Анатолий Морозов. Путешествия венецианского купца.

2009-12-24 23:59 832 Нравится 2

Два десятка черных генуэзских галер выскользнули из-за

острова и устремились наперерез венецианской эскадре. Галеры заходили

со стороны солнца, и венецианцы повернули свои суда к берегу. Однако

встречный ветер не позволил им избежать сражения.

Знаменитые генуэзские арбалетчики буквально засыпали

венецианцев стрелами, и малочисленная эскадра не смогла одолеть

противника в абордажной схватке.

В тот день генуэзцы захватили в плен несколько тысяч

моряков Венеции. Среди пленных был сорокапятилетний седобородый капитан

по имени Марко Поло - бывший венецианский купец и путешественник .

В тюрьме города Генуи Марко Поло познакомился с одним

из старейших заключенных Рустичиано - сочинителем рыцарских романов. И

вот однажды, раздобыв с большим трудом бумагу и чернила, Рустичиано

принялся записывать рассказанные капитаном Поло истории.

И так сложилась целая книга, известная в наше время как

"Книга Марко Поло". В ней описано двадцатичетырехлетнее путешествие

венецианского купца.

Не поверив в присловье, что на море хорошо глядеть с

берега, юношей вместе с отцом и дядей - купцами из Венеции - отправился

Поло на торговом судне по Средиземному морю к юго-восточным берегам

Азии, а оттуда сушей в Китай.

Далее на восток купцов повела караванная тропа.

Тянулась тропа через пески, солончаковые степи, петляла в горах,

пересекала ущелья. Медленно брели груженные огромными тюками верблюды.

Нещадно палило солнце, хрустел песок, бесконечной лентой тянулась за

караваном сизая пустынная пыль. Дремали на ходу уставшие погонщики в

рваных халатах. Они давно уже не верили появляющимся в знойном мареве

видениям белокаменных храмов, райских зеленых садов. Среди тюков,

сжимая ложи арбалетов, восседали купцы в войлочных шапках. Не спи

купец! Гляди в оба! Неровен час, налетят со свистом и гиканьем степные

разбойники, тогда не только товаров, и живота лишиться недолго.

Иногда в пустыне встречались башни, не имеющие ни

входа, ни выхода. На вершинах башен сидела стража. Если путешественники

приближались к башне, спасаясь от разбойников, то стража опускала

веревочную лестницу, и путешественники бросив товар и верблюдов,

отсиживались в башнях неделями.

В "Книге Марко Поло" написано:

"Едешь по той пустыне ночью, и случится кому отстать от

товарищей, поспать или за другим каким делом, и как станет тот человек

нагонять своих, заслышит он говор духов и почудится ему, что товарищи

зовут его по имени, и зачастую духи его заводят туда, откуда ему не

выбраться, так он там и погибает. И вот еще что: и днем люди слышат

голоса духов и чудится часто, точно слышишь, как играют на многих

инструментах, словно на барабане".

Несколько лет ехали купцы Поло. Ехали, останавливались,

торговали. За это время много раз обернулись их деньги, а сам Марко

научился говорить по-татарски. И, наконец, приехали они в Китай. В то

время властвовал там монгольский хан Кубилай.

Принял Кубилай венецианских купцов в летнем дворце.

В парке, окруженном шестнадцатимильной стеной? стоял

большой дворец из бамбука на золоченых лакированных столбах. Каждый

столб кончался драконом: голова дракона поддерживала стропила, и лапы

дракона поддерживали блестящую бамбуковую кровлю.

Марко Поло понравился хану, и он предложил молодому

купцу поступить к нему на службу. Врач хана Кубилая, он же глава

звездочетов, придумал для Марко Поло должность: ездить по всей стране,

все замечать, а главное - смотреть, где принимают и где не принимают

бумажные деньги и откуда какой можно привезти товар. Должен был Марко

Поло все это разведывать и рассказывать хану.

О быте и военном мастерстве кочевников Марко Поло рассказывает:

"Зиму татары обыкновенно проводят в более теплых

низменностях, где находят достаточные пастбища для своих стад; летом же

они перекочевывают в местности более прохладные: в горы, в закрытые

долины, где можно найти и воду, и тень лесов, и пастбища.

Их жилища - круглые шатры, покрытые войлоком. Шатры эти

они при кочевке перевозят с собою. Все части шатра так хорошо пригнаны,

что разбираются и собираются очень легко. Вход всегда обращен к югу.

Возят татары с собой и кибитки, покрытые черным войлоком так искусно,

что в них при дожде не проникает ни капли.

В кибитки эти впрягают волов или верблюдов. В них

перекочевывают женщины и дети. Покупают и продают, что придется,

женщины. Они же должны заботиться об одежде хозяина и заведуют

домоводством; мужчины же знают только охоту, обучение ястребов, соколов

для охоты, да военные упражнения.

Питаются татары более молоком, мясом от стад своих, да дичью, добытой на охоте.

Татары вооружены отлично и богато. Оружие их - лук,

стрелы, мечи и палицы, но прежде всего - лук. Они замечательно стреляют

из лука. Лучших стрелков не видывал. На груди они носят доспехи из

буйволовой или иной очень крепкой кожи.

Татары - отличные воины. Они смело идут в бой. Лишения

они переносят лучше, чем воины всякой другой народности. Они при нужде

могут провести в походе целый месяц, питаясь только молоком да дичью,

какую удастся подстрелить на пути. Лошади их тоже довольствуются одним

подножным кормом. Для них нет надобности везти запасы ячменя, овса или

соломы. Они к тому же очень послушны. Седок может, если понадобится,

провести верхом целую ночь, не слезая, а конь его при этом спокойно

будет пастись...

Нет войска в мире, способного перенести столько трудов,

лишений, и которое стоило бы дешевле, потому для дальних походов нет

лучше воинов, чем татары. Немудрено, что они подчинили себе едва ли не

половину земли.

При встрече с неприятелем татары никогда не нападают на

него правильным строем, а начинают кружиться перед ним и засыпать его

стрелами. Бежать с поля битвы они стыдом не признают, потому иногда

пускаются в притворное бегство, причем, оборачиваясь, продолжают

выпускать стрелу за стрелой, нанося неприятелю большой урон. Кони их

обучены превосходно: поворачиваются туда-сюда, виляют, как собачонки.

На них не надивишься.

Так убегая, татары осыпают преследующего их неприятеля

стрелами, вьются вокруг него и продолжают бой. Неприятелю кажется, что

они обращены в бегство, что победа за ним. А они, заметив, что у

преследующих выбыло много людей и лошадей убитыми и ранеными, вдруг

дружно поворачиваются, в полном порядке с громким криком переходят в

нападение - мчатся на неприятеля и... в миг неприятель разбит! Он

проигрывает битву как раз тогда, когда, видя бегство татар, воображает

себя победителем. Этим приемом татары выиграли множество сражений".

Семнадцать лет прослужил Марко у Хана Кубилая, а когда

ему исполнилось тридцать пять лет, а его отец и дяди стали стариками,

решили купцы Поло возвратиться домой в Венецию. Кстати и оказия

подвернулась.

Захотел Кубилай породниться с персидским ханом, для чего решил отправить хану невесту - одну из своих дочерей.

Для посольства, в состав которого вошли и купцы Поло,

великий хан приказал снарядить четырнадцать судов, на каждом судне по

четыре мачты.

На корабли погрузили продовольствие на десять лет.

Корабли были однопалубные из еловых досок и имели до шестидесяти кают.

В тех кораблях, которые побольше, до тридцати отсеков, разделенных

плотно пригнанными досками. Сделано это на случай, если корабль даст

течь. (Такие перегородки в теперешних кораблях называют

водонепроницаемыми.) Стены кораблей двойные, доска на доске, внутри и

снаружи законопачены и сколочены гвоздями. Корабли не осмолены, потому

что смолы здесь нет. Вместо смолы суда пропитаны варом, сделанным из

негашеной извести, мелко накрошенной конопли и древесного масла. На

судах по двести мореходов. Идут на веслах, у каждого весла четыре

матроса. При кораблях есть большие лодки, на каждой лодке по сорок

матросов. Кроме больших лодок есть еще и маленькие. Эти лодки помогают

тащить корабль на буксире при неблагоприятном ветре.

Иногда корабли идут под парусами. Паруса сделаны из

бамбуковых дощечек, вшитых в цинковки. Паруса эти никогда не

опускаются; они прикреплены таким образом, что, когда судно стоит на

якоре, парус болтается, как флаг.

Китайские матросы повернули паруса. Ветер наполнил их.

Поплыли корабли. Китаец - капитан посмотрел на чашку с водой. Стрелка,

постоянно поворачивающаяся концом на север, плавала в той чашке.

Пятнадцать кораблей нестройной колонной, стараясь не загораживать друг другу ветра, двинулись в ненадежное море.

Не все корабли из каравана, снаряженного великим ханом,

добрались до Персидского залива. От желтой лихорадки и неизвестных

болезней погибло около шестисот человек.

В городе Ормузе, расположенном в устье Персидского

залива? купцы Поло выменяли остатки своих товаров на драгоценные камни,

зашили их в изодранные халаты и вместе с купеческим караваном двинулись

на север.

Месяц спустя, минуя ущелья и заросшие буковыми лесами

перевалы, купцы Поло вышли к Черному морю неподалеку от Трапезунда.

Родина была уже совсем близко...

В Венеции с недоверием слушали рассказы Марко Поло про

далекую, загадочную Азию, да и немудрено. Он, например, говорил, будто

государь японский живет во дворце, крытым чистым золотом. Все мостовые

дворца, все полы в дворцовых покоях выложены плитами чистого золота.

Оконные рамы тоже золотые. И жемчуга в Японии изобилие. Он там розовый,

но прекрасен, крупный и отнюдь не менее ценен, чем белый жемчуг. Япония

также богата драгоценными каменьями.

Почти двести лет спустя знаменитый генуэзец Христофор

Колумб, прочитав "Книгу Марко Поло", решил, что к богатым берегам Индии

можно приплыть, не огибая Африки. Достаточно пересечь океан с востока

на Запад. Но еще больше, чем к берегам Индии, манило его к островам

Чипанго, так называл в своей книге Марко Поло Японию - страну золотых

крыш…

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

Вы поддерживаете запрет посещать закрытые публичные помещения людям, не вакцинированным от COVID

Реклама
Реклама