Степь Киммерийская. ч. 11

2009-12-27 13:26 791 Нравится

11

Деревня колдунов объявилась внезапно – за очередным поворотом дороги открылось пустое пространство, посреди которого ощетинился высоким частоколом Коростень. Всадники, не выезжая из лесу, остановились. Со стороны села доносились звуки бубна и чей-то высокий голос заунывно выпевал незнакомые слова. - С налёта нам эту деревню не взять – успеют за-крыть ворота. - Тогда, Боян, мы поступим хитрее. Как только Рам прилетит, попроси его собрать к нам всех птиц, живущих в соломенных крышах мазанок. А дружинники пускай разве-дут костёр, - сказала Хельга. Когда ворон прилетел, бездымный костёр из сухих веток уже ярко пылал. На зов Рама из Коростени стали сле-таться воробьи, голуби и ласточки. Ккаждой птичке Хельга и девушки подвязывали под тельцем тлеющий уголёк из костра, после чего выпущенная птица стрелой мчалась в своё гнездо. Приказ Рама был законом – иначе ни одна из них не вернулась бы в деревню. Очень скоро село запыла-ло, а пламя гнало триполийцев прочь из пожарища. Колду-ны – старые, молодые, совсем юные – толпились у ворот, проклиная огонь и призывая ливень. Тут же громоздились кучи из колдовских книг и инструментов – только свои гнусные тексты и приборы колдуны спасали из жаркой глотки огня. - Пора! – Ингвер вынул мечи и тронул Ашву. Та пошла, всё убыстряя движение – пока не полетела над зем-лёй в стремительном галопе. Отряд Ингвера нёсся за ним. Всадники выли по-волчьи, а вокруг них серебром свети-лись круги от движения мечей, готовых впиться в добычу. Но потом раздались истошные вопли, полные смертельно-го ужаса: «Зико! Спасайся, кто может! Вала, защити нас!» Несколько самых старых жрецов, взявшись за руки, запели заклинание вызова Чёрной Змии Валы, но нахлыну-вшая волна конников втоптала их в землю. Грохот копыт, ржание коней, вопли умирающих колдунов, выкрики разя-щих беспощадно Воинов-Зико, рёв пожара – всё слилось в один грозный гул. Казалось, сама земля закричала от боли, когда на неё хлынули потоки нечестивой крови. Некоторые колдуны пытались обороняться от всадников узкими длин-ными бронзовыми мечами, но безуспешно. Их тела снопа-ми валились в разные стороны там, где проносились дико храпящие кони, с сёдел которых рубили и кололи врагов в бешеном упоении, казалось бы снизошедшие из Сварги ге-рои древних легенд Арианы. Довольно скоро рубить стало некого. Дружинники старательно добили подававших при-знаки жизни триполийцев и выехали из пылающей дерев-ни. За их спинами, словно сама Чёрная Змия Валы, потрес-кивая поднятыми ввысь потоками расскалённого воздуха , клубился дым над уничтоженным колдовским логовом. - Не много доблести – порубить безоружных! – не-довольно произнёс Арс, оглянувшись на столб дыма. - Их оружие – колдовство. Замешкайся мы на мгно-вение, и сейчас это наши трупы достались бы на поживу хищникам. Колдовство часто более мощное оружие, чем меч, - назидательно ответил ему Боян. Затем счастливо улыбнувшись, он запел: -На поле павших лишь мрачноперый Чёрный ворон клюёт мертвечину Клювом острёным, Трупы терзает угрюмокрылый Орёл белохвостый, войностервятник, Со зверем серым, с волчиной из чащи! Дорога петляла по лесу. Боян умолк, вслушиваясь в щебетание птиц. Вдруг Орель сказала: - Сейчас будет встреча. Не на земле, не под землёй, не в воде, не в небе! - На дереве! – Ворскла наложила стрелу на тетиву. - Нет. Эта встреча - во благо! – Хельга остановила девушку. И действительно, на старой берёзе высоко в вет-вях путники увидели огромное гнездо. По всем веткам бы-ли навязаны развевающиеся разноцветные ленты ткани – как новенькие, так и почти выгоревшие на солнце. Из гнез-да показалась рыжая голова человека. - Эй, Зико! – раздался женский голос, - Зачем Коро-стень спалили? Триполийский акцент разозлил Локи. Задрав голову, он крикнул: - Тебя забыли спросить, карга рыжая! В тот же момент Локи схватился за голову и выру-гался – в лоб ему попал здоровенный орех, пущенный из гнезда сильной и меткой рукой. - Во-первых не карга, а довольно молодая. Во-вторых не рыжая, а золотая. А в-третьих – могли бы и спросить – если бы с другой стороны ехали! Ингвер рассмеялся и сказал: - Так покажись же – молодая, золотая, любопытная. А то разговаривать неудобно – слишком высоко забралась ты в гордыне своей. В ветвях зашуршало и рыжая молния скользнула вдоль ствола. Через мгновение на дороге появилась строй-ная девушка в одежде из беличьих шкурок – зимних и лет-них. К множеству рыжих косичек прилепились крохотные бубенцы, а на груди колыхались ярко горящие бусы из грубо обработанных драгоценных камней. Гордо выпрями-вшись, девушка сказала на языке русов уже почти без ак-цента: - Я – Беркана Рудра, ионийская Львица, ведьма из Гандерланда! А кому это не нравится – пускай катится в логово к дуппам или иным тварям триполийских колдунов! Локи потирая багровую шишку на лбу, рассмеялся и сказал ионийской Львице в беличьих шкурах: - Откуда же ты взялась такая посреди триполийских лесов и болот? Гандерланда уже нет – то место давным-давно называют горами Карпахи! - А взялась я, красавчик, случайно – забрёл какой-то конунг в наш посёлок, понравилась ему моя бабка – а в наших жилах много крови гандерландцев, и только малая часть триполийской – получилась мамка. А потом уже по-лучилась я – ни на кого не похожая, но очень даже приго-жая. Вон, и ты на меня буркала свои бесстыжие вылупил. Смотри – не сглазь бедную девушку. Скорадер, хлопнув Локи по спине, ответил вместо него: - Это ты не сглазь его своей полной пазухой, а то он глаз оторвать от выреза твоей куртки не может! Беркана гордо похлопала себя обеими руками по груди, высоко вздымающей беличью рубаху: - Моё – при мне, а его – пусть при нём и остаётся. Мне такое без надобности. А захочу – так получу. Сколько захочу! Нас, людей змее-львов, на земле очень мало оста-лось. И мы ни у кого ничего не просим – сами берём! Ясно, мальчик?! - Гы-ы-ы! – только и смог выдавить из себя Локи. Он готов был оскорбиться, но побоялся попасть в смешное положение. На кого тут обижаться – на рыжую деваху, словно белка скачущую по веткам, не имеющую ни насто-ящего жилья, ни коня, ни коров, да к тому же ещё и не-арья?!! - Что, скушал? Не всё тебе одному шутки шутить! – Боян был весел, - Нарвался на зубастую и языкастую, вот и молчи, коль нечего сказать. Как вижу – здесь не по Олеву башлык! Беркана повернулась к Ингверу, окинув взглядом его самого, оружие, Ашву, волчицу. - Возьми меня с собой, конунг, может и я вам при-гожусь в пути. Я и дорогу к Мёртвому лесу знаю, покажу. - А откуда ты знаешь, что нам в Мёртвый лес надо? - Ты сам только что хотел спрсить у меня – как туда добраться, знаю ли. Так вот: знаю. И хорошо знаю. И то, что Аниуз уже там – тоже знаю. Ну, как, конунг, берёшь? - Куда ж от тебя, такой шустрой, денешься! Собирай свои пожитки и трогаемся! - Нет у меня ничего – только то, что при мне, да ки-ска. Её-то взять можно? - Бери, пёс с тобой. - Не пёс, а кыса. Или плохо слышишь, конунг? Или на красоту мою несказанную засмотрелся? Беркана, глядя на гнездо, нежно позвала: - Кошечка моя, Тано, идём с мамой! Зашелестела листва и рядом с Берканой на дорогу грациозно опустилась огромная рысь. Она ласково мяукну-ла, показав при этом великолепные клыки и потёрлась го-ловой о колено Берканы. - Представляю, какие мышки у тебя в гнезде водят-ся, если на них такую киску заводят! – Ингвер ухмыльнул-ся. - Нет у меня никаких мышей. И не было. А вот кыса – была. Она всегда со мной! Ну что, в путь? - Поехали! - Тогда – за мной! – и Беркана зашагала впереди от-ряда, - Скоро выйдем к реке, там и заночуем. Место там хорошее, чистое. Колдуны его далеко стороной обходят. А для нас – в самый раз! Вытащив откуда-то из складок одежды комуз, Бер-кана на ходу принялась наигрывать на нём одной ей извес-тную мелодию. Но звуки комуза не резали ухо даже Бояну непривычным построением музыкальных фраз. Берег реки был покрыт на удивление свежей зелё-ной травой. Как сообщила Беркана, река называлась Уж – именно она была связана в легендах с Чёрной Змией Валы. Когда лагерь на заливном лугу был разбит, пища приготов-лена и дружинники расселись у котла, Беркана поведала им древнюю историю. Она ловко орудовала ложкой и ни на миг не умолкала. Дозорцев решили не выставлять – Гелла, Рам и рысь Тана вполне справлялись с караульной служ-бой. -…После того, как ваш герой Индра убил мать Чёр-ной Змии Валы, Вритру; после того, как он освободил Валу и расколол это существо ваджрой, Чёрная Змия Валы зата-илась в болотах Мёртвого леса. Однажды она полетела к порогам Синда – у нас его называют Данапер. Но Индра перехитрил её, спрятавшись в засаде близ Коростеня. Ког-да Чёрная Змия Валы пролетела над ним, он метнул в неё ваджру, но промахнулся и попал не в сердце, а в голову. Оглушённая, Чёрная Змия Валы упала на землю, но быст-ро пришла в себя. И пока Индра искал свою ваджру, скры-лась. А река Уж – это и есть отпечаток тела Чёрной Змии Валы. В нашем мире очень мало мест, где она хотя бы про-сто садилась на землю – а тут такое! Жрецы Триполианы по указанию Верховных Колдунов Триполи и Стигии за-ложили в память о падении Чёрной Змии Валы - святотат-ства, учинённого Индрой – храм Валы, Чёрный стан. Из этого храма и выросла деревня колдунов Коростень, корос-та её задери! - Положим, эту деревню не короста задрала, а огонь пожрал, но всё одно – хорошо! – Ингвер тщательно обтёр ложку и засунул её за голенище сапога, замотав в кусок бе-лой холстины. Тем временем солнце село… В небе начали появляться самые яркие звёзды. - Сколько нам ещё ехать до Мёртвого леса? – спро-сил Беркану Карай. - Если не торопиться – пять дней; как обычно – три дня; если спешить – то день и полдня. - Мы проделаем этот путь за четыре дня, чтобы кони были свежими, - Боян потянулся и стал поудобнее уклады-вать седло в изголовье. Внезапно в небо заполыхали зарницы, северо-запад стал наливаться багрянцем. И когда небо там стало цвета артериальной крови, на этом фоне появилась всадники, сражающиеся со всевозможной нечистью. Созерцание яро-стной схватки полностью поглотило внимание Воинов-Зико. С неба до них доносился отдалённый гул – словно табуны из тысяч коней неслись по Степи. Вдруг один из Небесных Всадников замер, бросил свой меч и, выхватив топор, вновь ринулся в бой. Меч, оставив за собой мерца-ющий след в воздухе, глубоко вонзился в землю неподалё-ку от лагеря. В тот же миг Беркана сорвалась с места и опрометью кинулась к светящемуся сине-зелёным холод-ным пламенем мечу. Едва она прикоснулась к рукояти ме-ча, как видение в небе исчезло. Наступила темнота. Возвратившись к костру, Беркана протянула Бояну небесный меч. Он был великолепен! На синей, почти чёр-ной стали клинка серебром блестели крепкие руны, сереб-ряная рукоять заканчивалась золотым кольцом со знаком двусторонней Сварги внутри. - Здесь руны Райдо, Уруз, Дагаз, Асс, - Боян внима-тельно присмотрелся, - Руда, то есть кровь, то есть Рудра. В символическом ключе руны клинка говорят такой кен-нинг : - Длинные вёрсты верхом на лошади Преодолевает яростный боец, Свет невозможен без тьмы, Но руна мага поможет в пути. Кеннинг этот можно прочесть так, если взять маги-ческие значения рун: - Руна пути, Райдо, всеобъемлющего Небесного За-кона, поможет востановить Порядок при направленном усилии всего нашего отряда – на это указывает руна пива Уруз. Руна речи, Дагаз, придаст нам силы для совершения ритуала очищения земли от колдунов, а повивальная руна благого заклятия, Асс, защитит нас от чужой волшбы и придаст вдохновенную ярость в борьбе с врагами. Это хо-роший знак не только для тебя, Беркана, но и всем нам. А вот здесь на рукояти, посмотри – из узора складываются руны Воина-Зико. Береги этот меч, он дан тебе не зря. Это оружие героев, удостоившихся обретения Сварги, и отко-ван он небесными кудзи – на земле невозможно подобное мастерство. Но учти – меч дан тебе во временное пользо-вание. Когда он выполнит свою задачу в Мидгарде, то воз-вратится к своему хозяину, в Сварге пребывающему. Боян подбросил меч в воздух и, перехватив его дру-гой рукой, рубанул по высокому стеблю чертополоха. Не-сколько мгновений куст стоял, как ни в чём не бывало, а потом верхушка соскользнула, обнажив гладкий срез. - Жаль, что тебе не надо брить бороду, - Локи не удержался и съязвил, - Таким мечом бриться одно удоволь-ствие! - Да твою бороду и полотенцем можно смахнуть. А вот язык, похоже, у тебя действительно слишком длинный! – огрызнулась Беркана и нежно погладила иссиня-чёрный клинок. - Уж лучше голову ему отбрей, - рассмеялся Арс, укладываясь поудобнее под попоной. - Да ты что, чем Локи тогда есть будет?! – возмути-лся Освальд. - А башлык на чём носить? – хихикнул Бейбарс. - А как без головы затылок чесать? – Яр-Тур тоже не отказал себе в удовольствии кольнуть шутника Локи. - Если нос останется на голове, то Локи умрёт от скуки – не носить же голову постоянно с собой, чтобы этот нос совать повсюду! – это включился в разговор Сколот. - Чего раскричались, словно триполийские менялы! Спать невозможно посреди этой сорочьей стаи! – Локи де-монстративно притворно захрапел. Всем стало смешно, а Орель стала бросать в завернувшегося с головой в попону Локи коробочками чертополоха. Насмеявшись, воины бы-стро уснули. Ингверу в эту ночь приснился сон. Он погрузился в него, как в реальность, и это уже был не просто сон… - Из реки, струясь кольцами, шла двуногая огром-ная серая змия, с двумя изогнутыми рогами и длинным хвостом. «Так вот в чём дело, - во сне понял Ингвер, - Чёрная Змия Валы – не змея! Она Змия-Дракониха! И она прислала Серую» Ингвер хотел вскочить и выхва-тить меч, но страшная сила сковала его, удерживая на месте. Змия подняла свою голову над конунгом и его спящими спутниками. - Шеша, аз наму! – просвистела она, - Волей Чё-рной Змии Валы говорю я с тобой. Вернись в Степь, там сражайся и погибни в бою, как подобает арья. Здесь же тебя пожрут булы и ты никогда не обретёшь Свар-гу. Подумай и о своих товарищах – всем вам быть в Ни-флхейме! - Не тебе, грязный червяк, судить о том, что по-добает делать мне, конунгу! И не тебе быть моим бла-годетелем! – Ингвер страшно разозлился. Но тут серая змия вдруг распалась на множество призрачных белесых тупорылых обрубков. Мерзко извиваясь, они обсели не-подвижные тела на лугу и стали быстро розоветь, на-ливаясь кровью. Насытившись, они отвалились, словно огромные пиявки и тяжело поползли к воде, оставляя за собой слизистый след. Одна из них обернулась и сказала на прощание: - Это только начало. Скоро придут и булы! …Вмиг всё исчезло. Ингвер пришёл в себя на ногах, держа оба меча в оборонительной позиции. Вокруг, не по-нимая что случилось, толпились его спутники. Нестерпимо ныла шея. Когда Ингвер рассказал свой сон, Хельга осмот-рела его, и над сонной артерией заметила две бледных ран-ки. - Руны охраняют тебя, конунг! Ведь лярвы живыми никого не отпускают. А ты – почти невредим. Никто больше не был искусан, но лярвы – это при-ходящие во сне твари, и потому спать никому не хотелось. - Так это твоё безопасное место? – нахмурясь, спро-сила Ворскла Беркану. - Оно всегда было безопасным. Что-то случилось в мире. И поэтому придётся оградить наш стан ещё и маги-ческой защитой. И Беркана принялась чертить в воздухе знаки, пово-рачиваясь по сторонам света. Эти знаки, светясь проплыли от её рук к границам лагеря, где остановились и образовали мерцающий бледно-голубой купол. - Всё в порядке, можно спать! - Можно, - Хельга утвердительно кивнула, - Это хо-рошая энергия и знаки хорошие. Похоже на магию арья, но несколько иное. Через некоторое время лагерь снова погрузился в сон. Но не для всех он был приятным. Многим снились ко-лдуны, превращающиеся в чудовищ и чудовища, превра-щающиеся в колдунов. Только Ингвер и Боян спали креп-ким сном без сновидений. А в их изголовьях, охраняя сон, сидели ворон и волчица – верные друзья. Тана, свернув-шись клубком, мурлыкала под боком у Берканы. И была ночь, и было тихо.

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

Вы поддерживаете отставку Дмитрия Разумкова?

Реклама