Сектантство как порождение сифилиса

2013-07-12 10:37 487 Нравится

СОВРЕМЕННОЕ

ПРОТЕСТАНТСТВО, СЕКТЫ И КАПИТАЛИЗМ

КАК

ПРОДУКТ СИФИЛИСА

Нравы

средневековья были довольно просты и бесшабашны, особенно если учесть

господствовавшую христианскую религию, всячески пытавшуюся сдерживать «языческие»

(в первую очередь – сексуальные) обычаи европейских народов. До открытия

Колумбом Америки, над Европой довольно часто проносились эпидемии различных

заболеваний, самыми впечатляющими из которых, конечно, были чума и черная оспа.

Несмотря на весь ужас, веселиться они не мешали – наоборот, известная поговорка

«пир во время чумы» возникла на основе поверья, что неумеренное распитие

спиртного помогает избежать болезни. Возможно, средневековые люди были кое в

чем правы – сейчас не является секретом, что радиация, например, на выпивших

действует слабее. А то, что во время чумы устраивались великолепные многодневные

праздники, на которых присутствовали главным образом «свои» люди, должно было

как-то не допускать болезнь в этот круг. Так что чума наших предков не особо

пугала, если разобраться, хотя к зачумленным отношение было ужасное. Но об этом

– рассказ будет дальше.

Итак,

о нравах средневековья. Точнее – о почти полном отсутствии того, что сейчас

принято называть этим словом. В отличие от Советского Союза, в средневековой

Европе секс был. Много секса. Им занимались все и помногу. Телевизионных

сериалов те люди, слава Аллаху, не знали и потому проводили свой досуг за

гораздо более естественным, приятным и полезным занятием. Ибо если бы вместо

секса они следили бы за перипетиями средневековой Катрин Кораблеман, то некем

было бы восполнять людские ресурсы после опустошающих проходов войн, чумы и

оспы. Церковные деятели тоже не пасли задних в дружных рядах сексующихся, и

поэтому внебрачные связи особо не порицались – разве что покаяние

использовалось как средство для увеличения церковных доходов. Специально для

верных супругов и супруг, для неженатых и незамужних, Европа придумала такое

исключительное средство безнаказанно поблудить, как карнавал. Это было

предохранительным клапаном, оберегающим народ от психических расстройств на

сексуальной почве. Еще бы – все в масках, никто никого не узнает, никаких

взаимных обязательств – отчего же не предаться тому, чего не получаешь в

обыденной жизни?! Карнавал, как средство от появления сексуальных маньяков, срабатывает

и сейчас – в католических странах, где регулярно проводятся маскарадные

празднества, сексуальных маньяков гораздо меньше, чем в тех же США, являющихся

порождением протестантов. А в самих США наибольший процент маньяков приходится

на штаты Восточного побережья, так называемую Новую Англию, где до сих пор

имеет место засилье «пуритан» и близкородственных с ними сект. Протестантская

религия никаких карнавалов не признает, считая их сатанинскими игрищами. Вот

тут мы и добрались до обсуждения главной темы данной статьи – о влиянии

распространения сифилиса на возникновение протестантства и капитализма.

Те

религиозные движения и секты, которые во множестве имелись в доколумбовой

Европе, представляли собой лишь ответвления от господствующего там католицизма.

Самыми страшными для римских блюстителей престола апостола Петра, были два

направления: реставрация ранних общехристианских (православных) принципов и

искусственное содержание себя в бедности. Первое грозило римским папам утратой

власти над властителями Европы, а второе – угрожало реально сократить доходы

Рима. Именно поэтому римские папы вели беспощадную борьбу с «еретиками».

Однако, когда в обмен на черную оспу и чуму, Америка преподнесла Европе в

подарок сифилис, народ задумался. Сифилис в те времена был неизлечимым,

смертельным заболеванием, сравнимым разве что с проказой. Человек сгнивал

заживо, и это мало кому нравилось. Поэтому все чаще стали возникать секты,

члены которых отбрасывали любые проявления чувственности в обычной жизни,

называя их греховными и наказуемыми после смерти всеми возможными адскими

мучениями. Проповеди эти имели довольно успеха – вспомним, что телевизоров

тогда не было, и народ был рад любым развлечениям, особенно бесплатным. Особый

упор делался проповедниками на сифилис, как показательный фактор греховности

человечества, являющийся «наказанием» за «безнравственность». А так как

проповедники «праведной жизни» и сами поначалу свято верили в то, что они

излагали народу, то эффект от проповедей наблюдался значительный. Тут еще можно

присовокупить следующее: все видели, что священники ведут далеко не тот образ

жизни, который побуждал бы паству следовать евангельским заповедям, все видели,

что аристократия и богатое купечество изнывает от роскоши, тогда как черный люд

голодает. А тут народу предлагалось заработать себе царствие небесное уже на

земле, не прибегая к особым мерам подвижничества. Главное – строго придерживайся

сексуальных ограничений, а всю нерастраченную энергию выплескивай в накопление

богатств, ибо «богатый человек угоден Господу, потому что Господь дает

богатство по вере его». Всем остальным, значит, богатство дал ни кто иной, как

Сатана. Плюс еще и сифилис. Богатых никто никогда не любил, и средневековая

Европа не является тут исключением. А теперь возникла альтернатива:

1.

На «их» «сатанинское» богатство мы ответим своим,

данным нам самим Господом;

2.

Избегая половых контактов вне брака, мы избежим

сифилиса, и когда Господь истребит «грешников», их богатства достанутся «праведным»

нам;

3.

Мы не лохи, потому не станем тратить огромных денег

на предметы роскоши, в первую очередь – на одежду, ибо стремление красиво одеваться

есть проявление гордыни, противной Господу;

4.

Мы ограничим все проявления секса даже в браке, ибо

«единственной целью брака, как сказал Господь, есть получение потомства».

Это,

в общем, были основные принципы, легшие в основу протестантства. Причем

сектанты - пуритане оказались настолько нетерпимыми к остальным обитателям

Европы, что их гнали изо всех стран, даже из протестантских Германии и Англии.

Именно протестанты начинали религиозные войны. Даже такое событие, как

Варфоломеевская ночь, несправедливо ставшая синонимом бесчеловечного отношения

католиков к инакомыслящим, была лишь ответной акцией на повсеместный террор

гугенотов, старавшихся как можно больше убить католиков – не взирая ни на пол, ни

на возраст. Кстати, когда в Исландии на всенародном собрании было принято

решение ввести официальной религией христианство, то к решению прилагалась

следующая оговорка: обращение должно происходить мирно, добровольно, на острове

недопустимы монашеские ордена, исповедующие крайний аскетизм и т.д. Зато когда

в 1540 году в Исландию пришла из Дании протестантская реформация, то победа

лютеранства была обусловлена банальным насилием. Лютеранство окончательно

утвердилось там лишь в 1550 году, после того как возглавивший вооруженное

сопротивление сектантам епископ Й. Арассон был казнен вместе со своими единомышленниками.

В

конце концов, самые отпетые пуритане были высланы английским правительством в

заокеанские колонии. Некоторые туда же сбежали сами, скрываясь от правосудия за

совершенные ими преступления на религиозной (а в отношении сектантов надо

считать, что и на корыстной) почве. Случилось так, что именно этот преступный

элемент, с их изуверскими религиозными обрядами, и стал основателем царящих

ныне в США порядков. Не зря же большинство сект, распространивших свое влияние

на весь мир, имеют корни не где-нибудь, а именно в США.

Теперь

немного о капитализме. Итак, кое-где в Европе протестанты (проще говоря – борцы

с сифилисом) захватили власть и стали главенствующей религиозной группой. Принцип

накопления земных богатств совершенно органично превратился у них в осознание

того, что если ты богат – значит, угоден Богу. Если же беден – то ты лох и

плохой христианин (в их, конечно, убогом и извращенном сектантском разумении).

Против своей, протестантской знати, уже особо не попрешь – раз они богаты,

значит – богоизбранны. Некоторые наезды на знать из-за роскошного образа жизни

особой роли тут не играли – сколько ни гавкали шавки - проповедники из-под

ворот, но караван не обращал на них чрезмерного внимания. Но зато, получив

протестантскую основу, в верха общества полезли владельцы торговых и

промышленных предприятий. В погоне за сверхприбылями, они сначала постарались

уничтожить традиционную, многовековую европейскую цеховую систему, тормозившую

массовое производство товара. Этому способствовали и открытия новых земель,

представлявших из себя источник сырья и рынок сбыта. Не сдерживаемые никакими

религиозными и традиционными ограничениями и табу на счет обогащения, протестантские

купчишки быстро «сделали» католических. Заодно и разорили ремесленников,

ставших дешевой наемной рабочей силой на мануфактурах нуворишей. Плюс еще

протестанты – купцы и промышленники создали условия, при которых протестантам –

лордам было выгоднее разведение овец, чем земледелие на принадлежащих им

землях. Растущее потребление сукна требовало сырья – овечьей шерсти, и потому

изгнанные лордами свободные

фермеры-арендаторы превращались в полурабов при мануфактурном производстве. (Нечто похожее произошло гораздо позже в СССР

под названием «Великий Перелом» и «индустриализация» - сломив хребет

крестьянству насильной коллективизацией, государство обеспечило массовый приток

на предприятия супердешевой рабочей силы.) А протестантские государи с

удовольствием издали законы против «бродяг», где наказанием было заключение в

«работные дома» и смертная кара (сравним:

в СССР – паспортизация пришлась как раз на время коллективизации). Они же

бедные – значит, Господу не нужны.

В

Америке, на родине сифилиса, где пуритане были вынуждены еще и воевать с

коренным населением, все это приняло крайне уродливые формы. Дело дошло даже до

специального сексуального белья, в котором секс становился как раз таки только

средством воспроизведения потомства, не давая ни увидеть, ни даже потрогать

тело тех, с кем занимаешься законным богоугодным (хотя и типа того, что греховным)

делом. Дикарские взгляды даже сейчас царят в Новой Англии, плодя бесчисленных

сексуальных маньяков.

Такое

выгодное занятие, как законное обогащение, не могло не вызвать

заинтересованности у талмудических иудеев, для которых рост состояния также был

богоугоден. И так же, как протестанты, иудеи не гнушались никакими средствами

для достижения своей корыстной цели. Появление капиталистических отношений

ознаменовалось острой необходимостью перебрасывать большие денежные суммы в

разные страны. Накопленное ростовщиками – талмудистами золото, выкачанное ими

из карманов приютивших их народов, немедленно пошло в ход, а религиозно –

расовая солидарность, основанная на животной ненависти к тем же приютившим их

народам, позволила быстро договориться ростовщическим кланам о взаимовыгодном гешефте,

результатом которого будут сверхприбыли за счет финансовой эксплуатации «гоев»

(не-иудеев). То, что для этого надо было лицемерно начинать исповедывать

правящую в каждой стране религию, их отпугнуть не могло – за толстыми стенами

своих домов они оставались теми же талмудистами, что и раньше. Дела их говорят

сами за себя. Так возникли банковские дома, принадлежащие талмудистам, и

являющиеся средством воздействия на мировую капиталистическую экономику.

Вернемся

же теперь к нашим баранам – то есть к сектантам.

Понятно,

что и столь выгодное дело, каким у сектантов является религия, тоже не могло остаться

без талмудического внимания. Натурализовавшиеся иудеи, официально сменившие

иудаизм на протестантское христианство, довольно быстро проникли в ряды проповедников.

Затем, чтобы им не приходилось делиться своими доходами с вышестоящими в

протестантской церковной иерархии господами, «засланные казачки» производили в

секте раскол, уводя за собой часть паствы, соблазненной опять – таки

разглагольствованиями о богоугодности богатых и ужасающем вреде «разврата», побуждаемые

обещаниями волков в овечьих шкурах всех их озолотить. Само собой разумеется,

что в большинстве случаев религиозной основой сект оказывались ветхозаветные правила,

хорошо известные с детства любому талмудисту, и которыми талмудисты подменяли

евангельские истины. Самый явный пример – так называемые «свидетели Иеговы», на

данный момент самая богатая секта, создавшая свою собственную, отличную от

общехристианской, «Библию» и живущая под руководством своих «пастырей» почти в

таких же тесных рамках, как и иудеи под раввинским присмотром. Исследуя

«Протоколы сионских мудрецов», становится понятно, что именно из иеговистов - заталмудированных «гоев» - и должна

состоять «гойская» правящая верхушка и администрация, тогда как всем прочим

можно надеяться только на неквалифицированную работу. Тем, конечно, кому

«мудрецы» милостиво разрешат жить.

Некоторое

время сектантство было в тупике – венерические болезни стали излечимыми, эпоха

хиппи принесла вместе с собой культ «свободной любви», сектанты в духовном

плане воздействия на паству оказались отброшенными далеко назад. Срочно надо

было изобретать какое-то средство, которое смогло бы послужить точкой опоры для

навязывания всему миру основ сектантской идеологии, готовя тем самым овечек для

сектантских пастухов. И такое средство было вскоре придумано. Назвали его

«синдром приобретенного иммунодефицита». Сокращенно – СПИД. Нам не стали

пояснять, что СПИД – не вирусное заболевание, а генетическое, что его вызывают

произошедшие в результате ослабления естественного отбора и ухудшения

окружающей среды изменения в иммунной системе человека. Зато моментально были

придуманы популистские слоганы – «СПИД –

чума ХХ века»; «СПИД – следствие

разврата» и составлен компьютерный «портрет» виновника заболевания.

Который, впрочем, так и остался компьютерным портретом – за тридцать лет изучения проблемы СПИДа, несмотря на затраченные на это

огромные суммы, возбудитель так и не был найден… И это при том, что

современная генная инженерия позволяет менять практически любые составляющие

части ДНК. При подобной технике вирус был бы заметен так же хорошо, как полная

Луна в нижней точке либрации на безоблачном небе. Следовательно – кому-то

выгодно поддерживать в мире антиСПИДовую истерию, жертвами которой стали уже

тысячи ни в чем не повинных людей. Ведь это – не сифилис с его бледной

спирохетой, распознаваемой в окуляре примитивного микроскопа. Генетические

отклонения – не болезнь, вызванная вредным микробом, они являются врожденными,

потому и никакого трепа о «приобретенном» иммунодефиците быть не может. Кому на

руку играют мифы и сказки о СПИДе?

В

первую очередь – капиталистам, которые нашли еще одно средство для обогащения,

ведь лекарства для поддержания иммунных свойств организма и позволяющие поддерживать

его функционирование, продаются по очень высокой цене. Под знаменем борьбы со

СПИДом создано множество благотворительных фондов, в которых деньги

капиталистов избегают обложения налогами (что сокращает бюджеты государств);

отсутствие возбудителя болезни позволяет объявлять больными здоровых людей при

наличии у них некоторых антител, что не может служить причиной заболевания как

такового. В результате – множество переломанных жизней только ради того, чтобы

кто-то подмутил еще несколько миллиардов долларов. Медицина сейчас везде –

платная. «Анализы», которыми «определяют» наличие СПИДа – дорогие. К тому же не

дают никакой уверенности в их объективности. Все верно – сегодня у человека

есть антитела, а завтра, вылечившись от простуды, он от них избавляется. Куда

же СПИД делся? Но деньги-то люди платят! Вот и все. Зарабатывай на всем – единственный принцип как капитализма, так и

породившего его сектантства.

Теперь

вопрос такого плана: а что со СПИДа имеют сами сектанты? Хорошо, вспомните,

когда начался повальный религиозный бум, пополнивший ряды сект?- вместе со

СПИДом. Чем больше прихожан, тем выше

доходы. Главный принцип их религии помните? Если нет – вернитесь на

несколько строчек выше. И потому «проблему СПИДа» будут муссировать бесконечно

– легче выманивать у людей деньги, чем вкладывать уже выманенные в

восстановление природной среды и генетические исследования. Ведь генетики,

через какое-то время, вполне реально могут научиться ремонтировать ген,

отвечающий за иммунитет.

С

виду архисложная проблема оказывается на деле проще валенка. А «Русскому блоку»

- все до лампочки.

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

Вы уже вакцинировались от COVID-19?

Реклама
Реклама