История авиации второй мировой. Румынские эскадрильи. 22 июня 1941 года

2009-12-14 16:51 775 Нравится 2

Действия румынских ВВС в годы Второй Мировой войны представляют собой малоисследованный эпизод истории воздушных войн. Однако румынским летчикам пришлось встречаться в воздухе, как с советскими, так и с американскими "коллегами". Мало того на заключительном этапе они сбивали и германские самолеты.

Недаром в составе этих сравнительно небольших ВВС было несколько асов, которые заняли достойное место в мировой "табели о рангах". Однако в этой статье авторам хотелось бы затронуть действия румынской авиации в первый день войны, которую на всем "постсоветском" пространстве по-прежнему называют Великой Отечественной.

Состояние ВВС перед войной.

В период между двумя мировыми войнами в европейских военных кругах существовало почти единогласное мнение, что исход будущей войны будет зависеть от количества, качества и методов использования военной авиации. Важная роль при этом отводилась воздушному прикрытию танковых соединений. Исходя из вышеуказанных соображений, сразу же после Первой Мировой Войны, почти все европейские страны (в особенности крупные) направили свои усилия на увеличение количества самолетов и танков, а также обеспечение необходимым для них топливом. Таким образом, нефть становилась стратегическим сырьем, а проблема обеспечения запасов данного сырья стала главной головной болью ведущих стран мира, вовсю готовившихся к новой мировой войне. Хотя Германия и была практически разоружена после Первой Мировой Войны, уже в 1938 году она имела в своем распоряжении 3000 самолетов, а итальянские заводы должны были произвести до сентября 1940 года 3100 самолетов. В то же время, например, Франция к середине 1939 года располагала приблизительно 4000 боевыми самолетами (в это число входили и самолеты, находящиеся в колониях).

Румыния, ставшая после Великого Воссоединения 1918 года единым национальным государством, разрабатывала свою оборонную доктрину исходя из своих внутренних возможностей и внешнеполитических интересов. В оборонной сфере основные усилия были направлены на достижение практической цели: создание национальной системы обороны, позволяющей обеспечить территориальную целостность страны. Не забывалось и стратегическое планирование, а именно разработка планов и гипотез относительно возможных действий при отражении предполагаемой агрессии. Наработки должны были позволить военно- политическому руководству страны привести оперативно-стратегические нужды в соответствии с конкретными возможностями румынского государства. На практике же, дела обстояли совсем по-другому.

В феврале 1939 года руководству стало ясно, что, в результате новой военно-политической обстановки на юго-востоке Европы Румыния оказалась в оперативно-стратегическом окружении. Оборона должна была быть организована по всей длине государственной границе. Вопрос состоял в том, есть ли военный потенциал для выполнения данной задачи? Вот характерный пример. 10 марта 1939 года, Премьер Министр страны Арманд Калинеску участвовал на заседании Генерального Штаба. Он отметил в своем журнале положение румынской авиации, с точки зрения обеспечения ее всем необходимым и в первую очередь - самолетами. Из того, что было представлено Премьеру, можно было сделать два важных выводы: румынские королевские ВВС были обеспеченны исключительно для ведения оборонительных действий, в которых главную роль играли истребители. Требуется срочная переориентация импорта авиационной техники в сторону Германии и Италии, в ущерб Франции.

На этом же заседании не обсуждался вопрос о готовности к производству истребителя IAR-80, но зато обсуждался предстоящая покупка из Германии 30 истребителей He-112E (контракт ╧ 677 от 18 августа 1939). Летом 1940 года, генерал Флориан Ценеску, начальник Генерального Штаба, "по собственной инициативе" информировал Министра иностранных дел Михаила Манойлеску, "что наша армия не подготовлена во многих областях, что мы располагаем не более чем 80-100 современными боевыми самолетами и что недостаточно зенитных орудии". В целом оценка ВВС сводился к тому, что на 90 процентов самолетный парк состоит из "старых" и "негодных" машин. То же неутешительное положение Румынских Королевских ВВС обсуждалось и через год. До сих пор не найдено логического объяснения бездействию генералов.

Некий румынский генерал по этому поводу отметил: "Получается, что в то время как угроза нависла над страной, стоит вопрос об отделении Бесарабии и Северной Буковины, двое командующих армией приходят испуганные к Министру иностранных дел, чтобы сообщить ему, что он не имеет в своем распоряжение ни чего, что обеспечило хотя бы временное сопротивление". В реальности 3500 летчиков, летнабов, бортрадистов и стрелков, днем и ночью, ждали в своих "старых" и "негодных" самолетах разрешения на взлет. Они хотели только дать отпор противнику. Однако командование смогло только решиться на то, чтобы отступить из Бесарабии, Северной Буковины, а потом и из Ардяла.

5 сентября 1940 года, Король Карол I наделил генерала Иона Антонеску всей полнотой государственной власти. Данный акт был подтвержден декретом от 6 сентября 1940 года. В тот же день он подписал акт об отречение от престола в пользу своего сына Михаила. Первым делом генерал Антонеску повторил просьбу Короля Карола I, обращенную Германии, об отправке в Бухарест экспедиционного корпуса. В тот же день в Бухарест прибыл генерал Типпелскирх, начальник IV-го отдела Генерального Штаба Сухопутных Войск. Он обсудил с генералом Ионом Антонеску положение румынской армии и ее нужды. На тот момент на вооружение Румынских Королевских ВВС состояло 276 боевых самолетов, а именно 82 разведчика (IAR-37, -38, - 39), 121 истребитель (PZL-11, He- 112, Hurricane Mk.1), 34 бомбардировщика (S.M.-79, Bloch M.B. 210), 21 легкий бомбардировщик (Potez-63, Bristol Blenheim) и 18 гидросамолетов Savoia.

Всего Румынские Королевские ВВС имели в своем распоряжении 621 боеспособный самолет, из них 276 боевых самолетов (а именно 82 разведчика (IAR-37, -38, -39), 121 истребитель (PZL-11, He-112, Hurricane Mk.1), 34 бомбардировщика (S.M.-79, Bloch M.B. 210), 21 легкий бомбардировщик (Potez-63, Bristol Blenheim) и 18 гидросамолетов Savoia). Еще 440 самолетов находились в летных школах и центрах подготовки. В штате числилось 1947 пилотов, летнабов, бортрадистов, бортмехаников и бортстрелков. Румыны, также, имели в своем распоряжении развитую авиационную промышленность: авиастроительные заводы (IAR Brasov, SET Bucuresti, ICAR Bucuresti), предприятия по выпуску запчастей для авиации (PREROM, FORJA POLDI-HUTTE, Societatea pentru Exploatarea de Materiale Aeronautice Tehnice, Intreprinderea Pirotehnica "Manitiu" Bucuresti, Fabrica de Bombe de Avioane Mija-Prahova, Fabrica de Telefoane si Aparate Radio "Standard" Bucuresti, Fabrica de Plase de Camuflaj - Bucuresti). Сюда можно добавить Управление Сооружений ВВС и ВМФ (Administratia Stabilimentelor Aeronauticii si Marinei - ASAM), куда входили Авиационный Арсенал (Arsenalul Aeronautic), в качестве основного подразделения, а также авиаремонтные мастерские в Пипера (Бухарест), Галац, Яссах, Текуч и Медиашь. В сравнение с Румынией, участие в войне в воздухе остальных союзников Германии, за исключением Японии и Италии, было довольно скромным, что определялось размерами ВВС этих стран. Так, летом 1941 года, Венгрия имела в своем распоряжение 2 истребительных полка, 2 бомбардировочных полка, 1 ближнеразведывательный полк и 1 дальнеразведывательный полк. На вооружении венгерских ВВС (Magyar Kiralyi Honveg Legiero) 96 истребителей (Fiat GR-42,Reggiane Re-2000), 70 бомбардировщиков (Ju- 86K, Caproni Ca-135bis), 91 разведчик (He-70K, Ju-86K, He-46) и 4 транспортных самолета. Финляндия участвовала в войне с двумя истребительными полками, одним бомбардировочным полком, одним разведывательным полком и полком морской авиации. В общей сложности - 150 самолетов (Curtiss Нawk 75A, Bristol Blenheim, Fiat G-50, Fokker CV). Словацкие ВВС (Slovenske Vzdusne Zbrane) имели в своем распоряжении 120 самолетов Аvia 534 3-го Воздушного Полка, до 4 марта 1939 года принадлежащего Чехословакии. Словацкие ВВС считались самыми слабыми ВВС Восточной Европы. ВВС Хорватии и Болгарии были, также, незначительными. Однако вернемся к Румынии. По итогам переговоров 19 сентября 1940 года Гитлер принял решение об отправке в Румынию затребованных войск для обучения румынской армии и обеспечения безопасности румынских границ. С 12 октября по 15 ноября этого же года в Румынию прибыла 13-ая моторизированная дивизия (генерал фон Роткирх-Пантен), Воздушный экспедиционный Корпус (генерал Вильгельм Шпайдел) и соответствующие штабы. Все вышеупомянутые войска были подчинены генералу Эрику Хансену. Воздушный Экспедиционный Корпус, согласно распоряжениям OKW, а точнее маршала Вильгельма Кейтеля, должен был обеспечить в первую очередь ПВО нефтяного района Плоешт, и соответственно подготовить личный состав Румынских Королевских. Исходя из поставленной задачи, Воздушный Экспедиционный Корпус имел в своем составе усиленную дивизию зенитной артиллерии, 2 полка ПВО, группу истребителей, части связи, а также инженерные части для проведения работ по защите от воздушных налетов и пожаров. Помимо этого, также в задачи немцев вошло и создание и сети полевых аэродромов для истребительной и бомбардировочной авиации. Отряд летчиков-инструкторов под командованием подполковника Готхарда Хандрика, располагавшихся на аэродроме Пипера, начал тренировки румынских летчиков-истребителей с целью повышения квалификации последних, обучению их взаимодействовать в паре, звене, а также методам атаки на бомбардировщики.

Обучение проводилось согласно стандартам Luftwaffe, так как предполагались совместные операции двух армии. Затем было роковое решение Гитлера о нападении на СССР. Первое оперативное распоряжение относительно предстоящей операции, под номером 21 "Барбаросса", было получено 18 декабря 1940 года. В главе "Возможные союзники и их задачи" данного документа говорилось: "...На наших флангах мы можем рассчитывать на активные действия Румынии и Финляндии, направленные против Советской России... Задача Румынии будет состоять в том, чтобы наступать вместе с частями расположенными в данном районе, а также содействовать немецким войскам в тылу..."

В связи с создавшимся положением немцы согласились поставить Румынским Королевским ВВС более современные боевые самолеты: Bf-109E и He-111E. Также, в Германию в срочном порядке были посланы экипажи для прохождения двухмесячных курсов повышения квалификации. Программа подготовки состояла в обучении летчиков ночным полетам, полетам при нулевой видимости (в сложных метеорологических условиях), навигации, полетам в сложных метеорологических условиях с использованием радиолокационных систем Fischen и Roland, а также посадкам с использованием радиомаяка Lorenz. После прохождения курсов экипажи направлялись в 1-ю Бомбардировочную Флотилию (Flotila 1 Bombardament), которая участвовала в летней кампании 1941 года, вплоть до захвата Одессы, а впоследствии в боях в районе Сталинграда. Всего за период с октября 1940 по июнь 1941 года было подготовлено, как в Румынии, так и в Германии, более 2000 военных специалистов, из которых 1500 для ВВС и 500 для зенитной артиллерии.

В одном из документов Государственного Подсекретариата Авиации (Subsecretariatul de Stat al Aerului), датированного августом 1941 года, указывалось: "Результаты румынско-германского сотрудничества в области подготовки специалистов показали, что румынские летчики могут усваивать навыки необходимые для выполнения поставленных задач и что в большинстве случаев они владеют данными навыками. Если бы они имели в своем распоряжении такую же технику что и германскими ВВС, предполагается, что результаты, полученные при выполнении заданий, будут одинаковыми".

В ночь с 21 на 22 июня 1941, во всех румынских авиационных формирований, находящихся в районе границы с СССР, командиры собрали летчиков и зачитали им сообщение Государственного Подсекретаря Авиации, Георге Жиенеску. В заключение этого сообщения говорилось следующее: "Юные летуны! Бучумы трубят и в лесах отдается их эхо, небо урчит в песне моторов, к оружию, к штурвалу, с Богом вперед!". Так, на рассвете 22 июня для Румынских Королевских ВВС началась Вторая Мировая Война. Основной ударной силой Румынии была Боевая воздушная группировка, под командованием эскадренного генерала Константина Челэряну, - большое авиационное соединение, имевшее в своем составе 2 бомбардировочные флотилии (11 бомбардировочных эскадрилий - He-111, S.M.-79, Loos, Potez 63, Bloch 210, IAR-37), разведывательную флотилию с 4 эскадрильями IAR-38 и IAR-39, флотилию истребителей с 8 эскадрильями He-112, IAR-80, Bf.109E, 2 связные эскадрильи, 1 санитарную эскадрилья и 1 авиатранспортную группу, в общей сложности примерно 300 самолетов.

В распоряжении IV-ой Румынской Армии было Воздушное Командование с 4 эскадрильями IAR-38, IAR-39 и Fleet. III-я Румынская Армия имела в своем распоряжение пять эскадрилий с такими же самолетами, другие 11 эскадрилий обеспечивали ПВО страны.

РККА сконцентрировала в Бесарабии и Северной Буковины значительные силы ВВС. В Бесарабии, на аэродроме Болград находился 67-й истребительный авиаполк, а на аэродромах Булгэрика-Яловень находились 68-й и 82-й авиаполки. В Кишиневе находилась 20-я авиадивизия, которая имела в своем составе 55 ИАП (аэродром Бельцы), 45 БАП (аэродром Тирасполь) и 2 парашютных полка. На Буковине, на аэродромах в районе г. Черновцы находились 87, 187 и 149 ИАП. Также в данном районе находились 86 БАП, 224 ПББ и 4 парашютных полка. Кроме того, некоторыми воздушными силами располагал и Черноморский флот. В общей сложности, Красная Армия имела в Бессарабии, Северной Буковине и Приднестровье 840 бомбардировщиков и 960 истребителей.

Сюда можно добавить 240 разведывательных самолета и примерно 2500 парашютистов. Воскресенье 22 июня 1941 года, 00.00.

Генеральный Штаб Боевой воздушной группировки получил от генерала Рамиро Енеску, начальника Генерального Штаба ВВС, сообщение следующего содержания: "Боевые действия нашей авиации на Восточном Фронте, разработанные совместно с немецким командованием, начнутся на рассвете 22 июня 1941 г. В силу вступает директива No. 34. Операция должна быть организована таким образом, что бы все бомбардировщики и разведчики одновременно, с позывным "Ардялул", пересекли границу в 4 часа утра. Истребительная авиация будет находиться в боевой готовности на рассвете для обеспечения воздушного прикрытья. Желаю успеха и также необходимо связаться с IV-ой Армией относительно проведения воздушной разведки, которая должна быть осуществлена, принимая во внимание пересечение границы Боевой воздушной группировкой и согласно плану и указаниям воздушного командования немецкой армии. Ожидаю оперативного отчета завтра, точнее сегодня утром, после выполнения первого задания". Генерал Константин Челэряну сразу же ответил: "Боевая воздушная группировка готова и в состоянии выполнить директиву No. 34".

Первая волна

Аэродром Зилиштя-Бузэу, 0 часов 5 минут. "Страшный грохот разорвал тишину ночи, а стены ангаров тряслись так, что казалось, они вот-вот рухнут, - вспоминал лейтенант Мирчя Николау. Все 200 немецких бомбардировщиков He-111 4-го немецкого флота и 27-ой флотилии под командованием генерала Бельке взлетели и взяли курс на Восток. Стоял неописуемый шум, фантастическое представление, которое невозможно забыть. После того как взлетели немецкие самолеты, в 12.30, стали готовиться и мы..."

3 часа 50 минут.

5-ая бомбардировочная группа, под командованием лейтенант-командора Паула Ландманна, из 17 самолетов He-111Н3 78-ой, 79-ой и 80-ой эскадрилий взлетели на бомбардировку аэродромов в районе Кишинева и Тирасполя, вокзала и железнодорожного разъезда. Каждый самолет нес 4 250-кг и 16 50-кг бомб. В сопровождении 27 истребителей Не-112 и Bf-109E 5-ой и 7-ой истребительной группы, в 4 часа утра румынские бомбардировщики Не-111Н3 пересекли Прут. Самолет, бортовой номер 21, с экипажем в составе лейтенанта Мирчя Николау - командир экипажа, младшего лейтенанта Иона Пэдуряну и лейтенанта Сорин Туля - бортстрелок (так как он был назначен дежурным, то он мог не лететь, но вызвался добровольцем), был первым румынским самолетом, сбросившим бомбы на тираспольский аэродром, на котором базировались самолеты 45-го БАП.

"Вдали появился Тирасполь, - вспоминал лейтенант Сорин Туля. Были видны аэродромные сооружения, склады и ангары. Мы сбросили половину бомб, избежав попаданий в полосу, которой мы планировали вскоре воспользоваться. Мы направились к Кишиневу и, с высоты 500 метров, нанесли удар по железнодорожному разъезду, на котором находились поезда с боеприпасами и войсками. Взрывная волна была настолько мощная, что самолет подбросило вверх. В 5.20 мы приземлились". Бомбы, сброшенные румынскими самолетами, уничтожили на земле 12 советских самолетов.

Аэродром Погоанеле-Бузэу.

В 2.45 запускаются моторы бомбардировщиков S.M.-79 1-ой бомбардировочной группы. Первым взлетает самолет No. 5 71-ой эскадрильи (позывной Михай), которым управляет сам командир группы, лейтенант-командор Комша Ливиу. Из-за мягкого грунта, терпит аварию при взлете самолет No. 13, но экипаж не пострадал. После двадцатиминутной задержки, взлетают самолеты 72-ой эскадрильи (позывной Ромео). Из-за внезапной остановки левого двигателя, самолет No. 12 вынужден вернуться. Раздосадованный шеф-адьютант пилот Иоан Киря не сдержался и заплакал. Остальные 9 бомбардировщиков пересекли Прут в 4.03, направляясь к вражеским аэродромам в Болграде и Булгэрика. Над целью они были атакованы советскими И-16 и над аэродромом завязался жаркий бой. Экипаж капитана Константина Стоенеску сбил в этом бою 2 истребителя И-16.

"Находясь над Болградом, - вспоминал бортмеханик Николае Кристя, - мы открыли бомболюки. После сброса бомб, я перешел к огневой точке No. 3, под фюзеляжем, и сразу же вражеский самолет, атаковавший нас справа-снизу, пролетел прямо передо мною. Я выпустил очередь в 20 патронов, пока он не перешел на левую сторону. Там его принял сержант Георге Митрой, стреляющий из бокового пулемета. Длинная, хорошо пушенная очередь и вражеский самолет рухнул в огне. Пули вновь засвистели у моей головы, что обозначало, что нас вновь атакуют. Два топливных бака были изрешечены пулями и выливавшийся бензин буквально заливал фюзеляж. Я вскочил и перекрыл подачу топлива из пробитых баков..." Бой продолжался и бортстрелок Георге Митрой сбил еще один И-16.

Это было большим достижением, если принимать во внимание тот факт, что бомбардировщики летели без истребительного прикрытия. По советским данным летчики 67-го иап в бою сбили четыре вражеских самолета, а собственных потерь не было! Из четырех взлетевших самолетов 72-ой эскадрильи (Ромео), только три отбомбились по аэродрому в Булгэрика (Болгарийка): в 4.45, когда самолеты направлялись к Болграду, соединение было атаковано несколькими И-16. Истребители прикрытия немедленно вступили в бой, но так как их было только четыре, они были быстро оттеснены.

Пара советских истребителей атаковала самолет No. 11 , находившийся с правой стороны соединения. Пули пробили топливный бак, повредили панель приборов второго пилота и механизм сброса бомб, легко ранив бортмеханика. Ответным огнем один из нападавших был сбит, а второй отказался от дальнейших попыток атаковать бомбардировщик. На этом переживания экипажа не закончились. В ходе боя был поврежден механизм бомбосброса и садиться пришлось с двумя бомбами в бомбоотсеке. К счастью, все обошлось. Как потом выяснилось в самолет попало 9 снарядов, но ни один из них не был зажигательным. Младший лейтенант Иоан Крэкэоану, летевший на самолете No. 20, подтвердил победу товарища над И-16. Экипаж самого же Крэкэоану также отличился, повредив пулеметным огнем несколько самолетов на земле.

В результате только этого рейда по румынским данным на земле было уничтожено 15 самолетов противника. Из-за темноты, самолет No. 18 взлетел позже и, не найдя соединения, направился к цели под прикрытием звена IAR-80. При прохождение над аэродромом Булгэрика, он был атакован шестеркой И-16. Два И-16 были оттеснены истребителями. Оставшиеся краснозвездные истребители атаковали одинокий бомбардировщик на всем участке Булгэрика-Болград. В результате бомбардировщик получил 29 попаданий, причем оба топливных бака были пробиты. Один из нападавших решил атаковать бомбардировщик в лоб, но румынский пилот заложил крутой вираж и бортстрелки сумели сбить советский истребитель.

Бомбардировщики 1-ой бомбардировочной группы приземлились между 5.05 и 5.30. Из 9 участвовавших в этом рейде самолетов, было потеряно 2, а также 10 человек летного персонала. По советским данным утром 22 июня большой налет пытались произвести румынские бомбардировщики и на аэродром Измаила. Однако 12 бомбардировщиков были встречены 16 истребителями 96-й эскадрильи ВВС ЧФ. Наши летчики заявили о пяти сбитых самолетах противника. К сожалению, установить собственно какие самолеты и из какого румынского подразделения пытались атаковать Измаил не удалось - в румынских источниках есть данные только о последующих налетах.

Действия истребителей

Аэродром Рымнику Сэрат, 3 часа 35 минут.

На штурмовку аэродрома Измаил-Караклия взлетают истребители Не-112 51 эскадрильи под командованием комэска капитана Вирджила Трандафиреску. Над целью ведущий приказал по радио атаковать аэродром с юга на север, где виднелся строй советских самолетов. Некоторые И-16 стали влетать поперек аэродрома, но были атакованы замыкающей парой Не-112. Младший лейтенант Теодор Моску, спикировав на взлетающие И-16, сбил один советский истребитель и заявил о еще двух сбитых в завязавшемся воздушном бою. Его самолет был серьезно поврежден и Моску был вынужден выйти из боя. Удачливый летчик приземлился в Рымнику Сэрат в 4.50. Ведомый Моску, адъютант Павел Константин, подтвердил две и одну вероятную победу своего ведущего. Королевским Декретом No.3052 от 6 сентября 1941, будучи первым румынским пилотом, одержавшем победу в воздушном бою, младший лейтенант Теодор Моску был награжден орденом Виртутя Аеронаутикэ де Рэзбой .

18 самолетов IAR-80 8-ой истребительной группы взлетели в 3.45 для прикрытия бомбардировщиков S.M.-79 72-ой эскадрильи. Один из летчиков-истребителей (младший лейтенант Георге Постеукэ), отметил сильное противодействие зенитной артиллерии в районе Болграда. По его словам он видел падение советского самолета, сбитого командором Корнелиу Вэтэчиу, а другой взорвался у него на глазах . В завязавшемся воздушном бою, самолет Постеукэ был подбит, но летчик, будучи тяжело ранен, сумел его посадить, после чего был отправлен в госпиталь.

59-ая эскадрилья (IAR-80), под командованием капитана Валериу Наразан, также прикрывала бомбардировщики S.M.-79. При возвращении на базу, второе звено 60-ой эскадрильи (IAR-80) по сообщению летчиков было атаковано группой И-16 и И-17 (sic!). По всей видимости, за "И-17" румыны принимали новые МиГ-3.

Для прикрытья группы Не-111, посланной бомбить аэродром в районе Кишинева, было выделено звено Bf-109E, во главе с капитаном Александру Манолиу, командиром 57-ой эскадрильи. На обратном пути, Манолиу заметил на яловенском аэродроме строй из 10-15 самолетов, среди которых были и двухмоторные. Командир, а вслед за ним и лейтенант Дан Скурту и адъютант Николае Иолу, атаковали самолеты как раз в тот момент, когда они начали выруливать на взлет. Манолиу уничтожил один самолет, а второй, "трехмоторный", поджег Скурту. Так как огонь зенитной артиллерии был беспорядочным, они решили сделать еще один заход. И запылало еще несколько советских самолетов. Румынские истребители догнали бомбардировщики и доложили командиру 7-ой истребительной группы об уничтожении 4-5 самолетов. По далеко неполным советским данным на аэродроме в Бельцах было потеряно 3 МиГ-3 55-го ИАП. Интересно и то, что кроме всего прочего был сильно поврежден ТБ-3, позже захваченный немцами.

Вторая волна

В 10.50, 12 самолетов Potez 63 2-ой бомбардировочной группы, в сопровождении 12 Не-112, атаковали аэродром в Болграде, железную дорогу и летное поле на юге и, соответственно, юго-востоке от Булгэрика. В результате, по крайней мере, 200 м железной дороги были разрушены прямым попаданием авиабомбы. Румынская группа встретила ожесточенное противодействие советской зенитной артиллерии и истребительной авиации. 75-ая эскадрилья (Potez 63), под командованием капитана Николае Балш, бомбила военные объекты в районе Сэсэрия-Кулевчя-Будаки-Четатя Албэ. Не найдя в данном районе скоплений войск, группа направилась к Татарбунару и станции Кулевчя и отбомбилось по складам ГСМ и боеприпасов, поездам и железнодорожным сооружениям. На обратном пути, при пересечении р. Прут, самолеты No. 19 и No. 20 были атакованы 20 истребителями. Самолет No. 19 получил многочисленные попадания и совершил вынужденную посадку на вражеской территории.

Самолет No. 4, пилотируемый адъютантом Думитру Тудор, был атакован пять раз и при посадке на аэродром Сихля, сломал стойку шасси, поврежденную истребителями. Самолет No. 13 вернулся на базу с пробитым левым топливным баком и восемью пробоинами от снарядов зенитной артиллерии в фюзеляже. Бомбардировщик с No. 17 приземлился с пробитым центральным топливным баком. В результате рейда на аэродроме Булгэрика румыны доложили об уничтожении 10 истребителей противника. 4-ая бомбардировочная группа (командир лейтенант-командор Иоан Слэвеску), в составе 76-ой и 77-ой эскадрилий (PZL-37 Loos), получили задание нанести удар по аэродрому Булгэрика. Группа была встречена сильным зенитным огнем и самолеты No. 214 и No. 206 были сбиты . Ставший головным, самолет No. 210, управляемый летчиком Иоан Куллурь, был атакован тремя самолетами конструкции Северского (!?!). Бортстрелок, сержант Николае Лунгу, сумел сбить один самолет, а остальные вышли из боя.

10 бомбардировщиков PZL-37 Los, участвовавших в этом вылете, прикрывали Hurricane из 53-й истребительной эскадрильи. По сообщениям румынских летчиков их атаковали 20 советских истребителей, которые были определены как "конструкции Северского", пытавшихся помешать румынским бомбардировщикам достигнуть района Булгэрика, из которых румынские летчики сбили четыре. По 2 советских истребителя записали на свой счет стажер адъютант Константин Помуц и адъютант Петре Кордеску . Так как на Булгэрику базировался 67-й ИАП, то в данном конкретном случае можно точно определить, что за "истребители конструкции Северского" принимались советские истребители И-16 .

В 10.00, самолет Bristol Blenheim Mk. 1 1-ой разведывательной эскадрильи обнаружил на шоссе Болград-Вулкэнешть автоколонну. Несмотря на то, что самолет атаковала пара истребителей противника, экипаж сумел выполнить задание, сфотографировав районы Фолтешть-Вадул-луй-Исак и Галаць-Джюрджюлешть. Все данные были переданы разведывательному отделу IV-ой Румынской Армии.

Самолеты IAR-37 Vultur (Орел) 18-ой эскадрильи бомбили аэродром Измаил и потопили вражеское судно на Дунае. Один IAR-37 (пилот сержант Костинеску, летнаб лейтенант Липан и бортстрелок сержант Гория) был сбит зенитной артиллерией. Самолет IAR-39 (бортовой номер 6) 19-ой наблюдательной эскадрильи накрыл бомбами в районе Хотина батарею крупнокалиберных орудий. 20-ая наблюдательная эскадрилья (IAR-39) 1-ой Разведывательной Флотилии выполнили 5 вылетов на штурмовку бронеколонн и 3 вылета на фотосъемку советских позиций в районах Бэлць - Липник, Бэлць - Флорешть и Бэлць - Унгень в интересах 30-го немецкого армейского корпуса. При выполнение одного задания самолет, управляемый младшим лейтенантом Михаилом Базак, был поврежден советским истребителем, но смог вернуться на базу. 21-ая наблюдательная эскадрилья (IAR-39) выполнила в первый день войны 7 боевых вылетов на штурмовку автоколонн в районе Валя Черемушулуй. Самолет IAR-39 (бортовой номер 84) 22-ой эскадрильи вернулся с задания с пробитым фюзеляжем и плоскостями.

Результат действий Боевой воздушной группировки был впечатляющим. В воздухе и на земле было уничтожено более 60 советских самолетов. В "зачет" летчикам также пошло большое количество уничтоженной бронетехники и поездов. Также было уничтожено 200 метров железнодорожного полотна в районе кишиневского разъезда.

Кроме вышеупомянутых случаев воздушных побед, бортстрелки, сержант Марин Николае из 18-ой эскадрильи (IAR-37), сержанты Викшоряну Василе и Иоан Лунгу из 1-ой Бомбардировочной Флотилии, и сержанты Георге Букур и Иоан Чуметти, также заявили о сбитом самолете противника каждый. По имеющимся у авторов данным реально румыны сбили всего два самолета в воздухе и 37 уничтожили на земле. Советские же официальные данные вообще мало соответствуют действительности и опираться на них нельзя.

Так, согласно им на аэродромах и в воздушных боях в полосе действия румынской авиации было потеряно 23 самолета. Румынская авиация потеряла 7 бомбардировщиков и 1 разведчик, а именно: Bristol Blenheim Mk. 1 (No. 36) из 1-ой разведывательной эскадрильи, S.M.-79 (No. 1 и No. 17), PZL-37 Loos (No. 206 и No. 214), Potez 63 (No.1) (экипаж выжил) и No. 19 (экипаж взят в плен) и IAR-37 (No. 22). Обобщенные данные противной стороны отсутствуют напрочь, так как в хаосе последующего отступления множество документов было просто утеряно. Есть отрывочные данные (и то в большинстве своем из мемуаров летчиков, что часто и густо по разным причинам весьма ненадежные ) по некоторым подразделениям. Так, 67-й ИАП за 22 июня совершил 117 вылетов, сбил 13 самолетов и взял в плен 6 румынских летчиков. Практически все сведения нуждаются в существенной корреляции, так как румыны действовали совместно с Люфтваффе по одним и тем же целям, а советские источники приводят только общие цифры без раскладки по типам.

Действия румынских летчиков были отмечены генералом Ионом Антонеску в Приказе No. 1 от 15.07.41. Особенно были отмечены смелые действия летчиков капитана Манолиу Александру и лейтенанта Скурту Дан. Высоких похвал удостоились героические действия экипажа в составе лейтенанта Стоян Мирчя, сержанта Домисиан Думитру и сержанта Бремен Панаит из Наблюдательной Флотилии (номер части и тип самолёта не указан). 24 июня 1941 г., несмотря на полученные повреждения (43 попадания, одно из которых в каску пилота), экипаж продолжил выполнение задания по разведке вражеских позиций. Также были отмечены действия 53-й истребительной эскадрильи (командир капитан Джеорджеску Емил), 5-ой бомбардировочной группы, под командованием лейтенант-командора Паула Ландманна, и 2-ой бомбардировочной группы (командир капитан-командор Кристеску Иоан). Но впереди были еще долгих три года войны...

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

Борется ли новая власть в коррупцией?

Реклама