Я вернулся, Валя

2009-08-24 12:43 559 Нравится 2

Это только в стихах советуют не встречаться с юношеской любовью,

потому что «все иным покажется сейчас». А как в жизни получится – никто

заранее не может угадать. И рискнуть, черт побери, иногда так хочется.

Родственники из деревни сообщили новость: «Дорогу у нас разгорнули!»

Это значит выровняли бульдозером все их ямы и траншеи, которые после

дождя на радость гусям и уткам превращались в некое подобие Великих

озер.

Из-за этих дорожных особенностей к дому родственников уже несколько

лет не было никакой возможности подъехать – машину приходилось глушить

на подступах к их переулку. И тут – на тебе. Разгорнули.

«Кто ж так постарался? – спрашиваю. – Неужто районные власти

средства изыскали?» Как бы не так. Это все Мишка Сулимчик... Ну, боже ж

мой, Наташа, как это ты не помнишь Сулимчика? У его матери, тети Любы,

мы еще молоко покупали. А отец его под сеялку попал еще тем летом,

когда конюшня сгорела. Ну, конюшня на том краю села, где вы в лапту

играли, ты забыла уже все, что ли?

Короче, кое-как удалось выяснить, что у некой тети Любы и у ее

мужа-инвалида есть сын Миша. Я его не знаю, в пору моего деревенского

детства он уже учился где-то в городе, а дома если и показывался, то

внимания моего привлечь никак не мог – будь ему девять и будь у него

велосипед «Орленок», то шансы на нашу дружбу кое-какие имелись бы, а

так без вариантов. В лапту я играла без него.

Так вот. Миша этот так в городе и остался. Два раза женился,

столько же разводился. Работал, богател, у родителей дома не

показывался, создавал какие-то там строительные фирмы – до деревни

доходили только слухи, сильно отредактированные тетей Любой. А после

«сороковника» Михаил вдруг как-то резко устал. Кризис среднего возраста

и кризис всемирный экономический, которые очень удачно совпали, он

отметил серьезным запоем. Тете Любе пришлось даже эвакуировать его на

малую родину и практически на себе тащить по траншейному переулку.

Справившись с интоксикацией, Михаил всерьез задумался над своей

судьбой. Все знают, как это у мужчин бывает: «Я ничего не добился!

Пушкин в мои годы ого-го! Билл Гейтс – ага-га! Дайте подходящий камень

и веревку, мне срочно надо совершить прогулку в сторону реки».

И тут пришла в дом она. Валя. Я могу только представлять, как эта

женщина, первая Мишкина любовь, явилась вечером с бидончиком за

молоком, стукнула согнутым пальчиком в окошко веранды: «Теть

Люба-а-а-а!» Ах ты господи! Как же ухнуло его сердце, как зашлись

собаки в хриплом лае. Валя! Валька! Валюха!

А у Валюхи двое взрослых сыновей. И муж-алкоголик. И крыша

протекает, а перекрывать не на что. И зуб один – «Мишка, не смеши ты

меня!» – отсутствует. Но это она. Это ее глаза с пушистыми ресницами,

васильковые омуты, которые сводили его с ума в десятом классе. Как он

мог их забыть? Вот дурак.

«Валя, а помнишь, как мы на танцы ходили?.. А как твоя мать

запрещала тебе со мной встречаться?.. А как сидели на бревнах возле

дома Куличихи, и ты хватала меня за руки: «Не надо»?.. Почему мы тогда

не поженились, ты не знаешь? Я в город уехал? Ну я же вернулся, Валя. Я

здесь».

Это только в стихах советуют не встречаться с юношеской любовью,

потому что «все иным покажется сейчас». А как в жизни получится – никто

заранее не может угадать. И рискнуть, черт побери, иногда так хочется.

Поэтому так много граждан тянется к своему прошлому на «Одноклассниках»

– есть какая-то особенная магия у давно позабытых, но все же первых,

самых острых чувств.

А может быть, люди, пережившие десять, двадцать, сто таких вот

«любовей», рано или поздно приходят к выводу, что все повторяется и

один брак все равно похож на другой. Что череда встреч и расставаний не

дает ничего «ни уму, ни сердцу», и что надо было все эти годы просто

любить свою Валюху. Растить детей, сеять хлеб или там ремонтировать

лифты, изобретать синхрофазотроны, но быть со своей единственной, не

разменивать нежность на медяки…

Я не знаю, получается ли у кого-то дважды войти в одну и ту же реку. Но

знаю, что Михаил в деревню переехал. Строит рядом с родительским домом

настоящий особняк. Скупил в бывшем колхозе чуть ли не все земли,

выращивает там что-то, обеспечив работой чуть ли не пять деревень

сразу. Валю, само собой, к себе перевез. «На джипе теперь она

рассекает, – говорят родственники. – Большая такая машина, ладная, вся

у серебрянке». Причем ходят слухи, что Валентина «на старости-то лет

опять понесла». А то с чего бы это они расписываться в район ездили?

Но самое главное, конечно, что Мишка дорогу в переулок, как в свое

прошлое, «разгорнул». Вот за это ему все простили. И что носа не казал

в деревню столько лет. И что жену от живого, пусть и спившегося мужа

увел. И что взял ровесницу, хотя столько девок молодых при его

появлении сразу напряглось. И что сам захотел быть счастливым в

такие-то годы. Пусть уж, ладно.

Наталья Радулова(с)

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

Если бы в ближайший день состоялись выборы Президента Украины, кому отдали бы свой голос?

ГолосоватьРезультатыАрхив
Реклама
Реклама