был явно ниже требуемого. В частности, отмечалось, что экипажи итальянских бомбардировщиков с трудом удерживают в полете строй, что делает их самолеты очень уязвимыми при атаках вражеских перехватчиков, а истребители не владеют современными приемами ведения воздушного боя. Кроме того, было отмечено, что большинство типов самолетов не имеют протестированных бензобаков. Единственной частью, получившей высокую оценку офицеров Люфтваффе была 172-я разведывательная эскадрилья, оснащенная скоростными трехмоторными самолетами "Кант" Z.1007bis. Все экипажи владели самолетовождением в сложных метеоусловиях, а летные характери-сики "зимородков" позволяли им достаточно эффективно действовать даже в условиях противодействия британских истребителей.

Эти настроения постепенно начали просачиваться в германское Министерство авипации, но, поскольку, решение об участии итальянцев боях принималось на самом верху и механизм был уже запущен, то поднять стоп-сигнал никто не решился. И все же прежде чем отправить CAI в бой, в штабах Люфтваффе решили внести ряд изменений в оснащение итальянских самолетов. В частности, некоторое оборудование было заменено на немецкое с целью унификации и облегчения обслуживания вдали от Италии. Чтобы произвести впечатление на своих союзников и местное население, персоналу пошили новое обмундирование, с бриджами и крагами, напоминавшими униформу авиаторов Первой Мировой войны.

Вскоре после прибытия итальянского персонала в Бельгию фельдмаршал Кессельринг подарил Корсо-Фугьеру самолет FM56 "Шторх" для использования в качестве персонального транспорта. Таким образом, Корсо-Фугьер теперь имел свой авиапарк - помимо подаренного "Аиста" он использовал также SM.75 и гражданский Ju-52/3m (регистрационный код I-BIZI), предоставленный авиакомпанией "Ала Литторио". Последний использовался в основном как курьерский для связи с Римом.

Затем настала очередь матчасти. Утром 25 сентября 1940 г. бомбардировочные стормо покинули свои аэродромы Сан Даманио ди Пьяченца и Камери ди Новара. Собравшись над равнинными районами Ломбардии и Пьемонта, бомбардировщики направились на северо-запад. На подходе к Альпам пришлось набрать высоту из-за плотной облачности, особенно плохими были погодные условия в районе Инсбрука. В довершение всех бед на лидере группы вышла из строя часть навигационной аппаратуры, и дальше лететь пришлось ориентируясь визуально. Тем не менее, бомбардировщики миновали Данубе и направились к месту промежуточной посадки - Франкфурту. Два BR.20M отстали от группы. Один из них приземлился на небольшом аэродроме близ Гаглингена, второй, у которого из-за течи в маслосистеме перегревались двигатели, совершил вынужденную посадку в Рейн-Майне.

После дозаправки и небольшого отдыха во Франкфурте итальянцы направились к своим пунктам назначения в Бельгии. 13-й стормо приземлился в Мельсброке, а 43-й стормо - в Шеврезе. По пути были потеряны еще три самолета. Первый разбился в районе Спа, второй упал неподалеку от Брюссель-Эвера, а на третьем при заходе на посадку разом заглохли оба мотора и экипаж не дотянул до полосы. При этом судьба пяти авиаторов осталась неизвестной!

Перебазирование итальянских истребителей прошло без особенных проблем. Первой 22 сентября отправилась 20-я группа с римского аэродрома Чампино. В тот же день она прибыла в Тревизо, где из-за сильного тумана оставалась до 6 октября, после чего перелетела в Больцано. Там ее опять настигло осеннее ненастье, и только 17 октября истребители перелетели Альпы и прибыли в Мюнхен. После этого группа без проблем перебралась во Франкфурт, а затем - в Мальдегем. По пути был потерян один "Фиат" G.50bis, который из-за засорения карбюратора совершил вынужденную посадку. 18-я группа также перебазировалась в Урсель без проблем, не потеряв по пути ни одного самолета. 172-я эскадрилья из-за ухудшившейся погоды на маршруте летела во Франкфурт через Монако.

К 22 октября, наконец, весь итальянский авиакорпус сосредоточился в Бельгии. Правительство Бельгии в изгнании, находившееся в Лондоне тут же объявило Италии войну, что, конечно, было всего лишь формальностью. Маршал Корсо-Фугьер разместил свой штаб в Пти Эспинет Род-Сент-Женезис (Petite Espinette of Rhode-St-Genesis) неподалеку от Брюсселя и Ватерлоо. Обслуживающие подразделения разместили на аэродроме Ивер. На ознакомление с обстановкой и адаптацию к непривычному климату было отведено около месяца. В это время корпус вошел под оперативный контроль штаба 2-го авиакорпуса Люфтваффе, после чего в целях секретности 18-я и 20-я итальянские истребительные группы были обозначены как 18/JG56 и 20/JG56 соответственно, 13-я и 43-я бомбардировочные - как KG13 и KG43, а 172-я эскадрилья - как 1 (F) Aufklr.Gr. 172. Аэродромы базирования получили кодовые обозначения Dedalo (Мельсброек) и Icaro (Шеврез).

Итальянцам отвели зону действий южнее 53╟ северной широты и восточнее 1╟ восточной долготы. Объекты бомбардировок располагались вдоль побережья между Темзой и Гарвичем, включая устья Оруэлла и Стура. Впрочем, впоследствии был совершен один рейд вглубь территории до Кентербери.

Вопреки материалам, которые щедро тиражировала итальянская пресса, действия CAI оказались малоэффективными и сопровождались тяжелыми потерями. Проблемы, с которыми столкнулись итальянцы, впоследствии преследовали и советских летчиков на начальном этапе войны. Как и немецкие, итальянские самолеты проектировались в середине 30-х годов, однако с момента начала выпуска они практически не подвергались никаким модернизациям. Из 45 G.50bis, имевшихся в состав корпуса, только три были оснащены радиостанцияи и ни один не имел оборудования для полета по приборам. В результате итальянские летчики не имели опыта полетов ночью и в сложных метеоусловиях, что ограничило их действия дневными вылетами на сопровождение бомбардировщиков и воздушными патрулями. Сказывалось и банальное отсутствие опыта ведения реальных боевых действий - кратковременная кампания в Южной Франции не могла дать его. Даже оснащение пилотов для вынужденных посадок пришлось менять на аналогичное немецкое. Малопригодными в условиях Северной Атлантики оказались и пробковые спасательные жилеты, прозванные "колбасами", которые вскоре были заменены надувными немецкими.

Нельзя сказать, что итальянские самолеты были плохи. Оба итальянских истребителя были разработаны в 1936 - 1937 гг. Интересно, что обе машины стали этапными для фирмы "Фиат": CR.42 стал последним истребителем-бипланом этой фирмы, a G.50, соответственно, первым истребителем-монопланом. CR.42 создавался с учетом опыта боевого применения CR.32 в Испании и Эфиопии. Этот самолет отлично показал себя, однако уже стало очевидно, что время боевых самолетов подобной схемы безвозвратно уходит. Тем не менее, успех CR.32 позволил появиться последнему и, пожалуй, лучшему истребителю-биплану. CR.42, производство которого началось в 1939 г. Благодаря своей аэродинамически чистой форме и очень высокой прочности конструкции, он сочетал в себе лучшие качества маневренных бипланов и скоростных монопланов.

G.50 был старше на два года - его прототип совершил первый полет в феврале 1937 г Первый цельнометаллический моноплан итальянских ВВС, G.50 был современником Bf 109, "Харрикейна" и "Спитфайра". Но, если поначалу он имел вполне достойные для своего времени характеристики, то к 1939 г он уже начал устаревать. Вместе с тем, самолет был очень легок в управлении (что характерно для итальянских самолетов вообще), обладал отличной маневренностью, пилот имел хороший обзор из кабины, но мощность двигателя была явно недостаточной, что отражалось на скоростных характеристиках, а вооружение (два 12,7-мм пулемета) - слабоватым, хотя по массе секундного залпа примерно соответствовало восьмипулеметным батареям "Спитфайров" и "Харрикейнов". Хотя "стрелы" в январе 1939 г были отправлены в Испанию, однако поучаствовать в боях уже не успели, из-за чего не были сделаны должные выводы, и истребитель не получил ни более мощного вооружения, ни средств радиосвязи. Впрочем, тогда об этом никто особенно не задумывался - параллельно итальянские ВВС получали более многообещающий истребитель МС.200.

Бомбардировщик BR.20M на момент своего создания также соответствовал мировому уровню. До появления на бельгийских аэродромах "аист" успел поучаствовать в гражданской войне в Испании и Китае, а также повоевать в Южной Франции. BR.20M зарекомендовал себя как достаточно надежная живучая машина, но имел и свои недостатки. В частности, двигатели были весьма шумными и сильно вибрировали на некоторых режимах.

В общем, если такая матчасть была бы весьма к месту во время войны в Испании, то к концу "Битвы за Британию" она была уже слабовата. Ситуация осложнялась тем, что ни "Харрикейнов", ни "Спитфайров" итальянские летчики в глаза не видели (над Северной Африкой и Мальтой им противостояли немногочисленные "Гладиаторы", по комплексу летных характерисик и вооружению несколько уступавшие CR.42). О возможностях этих истребителей "макаронники" имели весьма смутные представления, которые были почерпнуты, в основном, из довоенных авиационных журналов. Правда, надо отметить, что летных экземпляров "Спитфайров" у немцев тогда тоже еще не было, но несколько "Харрикейнов" в исправном состоянии были в наличии в летных школах. Однако показывать их своим союзникам немцы почему-то не стали. В результате, когда итальянские летчики впервые столкнулись с английскими истребителями, они испытали настоящий шок.

Первый боевой вылет состоялся 24 октября. Целью были Феликстоу и Гарвич. В вылете приняла участие дюжина BR.20M из состава 13-й группы и шесть машин из 43-й. Первым в 20:35 в воздух поднялся самолет капитано Басси из 43о стормо, за ним последовали капитано Гас-тальди и тененте(лейтенант) Альбертини.

В 20:50 взлетел BR.20M капитано Карло Пагани из 5-й эскадрильи (бортовой ╧ММ21928). Спустя всего несколько минут самолет упал неподалеку от церкви в Хоутеме. Пагани, а также второй пилот фельдфебель (Maresciallo) Джованни Фавиа, штурман старший лейтенант (Tenente) Арриго Вардабассо, бортинженеры сержанты (Sergente) Паоло Бициокки и Альдо дель Монте и бортстрелок сержант Париде Астесати погибли.

К цели вышли только десять самолетов из 13-го стормо, отбомбившихся по Гарвичу с высоты 5000 - 5500 м. Зенитный огонь над целью оказался, по словам вернувшихся, неожиданно точным. Были потеряны два самолета. Правда экипажам обоих "подраненков" удалось дотянуть до своей территории. Один (борт ММ21895) был покинут экипажем во главе с капитано Басси в районе Камбрэ, а второй (борт ММ22624) разбился неподалеку от Люстина, а его экипаж возглавляемый капитаном Пессо благополучно приземлился с парашютами между Намюром и Шарлеруа. При этом только радист Армандо Паолини легко повредил ногу. На обратном пути самолет капитано У. Макиерапьдо совершил вынужденную посадку, при которой был сильно поврежден, в районе Лил-ле-Эпиной. Остальные восемь самолетов 13-й группы приземлились в Мельсброеке поздним вечером между 23:50 и 00:35.

Данные воздушной разведки полученные на следующий день были обескураживающими: потеряв сразу 22% вылетевших на задание самолетов, итальянцы уложили все бомбы в стороне от цели.

29 октября, в последний день "Битвы за Британию", было решено прибегнуть к новой тактике - был запланирован дневной налет с истребительным эскортом на порт Рэмсгейт. На задание отправились 15 бомбардировщиков из 43-го стормо под командованием майора М.Тенти под весьма сильным истребительным эскортом в составе 39 CR.32 и 34 G.506nc. Сверху всю эту армаду шедших в плотном строю итальянских самолетов сопровождала эскадрилья немецких ВШ9Е. Вскоре после вылета из-за неисправности двигателей три BR.20M повернули назад, причем два благополучно добрались до Шевреза, а один совершил вынужденную посадку в Остенд-Стене.

Полет к цели проходил на довольно малой высоте в плотном строю, крылом к крылу, несмотря на угрозу со стороны зенитной артиллерии. Итальянские самолеты большей частью сохранили свою характерную пустынную (зелено-коричневую окраску с ярко-голубым низом) окраску, так что находившиеся на земле свидетели их пролета были весьма удивлены и озадачены столь странным явлением в небе. Очевидно, зенитчики также засмотрелись на столь экзотическое авиашоу, из-за чего открыли огонь только через несколько минут, после того как итальянская армада пересекла береговую линию. При этом пять самолетов получили некоторые повреждения, а несколько членов экипажей были легко ранены. Пролетев над территорией Англии, что позволило находившимся на борту бомбардировщиков фотокореспондентам сделать несколько эффектных пропагандистских снимков для итальянских газет, вся армада повернула вправо и направилась к Рэмсгейту.

Хотя посты ВНОС сообщили о том, что бомбардировщики направляются вглубь Англии, но над целью итальянцы практически не встретили противодействия, так как к этому времени практически все английские истребители уже вернулись на свои аэродромы, и находящихся в готовности к немедленному взлету перехватчиков не имелось

В 17:45 бомбы были сброшены и самолеты развернулись на свои аэродромы. При этом поврежденный над целью BR.20M, ведомый командиром 241-й эскадрильи совершил вынужденную посадку как только пересек границу Бельгии. Погиб бортстрелок Джузеппе Монти - он запаниковал и попытался выброситься с парашютом, но высота была слишком мала, купол не успел раскрыться и авиатор разбился. Самолет сел на брюхо в миле от Курне. Остальные машины благополучно приземлились в Шеврезе.

1 ноября 26 "Фиатов" G.50bis из состава 20-й группы отправились с демонстрационными целями к английскому побережью и продефилировали над Кентербери, а 39 "Фиатов" CR.42 из состава 18-й группы засвидетельствовали свое почтение жителям Рэмсгейта и Дувра. В обоих случаях самолеты подверглись обстрелу со стороны зенитной артиллерией, но потерь не понесли.

В ночь на 6 ноября тринадцать BR.20M из 13-й группы удачно отбомбились по Харвичу и Ипсвичу без потерь со своей стороны, хотя один из самолетов был поврежден зенитным огнем. Позже свидетели налета из числа местных жителей и зенитчиков вспоминали, что звук моторов итальянских бомбардировщиков, в отличие от низкого тягучего гула немецких машин, был "довольно высоким и временами напоминал временами дребезжание жестяных консервных банок". Поначалу артиллеристы решили, что немцы задействовали ночные пикировщики для подавления позиций зенитной артиллерии. Однако ущерб от налета все же был не слишком большим. Гораздо больший резонанс вызвала информация службы радиоперехвата, которая откровенно потешалась, слушая разговоры в эфире. Как выяснилось, в полете итальянские пилоты даже не пытались соблюдать хотя бы подобие дисциплины и вовсю болтали на боевых частотах на отвлеченные темы, причем одним из главных вопросов обсуждавшихся "на столь высоком уровне" было количество ящиков "Кьянти" доставленное для завтрашней вечеринки! В результате, в Истребительном Командовании тут же окрестили итальянский авиакорпус "подразделением Кьянти"...

Культурно отдохнув, 8 ноября итальянцы были привлечены к расчистке воздуха над районами Дангинессом, Фолкстоном, Кентербери и Маргейтом. В тот день 22 С50бис из состава 20-й группы отправились на малой высоте к английскому побережью. Промчавшись над береговой чертой, "стрелы" начали набирать высоту. По стечению обстоятельств, их курс пересекли четыре новейших английских "Спитфайра" Mk.ll из состава 19-й эскадрильи, выполнявших патрульный полет. Итальянцы довольно точно атаковали англичан снизу-спереди и смогли повредить истребитель комэска сквадрон лидера Брайана Лейна (к этому времени имел шесть подтвержденных побед, одну с пометкой "вероятно" и один поврежденный самолет), который и возглавлял английское звено. Однако, в завязавшемся воздушном бою его коллеги не дали италянцам добить поврежденный самолет, правда и сами не сбили не одного. Впрочем, Лейну в тот день также было не суждено вернуться в Даксфорд, где базировалась его 19-я эскадрилья. На обратном пути поврежденный мотор отказал, и он посадил свою новенькую "двойку" (сер. ╧Р7377) на аэродроме в Истчерче.

Любопытно, что в своем рапорте Лейн посчитал, что его атаковал по ошибке "Харрикейн". В сущности, в этом нет ничего удивительного, так как он заметил проносившиеся мимо с набором высоты итальянские истребитель в основном сзади-сбоку и не мог видеть звездообразного мотора, но зато обратил внимание на горбатый фюзеляж и широкий киль, очень похожие на те, которыми обладал "Харрикейн" I. Замечу, что никто из итальянских летчиков на эту несомненную победу не претендует и это понятно: все были потрясены возможностями "Спитфаров", которые, как отмечалось в документах "развивают очень высокую скорость, быстро набирают высоту и легко выходят из-под атаки на виражах..."

В ночь на 11 ноября пять BR.20M из состава 43-го стормо вновь наведались в окрестности Рэмсгейта. На этот раз каждый экипаж действовал индивидуальной снова итальянцам удалось избежать потерь.

11 ноября, в тот день, когда англичане вывели из строя едва ли не половину итальянских линкоров в Таранто, был осуществлен очередной дневной налет. Предполагалось участие десяти BR.20M из состава 99-й группы, которых должен был вести к цели майор Б.Чикку, а также группы прикрытия из 42 CR.42, 46 С50бис и эскадрильи Bf109E на случай непредвиденных обстоятельств. Причем на этот раз в непосредственном сопровождении бомбардировщиков должны были идти только истребители-бипланы, а монопланы вместе с "мессерами" должны были составить две группы свободного маневра, которые должны были отсекать от бомбардировщиков поднятные по тревоге английские перехватчики и организовать выход из боя. Однако погода власно внесла свои коррективы в этот план: вскоре после взлета Bf109 и G.50bis потеряли своих подопечных из виду, а последние вскоре вообще рассеялись в мощных облаках на мелкие группы и одиночные машины. Собрать вновь все "стрелы в один колчан" без помощи радио было немыслимо и командир эскадрильи "Мессершмиттов" посчитал, что даже если "аисты" и не повернут обратно, то сложные метеоусловия вполне предохранят их от встречь с "Харрикейнами" и "Спитфайрами".

Между тем, идти выше облаков группа BR.20M не могла по чисто техническим причинам: каждый самолет нес по три 250-кг бомбы и полный запас горючего, а верхняя кромка облаков по данным самолетов метеоразведки находилась выше 7000 м, что заметно превышало возможности силовых установок полностью загруженных машин. Кроме того, нельзя было сбрасывать со счета жуткий холод, царивший на этой высоте, весьма пагубным образом сказывавшийся на работе гидравлических и некоторых других систем итальянских самолетов. По этой причине к цели решили идти под облаками.

В 14:40 на высоте 3700 м итальянцы появились над Гарвичем. Еще находясь над серединой Ла-Манша они были обнаружены радарами, а в момент пересечения береговой черты, патрулировавшие звенья "Харрикейнов" из состава 17-й и 257-й эскадрилий уже поворачивали навстречу незваным гостям. Поскольку они поднялись в воздух примерно в 13:30, то операторы центра управления вполне обоснованно предполагая, что у патрульных экипажей осталось не слишком много горючего, отправили к ним на помощь из района Фоулнесса "висевшие" там "Харрикейны" 46-й эскадрильи, а также часть сил из состава наряда 249-й эскадрильи, которая обеспечивала ПВО конвоя каботажных судов.

Между тем, погода над Англией была явно лучше, нежели над континетальным побережьем, и эта гримаса судьбы сыграла с "макаронниками", лишившимися значительной части своего прикрытия, весьма злую шутку. Лететь итальянцам до Гарвича оставалось еще почти 20 км, а "томми" уже были тут как тут. Флайт-лейтенант Питер Блетчфорд (cep.╧V6962), возглавлявший "Харрикейны" 257-й эскадрильи, отдал приказ набрать перед атакой высоту 4500 м, после чего атаковать строй бомбардировщиков справа-сверху. Внизу девятка бомбовозов в тесном строю "клин звеньев" шла на северо-запад на высоте около 3700 м. Разгоняясь на снижении, "томми" пошли в атаку, но, как оказалось, пилоты итальянских истребителей заметили англичан раньше, забрались выше и так же ринулись в бой. Почти мгновенно образовался "слоеный пирог": выше всех были итальянские истребители, но "Харрикейны" были заметно быстроходнее, и полученное позиционное преимущество пилоты CR.42 реализовать не смогли, поэтому "Харрикейны" без особого урона подошли к бомбардировщикам на дальность эффективного огня из своих пулеметов.

Блетчфорд атаковал BR.20M, который был крайним в правой части строя. Шквал пуль из восьми пулеметов выбросил из крыла и фюзеляжа вражеской машины с десяток мелких обломков, но она почему-то даже не загорелась. Развернувшись для новой атаки, флайт лейтенант выпустил две прицельные очереди по другому бомбардировщику, замыкавшему левый фланг вражеского строя. Видимо на этот раз Блетчфорду удалось убить или тяжело ранить пилота, но возможно было перебито управление, так как "Аист" завалился на крыло и практически вертикально пошел вниз, взорвавшись над поверхностью моря. На эту победу претендует также пайлот офицер Кэрол Пниак (cep.╧V7292). Он обстрелял тот же самолет. Затем Пниак обстрелял другой BR.20M, который задымил и со снижением направился к побережью.

В это время пайлот офицер Кей атаковал крайний правый бомбардировщик, который, оставляя шлейф дыма, покинул строй и был окончательно добит пайлот офицером С.Е.Эндрюсом. Кроме Кея и Эндрюса этот же самолет атаковали пайлот офицеры Дж.Норт и П.А.Мортимер из 257-й эскадрильи. В этот момент подошли "Харрикейны" 46-й эскадрильи и тут же, не тратя времени на перестроение перед атакой, веером разошлись на выбранные цели. Едва экипаж атакованного Нортоном и Мортимером BR.20 смог перевести дух, как по обшивке вновь застучали пули: в атаку шли "Харрикейны" флайт лейтенанта Л.М.Гонса и сержанта РДж.Пэррота из состава 46-й эскадрильи. Тем временем Пниак и Кей атаковали еще один самолет.

Норт также нашел себе новую цель и методично всаживал одну за другой короткие очереди в бомбардировщик, который покинул строй и со снижением пошел к побережью. Решив довести дело до конца, пай-лот офицер продолжал преследование. Внезапно пулеметы английского истребителя смолкли (кончились патроны), а за тем Норт к своему удивлению увидел, как вражеский двухмоторник сбрасывает бомбы и выпускает шасси, доворачивая на ровный песчаный пляж, но приземлиться ему было не суждено: спикировавший на него "Харрикейн" пайлот офицера Мортимером дал очередь, после чего вспыхнувшая машина беспорядочно рухнула в море. Один из членов экипажа покинул самолет, но слишком рано раскрыл парашют, и его купол зацепился за хвостовое оперение. Свою лепту в уничтожение этого BR.20M внес и сержант Пэррот, подавивший стрелковую точку бомбардировщика и зажегший один из его двигателей.

Пайлот офицер Дж.Легетт из 46-й эскадрильи обстрелял BR.20M, который свалился на крыло и упал в море. Один из членов экипажа успел покинуть самолет. Другой BR.20M увернулся от последовательных атак Пниака и Норта, но был атакован сразу тремя пилотами 46-й эскадрильи - пайлот офицерами Легеттом и Хедли, а так же сержантом Уокером. BR.20M вспыхнул, но даже несмотря на быстро распространявшийся пожар продолжал в уже в одиночку(М) упорно прорываться к Ипсвичу. Возможно эта отчаянная отвага в других условиях и принесла бы свои плоды, но в данном случае она только привлекла внимание пилотов еще нескольких "Харрикейнов". Последовало еще несколько атак, и потерявший скорость объятый пламенем самолет беспорядочно упал на лес в 16 км восточнее города.

Последний бомбардировщик был атакован сержантом С.Е.Лукасом из 257-й эскадрильи, который повредил один из двигателей, затем пайлот офицер Б.Дэйви из той же эскадрильи последовательно атаковал его сначала справа, а потом снизу. Он последним видел этот самолет, причем оба его двигателя уже горели.

Пока "Харрикейны" расправлялись с бомбардировщиками, к полю боя приближались "Спитфайры" 41 -й эскадрильи. Они опоздали к сражению с BR.20M, но первыми вступили в бой с CR.42. Итальянские "соколы" и на этот раз оказались выше, и первым попал под обстрел "Спитфайр" Mk.II (сер ╧Р7322) флаинг офицера Эдварда Престона Уэллса. Уэллс увернулся и успел повредить один CR.42, прежде чем итальянские истребители исчезли из виду. В этот момент итальянцы атаковали "Харрикейны", потрошивших одного за другим "Аистов".

Появившиеся CR.42 помешали Питеру Блетчфорду атаковать очередной BR.20M, а потому, переключившись на новых противников, он поймал в прицел один из "Фалько" и открыл огонь, но промахнулся. В следующий момент он оказался втянут в общую свалку. С трудом ему удалось "сесть на хвост" верткому биплану, но едва он открыл огонь как сразу закончились боеприпасы. Блетчфорд догнал CR.42 и таранил его, ударив пропеллером по верхнему крылу. "Фалько" резко пошел вниз, а Блетчфорд отправился на базу, однако увидел "Харри-кейн", который атаковали сразу три CR.42. Он сымитировал атаку, после чего итальянцы поспешили скрыться. По возвращении на базу Блетчфорд обнаружил, что лопасти пропеллера его истребителя забрызганы кровью, а две из них стали короче примерно на 20 см.

В это время сержант Лукас из 257-й эскадрильи, выходя из атаки на бомбардировщики, заметил ниже и позади себя вражеские истребители. Он тут же развернулся и атаковал один из них в лоб. Его оппонент тут же свалился в штопор, а в следующий момент Лукаса атаковали сразу четыре "сокола", и ему пришлось уйти в облака, однако он успел увидеть, как подбитый CR.42, вращаясь, упал в море. Впрочем, вполне может быть, что Лукас видел падение другого самолета.

В то время, как 46-я эскадрилья продолжала разбираться с бомбардировщиками, флайт офицер Гоне увидел CR.42, который собирался атаковать английские истребители. Гоне открыл огонь с близкой дистанции, и CR.42 вошел в пике, пытаясь оторваться от противника. Гоне, снизив газ чтобы оставаться выше, последовал за ним, но потерял противника из виду на фоне земли и решил выйти из пике, но тут в поле го зрения появилась сразу пара CR.42. Гоне обстрелял один из них, затем увидел еще одну пару и, сблизившись с ними примерно до 130 метров, открыл огонь. CR.42, напоровшийся на очередь пулеметов, продолжал лететь прямо, но стал терять высоту (видимо, пилот был убит). Затем Гоне обстрелял с расстояния около 70 метров второй "Фалько", который загорелся и упал в море в 22 км восточнее Офорднесс.

Пайлот офицер Карел Мрацек, который до войны служил в ВВС Чехословакии, а теперь летал в составе 46-й эскадрильи, из-за неисправности двигателя его "Харрикейна" (cep.╧V7610) отстал от строя и прибыл к месту боя позже. Он увидел двухмоторные бомбардировщики, которые шли пятью тройками, и опознал их как "Фиаты" BR.20M. Вот как он позже вспоминал об этом бое:

"Итальянцы проследовали восточнее Саутэнда, затем со снижением стали уходить к Маргейту, Стрейтсу и Кале. Когда они совершили разворот, я увидел, что три горящих бомбардировщика падают, а их экипажи выбросились с парашютами.

В этот момент я увидел тридцать или сорок неизвестных мне бипланов. Я решил, что это CR.42, которые спешили на выручку бомбардировщикам. Они, не замечая меня, двигались наперерез. Я открыл огонь, и один из них, вспыхнув, стал падать, тогда как остальные ринулись в бой. Благодаря отличной маневренности CR.42, зашел мне в хвост, но мне удалось стряхнуть его и обстрелять. Он задымил, загорелся и стал терять высоту."

Первый сбитый Мрацеком "Фиат" упал в 7 км от Офорднесса, второй - на полтора километра ближе. Мрацек также упоминает и о том, что неподалеку от первого сбитого им CR.42 упал еще один - вероятно это был один из сбитых Гонсом. Несмотря на столь блистательную победу, Мрацеку тоже досталось от итальянцев, изрешетивших ему бензобаки, и вскоре стрелка указателя топлива уперлась в нулевую отметку. К счастью, чехословацкому летчику удалось выйти из боя и приземлиться в Рочестере. На пробеге двигатель остановился - баки были пусты.

Следующую победу записал на свой счет флайт-лейтенант Норман Уитмор Барнетт из 46-й эскадрильи. Он не участвовал в бою с бомбардировщиками, но, как только с юга подошла группа CR.42, атаковал ведущую пару. Обстреляв один "Фиат", он сосредоточил свой огонь на другом, пока не закончились патроны. Барнетт четко видел попадания пуль в фюзеляж CR.42, но тот не загорелся, а только начал плавно терять высоту. Пайлот офицер Хедли из 46-й эскадрильи также обстрелял этот CR.42, а затем изрешеченный итальянский биплан был добит третьим "Харрикейном". Наконец, сержант Л.Д.Варне из 257-й эскадрильи также атаковал истребители, летевшие четверками. Один CR.42 сорвался в вертикальное падение, остальные три перешли в контратаку, и, прежде чем Барнсу удалось оторваться от них, его "Харрикейн" получил несколько крупнокалиберных пуль.

На обратном пути CR.42 были атакованы "Харрикейнами" 249-й эскадрильи. Уинг коммандер В.Бимиш обстрелял один из них в 30 - 40 км восточнее Саутволда и записал на свой счет предположительную победу. Тогда же лейтенант Роберт Бартон атаковал двухмоторный самолет, который загорелся и упал в море. Сам Бартон идентифицировал свою жертву как Ju86R хотя это вполне мог быть один из отставших BR.20M. Впрочем, вероятнее всего это был заблудившийся штабной FW58 из состава и III/JG51, который пилотировал унтер-офицер К.Ниспель.

По возвращении на свои базы обе стороны стали подсчитывать свои победы и потери. Англичане заявили о девяти сбитых и одном поврежденном BR.20M, пяти безусловно сбитых и четырех предположительно сбитых CR.42, еще три CR.42 были записаны как поврежденные. Список претензий английских летчиков дается в таблице

Официальное сообщение начальника полиции графства Суффолк гласило: "11 ноября 1940 в в 13:45 два боевых порядка итальянских бомбардировщиков были перехвачены истребителями Королевских ВВС над побережьем Суффолка. Около восьми немецких и семь итальянских самолетов упали в море, три совершили вынужденные посадки на территории графства Суффолк, включая биплан Fiat CR.42, пилот которого был задержан и отправлен в штаб командования округом в Ипсвиче.

В плен взяты старший лейтенант П. Аппиан, очень хорошо одетый, и другие летчики, разнообразно одетые. Офицер, говоривший по-английски, сказал, что при полете на высоте 14000 футов из-за недостатка кислорода пилоты утратили реакцию.

Пленные были обеспокоены своей дальнейшей судьбой. Они говорили, что их бипланы обладают маневренностью, которой нет у

"Харрикейна", но при этом существенно проигрывают в скорости английским машинам, которые благодаря этому легко могут выйти из-под атаки почти в любой момент."

На самом деле итальянцы потерял в тот день только три BR.20M из состава 99-й группы и три CR.42. Два бомбардировщика (сер. ╧ММ22267, борт 242-3), пилотируемый лейтенантом (Sottotenente) Энцио Скуаццини, и (сер. ╧ММ22620, борт 243-10), которым управлял лейтенант Эрнесто Бьянки, упали в Северное море. Третий BR.20M, (сер. ╧ММ22621, борт 243-2), который пилотировал старший лейтенант (Tenente) Пьетро Аффиани, разбился в Тангхемском лесу, сбитый трио Легетт-Хедли-Уокер при предположительном участии Пниака. Радист авиатор 1-го класса Армандо Паолини, был убит при атаке английских истребителей, а второй пилот сержант Джулиано Риполини и бортинженер авиатор 1 -го класса Эммануэле Дегаспери, ранены. Риполини, Дегаспери, Аффиани и фотограф эскадрильи авиатор 1-го класса Марио Пенса попали в плен, причем Риполини от полученных ранений умер по пути в госпиталь. То, что осталось от бомбардировщика, было собрано и доставлено в исследовательский центр в Фарнборо для изучения. До этого летчики 257-й эскадрильи навестили место его падения и позаимствовали два летных шлема, нож и стальную каску, которые потом с гордостью демонстрировали кактрофеи. Часть членов экипажей двух других бомбардировщиков была подобрана судами и также попала в плен.

Один из CR.42 (сер. ╧ММ6978) из состава 83-й эскадрильи, пилотируемый сержантом Энцо Паникки, был сбит флайт лейтенантам Гонсом и упал в море. Второй "Фалько" (сер. ╧ММ6976) из 85-й эскадрильи, совершил вынужденную посадку неподалеку от железнодорожной станции Кортон. Сержант Антонио Лаззари попал в плен. Третий "сокол" (сер. ╧ММ5701), пилотируемый сержантом Пьетро Сальвадори из 95-й эскадрильи, из-за отказа двигателя совершил вынужденную посадку на пляже возле маяка Орфорднесс. Еще до того, как истребители вступили в бой, на самолете Сальвадори лопнул маслопровод. Двигатель начал перегреваться, из-за чего Сальвадори покинул строй и лег на обратный курс. Над побережьем его догнал "Харрикейн", пилот которого оценил ситуацию и, покачав крыльями, приказал ему садиться.

На допросе Сальвадори рассказал, что итальянские летчики не понимают, зачем их сюда послали, они морально подавлены и не хотят воевать. Итальянцы плохо переносят местный климат, командование некомпетентно, а немецкие союзники плохо относятся к "макаронникам", даже не снабжают их продуктами и медикаментами. В общем, итальянский пилот был счастлив, что попал в плен и избавился от угрозы гибели. Не считая погнутых при капотировании лопастей винта, самолет был практически исправен, так что его сразу же отправили в тыл для испытаний. Он получил бортовой номер ВТ474 и в настоящее время экспонируется в "Королевском Музее Битвы за Британию" в Хендоне.

Испытания трофейного CR.42 показали, что, хотя он и несколько уступает в скорости "Харрикейну", но существенно превосходит последний в маневренности. Если бы итальянские пилоты вступили в бой и вели себя более агрессивно, англичане могли бы недосчитаться части своих истребителей в тот день. По результатам испытаний было признано, что оптимальной тактикой боя с вертким бипланом является испытанная тактика удара и последующего ухода. Впоследствии этот опыт пригодился англичанам в боях над Мальтой и Северной Африкой.

В свою очередь, итальянцы заявили о девяти сбитых английских истребителях. Один из них был записан на счет старшего лейтенанта Джузеппе Руззина. Надо сказать, что Руззин был одним из самых опытных летчиков итальянского авиакорпуса: он открыл свой боевой счет еще в Испании, летая на "Фиате" CR.32. По окончании Испанской кампании он имел на своем счету четыре персональных и столько же (по другим данным - шесть) побед в составе группы. Затем он участвовал во вторжении в Южную Францию и 15 июня 1940 г. сбил истребитель МВ-151.

Когда "Харрикейны" 249-й эскадрильи атаковали возвращающиеся итальянские самолеты, Руззин обстрелял один "Харрикейн". Как он позже доложил, ""Харрикейн" задымил и стал терять высоту". Еще на один сбитый "Харрикейн" претендовали бортстрелки бомбардировщиков, однако фактически англичане не понесли потерь в бою с итальянцами2 в тот день, только два "Харрикейна" получили повреждения.

Хотя англичанам удалось сбить только шесть самолетов, очень многие итальянские машины получили повреждения. Четыре BR.20M совершили вынужденную посадку на дюнах Дюнкерка и на аэродроме Дерни в районе Антверпена, 19 CR.42 не добрались до своих баз из-за повреждений или потери топлива из пробитых бензобаков. Самолеты сержанта Сантини (сер. ╧ММ5676) и старшего лейтенанта Таккини (сер. ╧ММ5662) из 83-й эскадрильи были разбиты при посадке. Без капли топлива пришлось садиться будущему асу лейтенанту Франко Бордони-Бислери. Самолеты старшего лейтенанта Рамоло Артины и лейтенанта Пеппо Ре при посадке перевернулись, но сами пилоты при этом не пострадали.

Следует упомянуть о том, что для отвлечения внимания британской ПВО в тот день пять "Кантов" Z.1007bis из состава 172-й эскадрильи в сопровождении 24 G.506nc 20-й группы совершили демонстративный полет в район Грейт Ярмута, но не встретили никакого противодействия. Единственной неприятностью можно считать то, что некоторые пилоты истребителей получили обморожения - "стрелы" имели открытые кабины. К тому же отсутствие радиооборудования на истребителях сильно затрудняло совместный полет.

Об итогах 11 ноября лучше всего было сказано британским премьером Черчиллем: "От них было бы намного больше пользы, если бы они защищали свой флот в Таранто".

На следующий день итальянцам удалось несколько поквитаться со своими обидчиками из 46-й эскадрильи. Маресчиалло Германо Гасперони из 74-й эскадрильи сумел сбить "Харрикейн" сержанта Уокера. Видимо, Уокер был убит или тяжело ранен, так как он не смог покинуть самолет и погиб. Тем не менее, после полученного урока итальянцы на несколько дней прекратили полеты. Причиной столь печального завершения вылета признали неумение экипажей вести оборонительный бой, а также отсутствие боевого опыта. Сразу же часть пилотов отправили стажироваться в эскадрильи Люфтваффе.

Очередной вылет состоялся в ночь на 18 ноября, когда шесть BR.20M из состава 43-го стормо отбомбились по Гарвичу и безнаказанно ушли. В тот же день по требованию Люфтваффе два CR.42 были переброшены во Флиссинген в качестве разведчиков и ночных истребителей.

20 ноября, примерно в 10:10, одиночный BR.20M из состава 13-го стормо отправился бомбить Норвич, но вернулся из-за плохой погоды на маршруте. Спустя несколько часов, между 23:30 и 00:45 дюжина BR.20M из этого же соединения все же добралась до цели, сбросив всего лишь семь 250-кг и семнадцать 100-кг фугасных бомб. При этом ночным истребителем был сбит один из самолетов 5-й эскадрильи (сер. ╧ММ22257). Утром тела старшего лейтенантаС. Паоли исержан-та Ч.Рилдани были найдены на побережье Вассенаара без парашютов, но в спасательных жилетах, что свидетельствует о том, что бомбардировщик мог некоторое время продержаться на плаву. Три остальных члена экипажа до сих пор считаются пропавшими без вести.

23 ноября истребительный патруль итальянцев совершал полет по маршруту Дюнкерк - Маргейт - Истчерч - Фолкестоун - Кале. Группу из 26 CR.42 вел майор Восилла (командир 18-й группо), его ведомым был лейтенант Франко Бордони-Бислери. Их сопровождали 24 С50бис 20╟ группо, двигавшиеся параллельным курсом на некотором удалении. Примерно в 11:40 "Спитфайры" Mk.ll из состава 603-й эскадрильи поднялись в воздух из Хорнчерч и направились на юг. Над Фолкестоуном они настигли двигавшиеся на запад CR.42 и атаковали их сзади. Два "Фалько" были сходу сбиты и упали в море. Старший лейтенант Гвидо Мазза из 83-й эскадрильи и старший сержант Дж. Грилло из 95-й эскадрильи были признаны пропавшими без вести. Самолеты старшего сержанта Кампанилле и сержанта Мелано получили сильные повреждения, из-за чего не дотянули до аэродромов базирования и совершили вынужденную посадку. Позже обнаружилось, что Кампанилле спас жизнь парашют, в котором застряло несколько пуль.

Тем временем итальянцы оправились от неожиданности и вступили в бой. Первым удалось открыть прицельный огонь английским истребителям. Один "Спитфайр" обстрелял "Фиат" старший лейтенант Чезаре Гуинтелла, но пилот последнего не растерялся и, выполнив переворот через крыло, оказался на хвосте у своего противника, после чего в свою очередь открыл огонь, добившись нескольких попаданий. Маресчиалло Феличе Соцци из 83-й эскадрильи атаковал "Спитфайр", который обстреливал "Фалько" старшего сержанта Луиджи Горрини, который, в свою очередь, атаковал английский истребитель. Сам Соцци не избежал вражеского огня, получив несколько пуль в оба легких. Несмотря на тяжелейшие ранения, Соцци удалось дотянуть до побережья Бельгии и совершить вынужденную посадку! После выздоровления Соцци был награжден Серебряной медалью за воинскую доблесть.

603-я эскадрилья в тот день претендует на семь сбитых и два предположительно сбитых CR.42. Пайлот офицер Арчи Л .Уинскилл и сержант А.С.Дарлинг претендуют на два сбитых CR.42 каждый. Причем у Уинскилла это были первые победы. По одному "Фалько" записали на свой счет пайлот офицеры Рональд Берри (9-я победа) и Б.Р.МакНамараи флаинг офицер Д.Дж.Колин Пинкни (третья победа). На предположительные победы претендуют Берри и флаинг офицер Джон С. Боултер. Это была его последняя победа - 17 февраля 1941 г. Боултер погиб в аварии. Пайлот офицер Ф. Дэвид С. Скотт-Малден претендует на два поврежденных CR.42.

Итальянцы заявили о пяти сбитых самолетах противника. Фактически только один "Спитфайр" Арчи Уинскилла был поврежден. Сам пилот не пострадал, а пробитый пулями фонарь быстро заменили.

Едва 603-я эскадрилья вышла из боя, как командование Королевских ВВС получило информацию о других вражеских самолетах в регионе. В 12:25 92-я и 74-я эскадрильи взлетели из Биггин-Хилла. В нескольких милях южнее Дувра пилоты 92-й эскадрильи обнаружили самолеты, идентифицированные как Bf109, которые уклонились от боя. Пилоты 20-й группо, в свою очередь, доложили об обнаружении английских истребителей, но в бой не вступали. Очевидно, именно их и приняли за "Мессершмитты" английские летчики.

25 ноября 25 CR.42 из Кале патрулировали в районе Маргейт. Из-за плохой погоды англичане перехватчиков не высылали.

В ночь на 28 ноября шесть итальянских бомбардировщиков, не встретив никакого противодействия, отработали по Ипсвич и благополучно вернулись на базы. Утром тех же суток 23 С50бис в сопровождении немецких Bf109 и 24 CR.42 прошлись по маршруту Эшфорд - Мэйдстоун - Дангинесс, но не встретили ни одного неприятельского самолета.

В ночь на 29 ноября десять BR.20M из 13-го стормо провели очередной ночной рейд на Гарвич, Ипсвич, Лоустофт и Грейт Ярмут.

Выйдя к назначенным целям, их экипажи сбросили всего лишь 41 100-кг и 20 50-кг бомб. Бомбардировщики над целью встретили сильным зенитным огнем, и на обратном пути при заходе на посадку один из бомбардировщиков (сер. ╧ ММ21908) упал на ферму в Завантерне. Все шесть членов экипажа во главе с командиром экипажа - старшим лейтенантом Т.Ребусчини - погибли.

Затем итальянцы взяли недельный тайм-аут, который завершился в ночь на 6 декабря, когда 12 бомбардировщиков без потерь отбомбились по Ипсвичу. В ночь на 14 декабря 17 BR.20M из состава 13-го и 43-го стормо вместе с немецкими бомбардировщиками Do17Z из KG2 совершили беспокоящий рейд на цели на восточном побережье Англии. Один из итальянских бомбардировщиков был поврежден зенитным огнем над Гарвичем.

Следующий налет на Гарвич был совершен в ночь на 22 декабря, когда город бомбили шесть BR.20M из состава обоих бомбардировочных соединений. Один из самолетов вернулся на базу с повреждениями, которые итальянцы приписали британскому ночному истребителю, однако никто из английских летчиков не сообщал о воздушном бое в том районе. В следующую ночь шесть самолетов из состава 43-го стормо отбомбились по Гарвичу.

25 декабря командир 240-й эскадрильи решил в одиночку преподнести рождественский подарок англичанам и попытался прорваться к Лондону. В районе Эббевилла его BR.20M был обнаружен патрулирующими в воздухе истребителями и сбит. Экипаж успел выброситься с парашютами и попал в плен. Это был последний вылет итальянцев в районе Ла-Манша. Естественно, никакого весомого урона англичанам нанести не удалось, и, в конце концов, это осознали даже в Риме. 3 января 1941 г. все оставшиеся BR.20M и CR.42 взлетели со своих белигийских аэродромов базирования и направились в Италию. С50бис остались в Бельгии для "оказания помощи и поддержки" Люфтваффе. Впрочем, немцы не питали иллюзий в отношении своих союзников, так что вся помощь итальянцев свелась к совместному патрулированию побережья Голландии, Бельгии и Франции, продолжавшемуся до 15 апреля 1941 г. В этот же период "макаронники" приступили к освоению Bf109E-4 и Е-7, на которых летали в составе JG51 в Казо, Франция. Это соединение, возглавляемое лучшим на тот момент немецким асом оберстом Вернером Мельдерсом, ударными темпами перевооружалось на новейшие Bf109F-2 и потому на его аэродромах имелся некоторый избыток "Эмилей". Позже несколько машин этой модификации "макаронники" "выклянчили" во II/JG54, которая вместе с первой и третьей группой 54-й эскадры также переоснащалась на более мощные "Фридрихи".

Одним из первых итальянцев, освоивших "мессер", был будущий ас капитано Фурио Никло Дольо. Немецкий истребитель так понравился итальянцам, что они потребовали у командира своего стормо немедленно купить сто таких машин! Немцам, готовившимся к вторжению в Советский Союз, самим не хватало современных самолетов и, естественно, они не собирались продавать столько нужных им самим Bf109, однако согласились предоставить "Мессершмитты" для вооружения одного стормо. К разочарованию итальянских пилотов, командование "Реджиа Аэронаутика" не дало согласия на это. Тому есть несколько причин. Во-первых, Муссолини уже успел прославиться своим желением поддержать отечественное авиастроение, а во-вторых, уже вышли на испытания новые истребители МС.202 и Re-2001, которые не уступали, а кое в чем даже и превосходили Bf109E. К тому же они оснащались тем же двигателем DB601 А, который по лицензии начал производиться фирмой "Альфа Ромео" как RA 1000R.C. 41 -1.

3 апреля 1941 г в летном происшествии погиб сержант Ремо Менегини из состава 353-й эскадрильи. Еще одну потерю корпус понес 13 апреля. Примерно в 11:45 старший лейтенант Марио Ронкалли из состава 352-й эскадрильи взлетел на перехват неопознанного вражеского самолета. Вскоре Ронкалли доложил об обнаружении цели, идущей на высоте около 300 м над Восточной Фландрией, но неожиданно прервал выполнение задания и направился к аэродрому Урсель. Его самолет упал неподалеку от Стеенбрюгге, где пилот и был похоронен. Поскольку в тот день ни один самолет Королевских ВВС не появлялся в воздушном пространстве над тем районом, было сделано заключение, что Ронкалли потерял управление. Это была последняя потеря CAI, а 16 апреля 20-я группа покинула Бельгию и направилась домой.

По возвращении в Италию 13-й и 43-й стормо были доукомплектованы до штатного состава и приняли участие в кампаниях против Греции и Югославии. Бипланы 18-й группы отправились воевать в Ливию, где к ним позже присоединились "Фиаты" 20-й группы.

Дальнейшая судьба участников этой битвы сложилась по-разному.

Лейтенант Франко Бордони-Бислери воевал в Северной Африке, сначала на старом CR.42, затем - на МС.200 и МС.202. В ноябре 1942 г. он попал в автомобильную аварию, после лечения вернулся к полетам, освоил МС.205. К концу войны Бордони-Бислери дослужился до старшего лейтенанта и имел на своем счету 19 сбитых (в том числе шесть В-17) и еще четыре предположительно сбитых английских и американских самолетов. Он также претендует на 18 сбитых в составе группы. После войны Бордони-Бислери возглавил семейное предприятие по производству спортивных товаров, позже стал главой аэроклуба Милано-Брессо. Прославленный ас погиб 15 сентября 1975 г в возрасте 62 лет. Возвращаясь из Милана в Рим на легком самолете SF.260, он попал в грозу и врезался в гору в районе Кьявари. Вместе с Франко Бордони-Бислери погибли его десятилетний сын Франческо и близкий друг Джованни Аллегри.

Капитан Фурио Никло Дольо также стал асом. Он погиб над Мальтой 27 июля 1942 г, имея на своем счету семь побед. Дольо пал жертвой лучшего канадского аса Джорджа Берлинга из 249-й эскадрильи (статью о последнем можно прочитать в ИА ╧2/2000).

Старший лейтенант Джузеппе Руззин закончил Королевскую Военно-Воздушную Академию. Позже он летал на МС.200, МС.202 и МС.205, прикрывая итальянские конвои в Средиземном море. В ноябре 1942 г его эскадрилья перебазировалась на Сицилию, а в июне 1943 г. была перевооружена на Bf109G-6. К концу войны он одержал шесть побед лично и четыре в составе группы, кроме того на его счет записаны восемь поврежденных самолетов противника. Он был награжден двумя Серебряными и одной Бронзовой медалями за воинскую доблесть, Крестом за воинскую доблесть и немецким Железным крестом 2-го класса. В настоящее время Руззин проживает в Генуе.

Капитан Джорджио Солароли ди Бриона принимал участие в боях над Мальтой, отражал атаки американской авиации на объекты на территории Италии. Был награжден двумя Серебряными и одной Бронзовой медалями за воинскую доблесть и немецким Железным крестом 2-шл класса. К концу войны имел 11 личных, групповых и семь предположительных побед. После войны занимался сельским хозяйством, был председателем туринского аэроклуба. Умер в 1996 г.

Лейтенант Феличе Скваццони до конца войны одержал всего две победы. После капитуляции Италии в 1943 г перешел на службу в Итальянские Национальные Республиканские ВВС.

Флайт лейтенант Норман Барнетт вскоре вслед за итальянцами последовал на Средиземноморский ТВД, где был сбит и погиб над Мальтой в бою с МС.200 из состава 7-й группо 11 июня 1941 г. На эту победу претендуют старший лейтенант Чибин и сержант Факкини.

Пайлот офицер Карол Мрацек до конца "Битвы за Британию" успел повоевать в составе 43-й и 46-й эскадрилий. Позже он дослужился до скуодрон лидера и командовал 313-й (чехословацкой) эскадрильей, а затем в чине уинг коммандера - всем чехословацким авиакрылом. После войны Мразек вернулся в Чехословакию, проживал в Яблонце, где и скончался 5 декабря 1998 г.

Весной 41-го стало окончательно ясно, что без непосредственной военной поддержки Германии итальянские вооруженные силы не в состоянии вести боевые действия. Однако зимой 1942 - 1943 гг. стало очевидно, что силы Вермахта и Люфтваффе также не безграничны. Под Сталинградом сложил головы почти весь итальянский экспедиционный корпус (CSIR), а после высадки союзников на Сицилии Италия раскололась на два лагеря, и теперь "макаронников" били все сразу. Тем не менее, Италии, удалось начать войну в стане агрессора, а завершить в числе стран-победительниц!

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

Вы будете вакцинироваться от COVID-19, если вакцина будет бесплатной?

Реклама
Реклама