О москаликах и ваффен СС

2013-07-12 10:18 668 Нравится

БЫЛА

БЫ ПРИЧИНА,

А ПОВОД ВСЕГДА НАЙДЕТСЯ.

Всем

нам уже порядком поднадоели вопли так называемых «русских патриотов» (среди

которых в активистах отчего-то по большей части числятся лица разных национальностей,

в основном – определённой) и

примкнувших к ним янычар по поводу того, что украинцы сотрудничали с

гитлеровцами, даже организовали дивизию Ваффен СС «Галичина». По мнению

«патриотов» - москалей это свидетельствует о том, что украинцы – их

естественные враги и предатели. Относительно того, что между украинцем и

«русским» вражда есть вещь естественная, говорить не стану – это и так видно по

российским опросам, где москалю лучший друг – китаец, а на третьем месте в

стане врагов – МЫ. Лучше зададим себе вопрос – для чего нас так старательно и

усердно обвиняют в сотрудничестве с Гитлером?

Ответ

прост – а так удобнее вызывать у московского (то есть российского вообще)

обывателя образ врага. Повтори несколько раз в СМИ постулат о «предателях» - и

пипл поверит. Технология простая и отработанная. Но посмотрим, кого еще москали

смогут выставить своим, кроме нас и прибалтов, врагами.

Кроме

наших и прибалтов в войсках Ваффен СС были национальные подразделения,

сформированные как из граждан различных стран Европы, так и из выходцев из республик

Советского Союза. В том числе – и казачьи. В условиях увеличивающегося гнета

гостирании в Российской Федерации и усилении центробежных устремлений составных

федерации, можно предположить, что вскоре начнется новая антиказачья кампания в

РФ, если вновь активируются донские автономисты. В 1994 году автономистов

жестоко разгромили, но люди пока что живы, так что проблема автономии

Всевеликого Войска Донского просто ушла в подполье, но не исчезла вообще. Итак,

что можно рассказать о казаках – эсэсовцах? – а вот что:

КАЗАЧЬИ

ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ СС

Из

наличного состава казаков в первую очередь были сформированы 1 -и Атаманский

полк под командованием подполковника ба­рона фон Вольфа и особая полусотня,

пред­назначенная для выполнения специальных заданий в советском тылу. После проверки

прибывавшего пополнения было начато фор­мирование 2-го Лейб-казачъего и 3-го

Донс­кого полков, а вслед за ними — 4-го и 5-го Кубанских, 6-го и 7-го

Сводно-казачьих полков. 6 августа 1942 г. сформированные ка­зачьи части были переведены

из Славутинс-кого лагеря в Шепетовку в специально отведенные для них казармы.

Со временем работа по организации ка­зачьих частей на Украине приобрела плано­мерный

характер. Оказавшиеся в немецком плену казаки концентрировались в одном лагере,

из которого после соответствующей обработки направлялись в резервные части, а

уже оттуда переводились в формируемые полки, дивизионы, отряды и сотни. Казачьи

части первоначально использовались исклю­чительно как вспомогательные войска

для охраны лагерей военнопленных. Однако, пос­ле того как они доказали свою

пригодность к выполнению самых разных задач, их исполь­зование приобрело иной

характер. Большин­ство из сформированных на Украине казачь­их полков были

задействованы на охране автомобильных и железных дорог, других во­енных

объектов, а также в борьбе с парти­занским движением на территории Украины и Белоруссии.

Много казаков влилось в

германскую ар­мию, когда наступающие части вермахта всту­пили на территории

казачьих областей Дона, Кубани и Терека. 25 июля 1942 г., сразу же после

занятия немцами Новочеркасска, к представи­телям германского командования

явилась группа казачьих офицеров и изъявила готов­ность «всеми силами и

знаниями помогать доблестным германским войскам в оконча­тельном разгроме

сталинских приспешни­ков», а в сентябре в Новочеркасске с санк­ции

оккупационных властей собрался казачий сход, на котором был избран штаб Войска

Донского (с ноября 1942 г.

именовался шта­бом Походного атамана) во главе с полков­ником С. В. Павловым,

приступивший к орга­низации казачьих частей для борьбы против Красной Армии.

После того как опыт

использования каза­чьих частей на фронте доказал их практичес­кую ценность,

германское командование при­няло решение о создании в составе вермахта крупного

казачьего кавалерийского соедине­ния. 8 ноября 1942 г. во главе соединения,

которое еще предстояло сформировать, был назначен полковник Г. фон Паннвиц —

бле­стящий кавалерийский начальник, к тому же хорошо владевший русским языком.

Осу­ществить план по формированию соедине­ния уже в ноябре помешало советское наступ­ление

под Сталинградом, и приступить к его реализации удалось лишь весной 1943 г. — после отхода

немецких войск на рубеж реки Миус и Таманский полуостров и относитель­ной

стабилизации фронта. Отступившие вме­сте с германской армией с Дона и Северного

Кавказа казачьи части были собраны в рай­оне Херсона и пополнены за счет

казаков-беженцев. Следующим этапом стало сведе­ние этих «иррегулярных» частей в

отдельное войсковое соединение. Первоначально было сформировано четыре полка:

1-й Донской, 2-й Терский, 3-й Сводно-казачий и 4-й Кубанский общей численностью

до 6000 че­ловек.

21 апреля 1943 г. германское командо­вание

отдало приказ об организации 1-й Ка­зачьей кавалерийской дивизии, в связи с чем

сформированные полки были переброшены на учебный полигон Милау (Млава), где еще

с довоенных времен находились склады сна­ряжения польской кавалерии. Сюда же

прибыли лучшие из фронтовых казачьих частей, та­кие как полки «Платов» и «Юнгшульц»,

1-й Атаманский полк Вольфа и 600-й дивизион Ко­нонова. Созданные без учета

войскового принципа, эти час­ти расформировывались, а их личный состав сводился

в пол­ки по принадлежности к Донс­кому, Кубанскому и Терскому казачьим войскам.

Исключение составил дивизион Кононова, включенный в дивизию как от­дельный

полк. Создание дивизии было завершено 1 июля 1943 г., когда произведенный

в звание генерал-майора фон Паннвиц был утвержден ее командиром.

Окончательно

сформированная дивизия имела в своем составе штаб с конвойной сот­ней, группой

полевой жандармерии, мотоцик­летным взводом связи, взводом пропаганды и духовым

оркестром, две казачьи кавалерий­ские бригады — 1-ю Донскую (1-й Донской, 2-й

Сибирский и 4-й Кубанский полки) и 2-ю Кавказскую (3-й Кубанский, 5-й Донской и

6-й Терский полки), два конно-артиллерий-ских дивизиона (Донской и Кубанский),

раз-ведотряд, саперный батальон, отдел связи, подразделения тылового обслуживания

(все дивизионные части носили номер 55).

Каждый из полков состоял из двух кон­ных дивизионов (во 2-м Сибирском полку П-й

дивизион был самокатным, а в 5-м Дон­ском — пластунским) трехэскадронного со­става,

пулеметного, минометного и противо­танкового эскадронов. По штату в полку насчитывалось

2000 человек, включая 150 человек немецкого кадрового состава. На во­оружении

имелось 5 противотанковых пушек (50-мм), 14 батальонных (81-мм) и 54 рот­ных

(50-мм) миномета, 8 станковых и 60 руч­ных пулеметов MG-42, немецкие арабины и автоматы.

Сверх штата полкам были при­даны батареи из 4 полевых пушек (76,2-мм).

Конно-артиллерийские дивизионы

имели по 3 батареи 75-мм пушек (200 человек и 4 ору­дия в каждом), развед отряд

— 3 самокатных эскадрона из числа немецкого кадрового состава, эскадрон молодых

казаков и штраф­ной эскадрон, саперный батальон — 3 сапер­ных и саперно-строительный

эскадроны, а дивизион связи — 2 эскадрона телефонистов и 1— радиосвязи.

На 1 ноября 1943 г. численность диви­зии

составляла 18 555 человек, в том числе 3827 немецких нижних чинов и 222 офице­ра,

14 315 казаков и 191 казачий офицер. Не­мецкими кадрами были укомплектованы все

штабы, специальные и тыловые подразделе­ния. Все командиры полков (кроме И.Н.

Ко­нонова) и дивизионов (кроме двух) также были немцами, а в составе каждого

эскадро­на имелось 12—14 немецких солдат и унтер-офицеров на хозяйственных

должностях. В то же время дивизия считалась наиболее «ру­сифицированным» из

регулярных соединений вермахта: командирами строевых конных под­разделений —

эскадронов и взводов — были казаки, а все команды отдавались на русском языке.

В Моково, недалеко от полигона Милау, был сформирован казачий учебно-запасной

полк под командованием полковника фон Бос­се, носивший номер 5-й по общей

нумерации запасных частей восточных войск. Полк не имел постоянного состава и

насчитывал в разное время от 10 до 15 тысяч казаков, которые по­стоянно

прибывали с Восточного фронта и ок­купированных территорий и после соответ­ствующей

подготовки распределялись по полкам дивизии. При учебно-запасном пол­ку

действовала унтер-офицерская школа, готовившая кадры для строевых частей. Здесь

же была организована Школа юных казаков — своеобразный кадетский корпус, где

прохо­дили военное обучение несколько сот под­ростков, потерявших родителей.

Осенью 1943 г.

1-я Казачья кавалерийс­кая дивизия была отправлена в Югославию, где к тому

времени заметно активизирова­ли деятельность коммунистические парти­заны под

руководством И. Броз Тито. Благодаря своей большой подвижности и маневренно­сти

казачьи части оказались лучше приспо­собленными к горным условиям Балкан и

действовали здесь более эффективно, чем неповоротливые ландверные дивизии

немцев, несшие здесь охранную службу. В течение лета 1944 г. части дивизии

предприняли не менее пяти самостоятельных операций в горных районах Хорватии и

Боснии, в ходе которых уничтожили много партизанских опорных пунктов и

перехватили в свои руки инициа­тиву наступательных действий. Среди мест­ного

населения казаки снискали себе дурную славу. В соответствии с приказами командо­вания

о самообеспечении, они прибегали к реквизициям лошадей, продовольствия и фуража

у крестьян, что часто выливалось в массовые грабежи и насилия. Деревни, насе­ление

которых подозревалось в пособниче­стве партизанам, казаки сравнивали с зем­лей

огнем и мечом.

В самом конце 1944 г. 1 -и Казачьей диви­зии

пришлось столкнуться с частями Крас­ной Армии, пытавшимися соединиться на р.

Драва с партизанами Тито. В ходе ожес­точенных боев казакам удалось нанести тя­желое

поражение одному из полков 233-й советской стрелковой дивизии и вынудить

противника оставить захваченный ранее плац­дарм на правом берегу Дравы. В марте

1945 г.

части 1 -и Казачьей дивизии (к тому времени уже развернутой в корпус) участвовали

в пос­ледней крупной наступательной операции вермахта в ходе Второй мировой войны, ког­да

на южном фасе Балатонского выступа ка­заки успешно действовали против болгарских

частей.

Так что, как можно видеть,

причина у москалей обвинить казаков в пособничестве есть. И не страшно, что из

москалей была сформирована миллионная власовская банда РОА («Русская

Освободительная Армия»), не страшно, что в Ваффен СС было несколько москальских

подразделений (29-я Дивизия гренадеров СС – 1-я Русская - (преобразована из бригады Каминского РОНА в 1944; 1-я русская

национальная бригада «Дружина»; Добровольческий полк СС «Варяг» и др.) - ведь москаль перманентно непогрешим

– согласно их господствующей идеологии – и потому среди «русских» предателей

нет и быть не может! Зато все «хохлы», «чурки», «казачки», «хачи» - это

исконные враги «русского народа», что подтверждается отношением властей к

вышеперечисленным категориям граждан. Мы пережили непрерывную полосу избавления

нас от «буржуазного национализма», а донские, уральские и сибирские казаки -

еще и «расказачивание» (массовую резню, организованную большевистскими иудеями

Лениным, Свердловым и Троцким).

Заодно можно будет попрессовать и «бульбашей» за 30-ю Дивизию Гренадеров

СС (1.Белорусская) и за белорусский батальон СД. Там же, где возможна причина,

появляется и повод – мало ли какой, что там будет политически выгодно Кремлю?!

Просто выгодные причины по надобности немедленно извлекаются из спецхранов и

выдвигаются прокурорскими обвинениями через все «русские» СМИ кому угодно,

только не самим москалям. Себя-то ненавидеть им сложнее, чем кого угодно.

- И кто-то еще МЕНЯ пытается обвинить в «ксенофобии»?!!

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

Считаете ли вы тарифы на электроэнергию и газ завышенным?

Реклама
Реклама