Степь Киммерийская. ч. 4

2009-12-26 01:17 429 Нравится

4

Наступило утро следующего дня. Ингвер и его не-большой отряд сидели в седлах перед выстроившимися на майдане в пешем строю гандхарвами.

- Су асти соратники! Мы покидаем Лугхейм, но наш дух будет незримо присутствовать здесь вечно – тут мы стали Воинами, тут мы познали Законы Братства, тут зака-лились наши тела и души. Мы не говорим вам – прощайте. Мы говорим – до свидания. Если не здесь - то в Сварге. Су асти гандхарвы! Су асти Наставники! Бог-Отец наш, сол-нечный Сварог да пребудет с вами! – Ингвер, произнеся эту речь, сделал приветственный жест и тронул коня. За ним потянулись и воины его дружины. Первым ехал Боян, за ним Сколот и Яр-Тур, потом Освальд и Бейбарс, затем Скорадер и Локи, а замыкали строй Карай и Арс.

- Су асти!- пронеслось вслед уходящим. Тюр, назна-ченный конунгом гандхарвов Лугхейма, проводил отряд Ингвера на расстояние одного поприща. Там они встретили дозор гандхарвов, тепло попрощались и пути их разошлись – Тюр с дозорными повернул к Лугхейму, а Ингвер повел свою дружину на запад. Туда, где за Синдом, в Мертвом лесу, затаился проклятый Иеужа, триполийский колдун.

- Жаль, что Ашока не поехал с нами, - сокрушался Ингвер.

- Ему надо севернее, там он со своими людьми сядет на драккар, и они поплывут к Холодному морю, по реке, на берегах которой засели дикие келты и мерьи, где выполза-ют по ночам из болот птиценогие демоны, куда подходят охотничьи отряды ублюдков с Уквы. Ашоке и его людям необходимо подготовиться к дальнему пути – ведь на Хо-лодном море их путешествие не закончится. Драккар поне-сёт их к Западному морю, где в устье большой реки Аль-бы их ждут кланы англов и саксов, изнемогая в борьбе с глубоководными монстрами.

Так отвечал Боян и был он прав. Остальные воины всматривались вдаль, ища врагов – ведь крылатые джаввы ещё не были полностью истреблены. Ингвер оглянулся на них и преисполнился гордостью за свой отряд. Ещё бы – за ним, на рослых красивых конях, сбруя которых густо ук-рашена скальпами убитых врагов, ехали молодые сильные бойцы, сияя бронзой начищенных нагрудников и оплечий, пуская искры солнца бронзовыми заклёпками ремней на шлемах из турьих черепов. Как сложенные орлиные кры-лья за спинами дружинников возвышалось оперение стрел в колчанах. Словно осколок солнца, сверкающий и беспо-щадный, передвигался по Степи! Внезапно Освальд поднял левую руку.

- Ха! – негромко произнёс он. Всадники насторожи-лись. Руки привычно легли на рукоятки мечей и боевых топоров. Там, куда показывал Освальд, вдали, двигалась темная лента.

- Соляной караван с конвоем? – спросил Ингвер у Бояна.

- Не похоже. Конных не видно. Скорее всего – трипо-лийцы. Но с солью.

Ингвер молча повернул Ашву на перехват каравана. Подъехав ближе, он убедился, что Боян был прав – трипо-лийцы на запряжённых волами повозках везли соль и ка-кие-то тюки. К одной из повозок цепями, тянущимися к железным ошейникам, были прикованы две женщины. Да-же сквозь пыль, густо их покрывающую, было видно, что они явно не триполийки. Не обращая внимания на суетя-щихся смуглых и темноволосых триполийцев, гортанны-ми криками внесших диссонанс в дневную мелодию Сте-пи, Ингвер подъехал к прикованным женщинам. Теперь стало видно и то, что они совсем юные. Вооружённые ко-роткими копьями караванщики сгруппировались поодаль. Их страх и волнение ощущались почти физически.

- Арья? – высокомерно спросил Ингвер у прикован-ных девушек.

- Да, конунг!

- Как вы попали на цепь?

- Нас похитили эти гнусные твари, когда мы заснули в дозоре на пограничном кургане. А очнулись – на повозке, в цепях…

- Значит вы сарматки . К тому же – преступницы, раз небрежно несли службу!

- Да, конунг, мы подлежим смерти. Но лучше смерть, чем плен у триполийцев.

- Благородные, убейте нас, вы ведь знаете – нам за-прещено убивать себя, попав в плен. Но никто не посмеет помешать Воину убить преступницу. Окажи нам милость, конунг!

Говорившая низко опустила голову, так, что грязные космы полностью скрыли лицо.

- Что скажешь, Боян? – Ингвер взглянул на Настав-ника.

- Ты, конунг – Орденец. Ты имеешь право даровать и отнимать жизнь в Степи, включая и арья. Кроме собратьев по Ордену. Тебе сейчас и решать. Я же думаю вот что: хоть раз в жизни, но и лучший скакун спотыкается. Этим сар-маткам можно даровать жизнь, чтобы они предстали перед судом Наставниц. Не дело, когда триполийцы нападают на арья – так и Вселенная может рухнуть.

Ингвер оглянулся на своих дружинников. Они молча сидели на конях, и только злой блеск в глазах, да побелев-шие костяшки сомкнутых на рукоятях топоров и мечей пальцев выдавали крайнюю степень возмущения зарвав-шимися триполийскими землероями. Конунг принял реше-ние и улыбнулся. Улыбка ещё не сошла с его лица, когда топор Ингвера обрушился на череп ближайшего к нему триполийца. Дружинники отреагировали молниеносно, и через пару минут на залитой кровью торной дороге валя-лось около трёх десятков изрубленных смуглых тел в про-питанных дёгтем штанах и рубахах. Тех, кто пытался ук-рыться под повозками, в тщётном старании спасти свои жалкие жизни, спешившиеся Карай и Яр-Тур перекололи длинными копьями. Над Степью снова воцарилась дневная мелодия. Разве что волы изредка икали, меланхолично пе-режевывая жвачку. Подталкивая древками копий, к Ингве-ру подогнали специально оставленного в живых, насмерть перепуганного триполийца. Он жалобно скулил, чем дико раздражал дружинников. Арс, перекосившись от отвраще-ния, саданул древком копья по сгорбленной от ужаса спине пленника. Тот заткнулся, по-птичьи моргая округливши-мися глазами.

- Ты, земляной червь, понимаешь речь арья?

- Да, благородный!

Шипяще - щелкающий акцент с непривычной моду-ляцией гласных показался Ингверу не менее омерзитель-ным, чем сам триполиец. Тем не менее он, страдая от необ-ходимости разговора с этим существом, продолжил:

- Я, Ингвер из Киммерийского Ордена, конунг, дарю тебе твою ничтожную жизнь лишь для того, чтобы ты, вер-нувшись в свою вонючую нору, рассказал своим вонючим соплеменникам о том, как и за что были убиты эти грязные крысы. Теперь убирайся отсюда, и поскорее.

Упавший на колени триполиец попытался облыбзать пыльные копыта Ашвы, но она, брезгливо отдернув ногу, ударила его в лоб. Триполиец вскрикнув, откатился. Всад-ники со смехом заулюлюкали, порская беглеца, словно зайца. Гелла, не разобравшись, кинулась было в погоню, но окрик Ингвера заставил её вернуться. Она села рядом с Ашвой и зевнула, широко разинув окровавленную пасть. Сегодня Гелла убила первого врага, вырвав глотку у три-полийца, попытавшегося из-за повозки ударить Ингвера копьём в спину. Конунг спешился и подошёл к сарматкам. Стряхнув пыль с плеча одной из них, он увидел выжжен-ную на нём незнакомую составную руну.

- Откуда это вы? Здесь, кажется, Гебо, Хагалаз, Асс ? Случайно не из Генчисхейма?

- Да, конунг.

- Далеко же вас увели! А какие ваши имена, и из ка-ких вы кланов?

Губы девушки, отвечавшей Ингверу, задрожали.

- Мы потеряли свои Имена и право иметь Предков, когда заснули на посту.

- Ладно, потом поговорим!

Ошейники были сбиты и девушки бросились к повоз-ке. Из одного тюка на ней они достали свои одежды. Сметя с себя пыль, оделись. И сразу показались дружинникам родными и близкими – в белых рубахах, шароварах и мяг-ких сапожках Всадников. Ингвер удовлетворённо хмык-нул, увидав скальпы по швам девичьей одежды.

- Сколько вам оставалось до Посвящения?

- Чуть больше года.

Девушки вновь умолкли, покраснев от стыда за утра-ту права иметь Имя. На помощь им пришёл мудрый Боян.

- Конунг, назови их, как хочешь, а потом попросим Совет Наставниц засчитать им наш поход за срок Испыта-ния и тем самым – вернуть Имена. Если они, конечно, в походе будут сарматками, а не сонными осенними мухами!

Слова Бояна понравились всем без исключения, даже по лицам девушек промелькнула робкая тень улыбки.

- Что у нас в этой местности по пути будет приметно-го? - спросил Ингвер у Наставника.

- Скоро река Орель, а ещё через пару поприщ река Варсколот. Обе впадают в Синд.

- Прекрасно, значит, ты будешь Орель, - Ингвер ткнул указательным пальцем в сторону одной из девушек, - А ты – Ворскла. Понятно?

- Да, конунг! – похоже, новые имена пришлись по вкусу сарматкам. А ожидали они имён гораздо хуже: от Сонной Мухи до Коровьей Лепёшки.

- Теперь в путь! Распрягите волов, кроме одной по-возки – её отдадим девушкам. Загрузите эту повозку самым ценным, что тут только есть – у ближайших арья обменяем – волов, повозку и барахло на коней для сарматок.

Приказ был исполнен точно и быстро. Оружие сарма-ток было в той же повозке, где и одежда, поэтому девушки не стали брать корявые триполийские изделия – их просто погрузили на фуру так, на всякий случай, да и из-за метал-ла. Не бросать же железо гнить в Степи! У Орели оказался небольшой, но тугой лук, а к нему колчан с сорока стрела-ми с гусиным оперением. Это сокровище Орель не выпус-кала из рук.

К вечеру отряд вышел на берег реки, давшей времен-ное Имя Орели. На противоположном крутом берегу вид-нелся бург. Дружинники перешли вброд реку и, подняв-шись на пригорок, остановились у закрытых ворот бурга. С привратных башен на них сурово смотрели дозорцы, ожи-дая, когда пришельцы назовут себя. Ингвер, обращаясь к старшему из них, чья голова в бронзовом шлеме сверкала в лучах заходящего за горизонт солнца, закричал:

- Су асти! Я, Ингвер из Киммерийского Ордена, ко-нунг, прошу гостеприимства у вашего бурга!

- Я, Дюжван из дъарья, сын Карвана, Страж Орель-стадира, приглашаю тебя, конунг Ингвер из Киммерийско-го Ордена и твоих спутников воспользоваться нашим гос-теприимством по праву Земли, Воды и Огня. Су асти!

И ворота растворились перед отрядом. Едва Ингвер и его люди прошли в них, как ворота захлопнули и заложили здоровенным дубовым брусом. Путников встретил спус-тившийся с башни Дюжван. Подождав, когда всадники спешатся и привяжут коней, он поднял руку в приветствии.

- Су асти вам, арья! Как добрались до Орельстадира, издалека ли вы едете?

- Су асти тебе Дюжван из дъарья, сын Карвана, Страж бурга! Не считая нескольких стычек с крылатыми джавва-ми, доехали спокойно, не потеряв не людей, ни коней. Но сегодня утром мы уничтожили триполийцев соляного ка-равана за то, что они покусились на свободу девушек–арья. Вот эту повозку, волов и груз соли мы хотим обменять у вас на коней для девушек.

- Об этом поговоришь с комвисом Орельстадира, ко-нунг Ингвер из Киммерийского Ордена. Сейчас вы смоете пыль со своих тел, и я отведу вас в Дом Совета, где для вас накроют стол. Там будет и комвис.

Вскоре Ингвер и его товарищи, искупавшись, сидели за столом. В дальнем углу его пристроились Орель и Вор-скла и несколько женщин Орельстадира, присматриваю-щих за тем, чтобы тарелки гостей не пустели. Посреди сто-ла, рядом с традиционным жбаном пива, горделиво возвы-шался глиняный кувшин с узким горлышком, наполненный красным виноградным вином. Комвис Орельстадира, по имени Готтен, когда гости насытились, засыпал их градом вопросов, касающихся пути. Ингвер подробно отвечал на них, удивлённо улавливая царящую в бурге атмосферу тре-воги. Готтен любезно согласился обменять повозку и соль на коней, но чувствовалось, что он ещё не всё сказал. Будто есть у него просьба, но комвис стесняется её высказать. И вновь Боян спас положение.

- Готтен из дъарья, сын Готлибена, комвис Орельста-дира, нет ли у тебя к нам какой-либо просьбы, не можем ли мы помочь хоть чем-то оказавшему гостеприимство?

Облегчённо вздохнув, Готтен сказал:

- Да, Орденец Боян, у меня действительно есть прось-ба к вам. Дело в том, что десять дней назад дозорцы видели в Орели чудовищ, похожих на людей. Они плыли к Орель-стадиру. А сейчас в окрестностях бурга река ими просто кишит по ночам. Они крадут скот и убивают людей, ока-завшихся у реки, они уже кружат у стен Орельстадира с явным намерением напасть на бург. Мы выяснили, что эту нелюдь наслал на нас Иеужа, равно как и крылатых джавв, которых мы в наших пределах истребили поголовно. Зав-тра новолуние, и я уверен – водяная нечисть нападёт на бург. Я прошу вас, гости, оказать помощь Орельстадиру и остаться тут, пока ночи вновь настанут лунными. Это всего девять дней. А в случае нападения опытные воины, среди которых два Орденца, были бы нам существенной подмо-гой.

- Мы поможем бургу. Нелюдь, вызванная Иеужей, является врагом всему миру арья. Поэтому долг каждого Воина – уничтожать их. Похоже, что ваши противники – глубоководные, которые проникли в Орель из Синда, а по Синду поднялись из Пунтийского моря. Мы готовы сра-зиться с ними. Вы знаете, какое оружие наиболее дейст-венно против них?

- Железо наносит им незаживающие раны, и они ис-текают зелёной кровью до тех пор, пока не умрут. Но они нападают огромными толпами, это мы знаем от уцелевших дъарья из разрушенных глубоководными бургов на левом берегу Синда. Лучше всего применять против водяных тварей меч и топор, – но не топор Всадника, а пехотный, с длинным лезвием, который оставляет широкие раны.

Боян подумав, сказал Готтену:

- Можно вооружить пятую часть людей копьями с на-конечниками длиной в короткий меч, чтобы ими можно было и рубить. Тогда копейщики будут прикрывать мечни-ков, а мечники – не дадут глубоководным подойти к ко-пейщикам. Кроме того, надо изготовить и заточить по-больше метательных дисков, чтобы поражать глубоковод-ных издали, ещё на подступах к бургу.

- У нас на стенах стоят котлы, в которых постоянно кипят смола и масло. Думаю, что гнусным жабоидам вряд ли понравится горячая купель. А копья и диски наши куд-зи примутся делать сейчас же – в их распоряжении целые сутки! – Готтен был рад мудрому совету Бояна.

- А теперь, дорогие гости, прошу вас спать. Завтра у нас, судя по всему, предстоит жаркая ночка, и не одна ду-ша арья пойдёт в Сваргу. Спокойно ночевать! - Готтен, поклонившись, ушёл отдавать распоряжения, а Ин-гвера и его дружинников уложили спать в гридне, на меш-ках с ароматным сеном специально подобранных трав – чтобы сон был спокойным и лёгким. Девушки ушли ноче-вать в женскую половину дома комвиса. И не успели ещё путники заснуть, как в бурге загромыхали кузнечные мо-лоты – Орельстадир готовился отразить нападение вызван-ной проклятым Иеужей водной нечисти.

Следующий день прошёл в тщательных приготовле-ниях к обороне, после полудня многие воины бурга сумели отдохнуть, набираясь сил к грядущей битве. И вот покрас-невшее солнце коснулось горизонта. Длинные синие тени протянулись от прибрежных кустов к другому берегу Оре-ли, а в этих тенях явственно что-то копошилось и хлюпало. Орельстадир замер, в ожидании наступления темноты. Тьмы ожидало и то, что таилось пока в бочажинах Орели, под кустами и корягами. Воцарилось краткое затишье, ка-кое бывает перед сильной бурей. Лишь изредка с заболо-ченного озерка на левом берегу Орели доносился моно-тонный голос выпи. Напряжение нарастало с каждым ми-гом. Вот солнце уже полностью скрылось за горизонтом, заря стала угасать. Выпь последний раз крикнула и насту-пила гнетущая тишина.

Боян, в доспехах и при мечах, вышел на стену Орель-стадира из привратной башни. Подняв руки к небу, он вскричал громовым голосом:

- Бог–Отец наш Сварог, сотворивший человека и нау-чивший его сражаться! Помоги нам в бою с водяной нелю-дью, освети поле битвы, чтобы воины видели врагов своих и поражали их. Простри над Орельстадиром свою покрови-тельственную длань!

С быстро темнеющего неба над Орельстадиром, в ко-тором зажглись первые звёзды, к земле протянулась огнен-ная руна молнии, и раздался гулкий раскат грома.

- Он услышал! – прошептал Ингвер стоящему рядом с ним на городской стене Дюжвану. Поодаль детвора под-кладывала поленья под казан с кипящей смолой. Послед-ние краски вечерней зари поблекли и быстро спрятались, убегая от ночной прохлады. Ветерок пролетел над землей и листва издала шелест, похожий на долгий печальный вздох. Наступила ночь новолуния.

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

Вы планируете голосовать на местных выборах 25 октября?

Реклама
Реклама