Яна СТАСИНЕВИЧ. Эпоха Рыцарства закончиться не может...

2009-12-24 23:51 1 098 Нравится 4

Перед майскими праздниками мне позвонили друзья, и

сообщили, что вскоре в Киеве, проездом, буквально на несколько дней,

будет известный писатель Владимир Свержин.

Конечно же, я не могла упустить такую возможность

познакомить наших читателей с автором популярной серии о сотрудниках

Института Экспериментальной Истории. Любители фэнтези с нетерпением

ожидают каждой новой книги о доблестном Вальдаре Камдиле и хитроумном

Лисе, Короле Артуре и Рыцарях Круглого стола, Екатерине Великой и

Емельяне Пугачеве, Генрихе Бурбоне и Генрихе Валуа, впрочем, к чему

долго перечислять, конечно же, вы знакомы с произведениями Свержина.

А если еще нет, возьмите любой том наугад, и вам

обязательно захочется прочесть остальные. Ибо это действительно

качественная литература, в которой заложены такие слагаемые успеха как

доскональное знание автором исторического материала, и в то же время

совершенно неожиданная и нестандартная его трактовка, интрига и любовь,

закрученный сюжет и необычайно симпатичные персонажи, с которыми

хочется встречаться вновь и вновь.

Итак, автор 11 романов в стиле фэнтези и детектива,

член Украинской Геральдической Коллегии и представитель Международного

Монархического Двора, инструктор Международной профессиональной

конфедерации каскадеров, а также просто эрудированный человек и

интереснейший собеседник Владимир Свержин.

- Владимир Игоревич, нашим читателям наверняка будет

интересно узнать, как же все начиналось, где и когда было положено

начало Вашей литературной деятельности.

- Начало литературной деятельности - это когда я начал что-то сочинять. Года в три. Вирши рифмовал:

"Вот он шкаф.

Он огромный как жираф.

Толстый он, как бегемот.

Много платьев в нем живет".

Потом начал писать в школе. Как-то раз, нужно было

выучить стихотворение о весне, и поскольку я этого не сделал, то, пока

остальные отвечали, благо фамилия не в самом начале списка, я написал

стихотворение и прочитал. Получилось, на тот момент, вроде как сносно.

Где-то в 15-16 лет, стихи уже стали на что-то похожи, и так случилось,

что они оказались у моего отца, когда у него в институте читал лекцию

руководитель знаменитой левинской студии при дворце пионеров им.

Постышева А. В. Охрименко. Он послушал и пригласил меня на семинар

молодых литераторов, где я достаточно успешно дебютировал. После чего

Александр Васильевич позвал меня к себе, в литературную студию.

В общем-то, я никогда не планировал заниматься

писательским трудом - как трудом. Считал, что это так, из разряда

легких увлечений.

После всех треволнений Перестройки я работал

начальником службы безопасности одной весьма солидной фирмы. Как-то

летом меня встретила знакомая и предложила попробовать себя в качестве

редактора в одном из харьковских издательств. Я согласился. Попалось

мне творение некоего автора, работавшего ночным сторожем. Вместо

несения караульной службы он кропал нетленки. На момент нашего

знакомства он написал уже 18 книг. Когда я увидел эти шедевры… "На

палубу вышел - палубы нет. В глазах у него помутилось"... То есть я не

думал, что можно писать вот так. В каждой строке было по 5-6 "перлов":

"Он ударил кулаком по тяжелой воде". Представляете себе, что такое

"тяжелая вода", по ней не стоит бить кулаком, и ничем другим тоже. А на

самом деле, автор имел в виду всего лишь, воду из водопада. "Висели

каплеобразные звездочки"... Представляете себе такое? А как вам "он

напряг мышцы локтя"? Я указал автору на все эти нелепицы, после чего он

в расстроенных чувствах закатил истерику главному редактору и

потребовал денег на "переделку текста". На что редактор, абсолютно

резонно возразила: "Где гарантия, что после переделки, тексты станут

лучше?" Автор возмутился и ушел, хлопнув дверью. Главный редактор

огорчилась, а так как я не могу видеть расстроенными хорошеньких

женщин, я предложил: "Давайте я вам что-нибудь напишу". На что мне

ответили: "Отлично. Пару глав, и аннотацию". Это я сделал быстро, и с

тех пор, так или иначе моя профессиональная деятельность связана с

писательством.

- Недавно вышла Ваша новая книга. "Воронья стража" -

продолжение полюбившейся читателям серии о сотрудниках И.Э.И.? В чем же

все-таки секрет ее популярности?

- Это вторая часть дилогии "Чего стоит Париж". Думаю, за исключением мелких шероховатостей в редактуре, книга удалась.

Вопрос, почему мои книги нравятся читателям, всегда

ставит меня в тупик, стоило бы спросить у читателей. На мой взгляд,

важно ощутить ритм эпохи, прочувствовать пульс: вальяжный "Трехглавый

орел", более динамичный "Париж", Англия Короля Артура, окутанная флером

мифологического восприятия мира. Каждый человек для себя имеет целую

вязанку мифов. В темные века мир был окутан ими, все вокруг

воспринималось через призму именно такого сознания. Если писать обо

всех эпохах одинаково, будет по Станиславскому - "Не верю!".

Возможно, чувство достоверности эпохи дает читателю основание любить эти книги.

- Правда, что у главных персонажей, Камдила, Лиса, Рассела, существуют реальные прототипы, и это люди из движения?

- У ряда героев действительно есть прототипы, и у

прекрасных дам, и различного рода кавалеров. Герцог Бэдфордский -

возглавляет один из московских клубов. Те, кто часто ездит на игры,

знакомы с Лисом, он и по сей день остается одним из сильнейших лучников.

Не стоит упрекать меня в том, что Камдил - это я, то же

самое можно сказать о герцоге Лейтоннбурге, де Леварье, Ллевелине,

Баренсе, брате Адриэне. Основные противники Камдила - тоже мои

ипостаси.

Что еще можно отнести к особенностям? Нет черных

негодяев и злых сил. Сказать, что Лис и Камдил действуют как

благородные герои - не взялся бы. Действуют согласно эпохе, в меру

коварно. Достаточно жесткая команда, часто не изнуряющая себя вопросами

политкорректности. С другой стороны, и противники их - не монстры,

вышедшие из глубин ада, а реальные люди, отстаивающие свои, по их

мнению, вполне справедливые притязания и интересы. На мой взгляд,

подобная подача материала более интересна, чем разделение на белых и

черных.

Со школьной скамьи меня очень напрягала книга "Дон

Кихот". Понятно, что ситуация утрированна - берем довольно пожилого

нищего идальго, с комплексом неудачника, подвязываем к нему дикого, но

симпатичного простолюдина-крестьянина, и получаем замечательную пародию

на рыцарские романы, и саму идею странствующих рыцарей. Берем другую

"сладкую парочку", являющуюся антитезой сервантесовским героям, вплоть

до того, что Камдил - кряжистый, Лис - высокий и тощий, и, как мне

кажется, убедительно доказываем, что эпоха странствующих рыцарей

закончиться, не может, ибо рыцарство как стиль жизни, манера поведения

- неистребимо, вне зависимости от всех церемониалов и ярких побрякушек.

Самого себя трудно причислить к фантастам, книги можно

отнести к фантастике - в наличии все подобающие случаю атрибуты (меч,

магия, гоблины, великаны), любовному роману, роману "плаща и шпаги",

детективу. На самом деле, это чистейшей воды производственный роман, о

сотрудниках Института Экспериментальной Истории.

Все встречающиеся в мирах существа для них привычны.

Нормальный тролль, обычная фея, также естественны для их обитателей,

как для нас - трамвай.

- В "Трехглавом орле" есть эпизод, где стоя под

виселицей, Камдил отказывается присягнуть разбушевавшемуся самозванцу.

Для него честь превыше всего.

- Действительно это так. Честь вообще понятие

абстрактное. Сказать, что с ней легко, нельзя. Это как своеобразные

весы, мерило поступков.

Пока честь не станет неотъемлемой частью нашего

повседневного поведения, характера, все потуги где-то как-то что-то

сделать в этом государстве, заранее, однозначно обречены на провал.

- "Гербы - это мой конек" - говорит Камдил в "Ищущем битву". Насколько я знаю, геральдика - это и Ваш конек.

- Несомненно. С середины 70-х годов, когда еще смотрели

с удивлением, и спрашивали: "Зачем, все это надо?". В то время

информацию приходилось собирать по крохам, сейчас проще - стали

выходить хорошие книги по геральдике. В прошлом году руководство

Харьковской Академии Дизайна и Искусств пригласило меня читать курс

геральдики. В следующем году это будет уже расширенный курс:

"Геральдика и наградоведение".

В настоящее время в Украине работает Геральдическая

Палата и Геральдический Коллегиум. Коллегиум занимается, в том числе и

ведением "Армориала" - украинского гербовника.

На данный момент я могу действовать как представитель

Украинского Геральдического Коллегиума, Русской геральдической коллегии

и Международного монархического двора, при необходимости регистрировать

гербы любой из стран, где развита геральдическая практика: Англии,

Франции, Швейцарии, США и т.д.

Надеюсь, что в Украине, которая позиционирует себя как

европейскую державу, отомрет махровая совковость, и такое понятие, как

"личный герб" - станет признанным у той части населения, которая

понимает, чем Личность отличается от винтика в государственной машине.

- Также Камдил не понаслышке знаком со многими видами единоборств, виртуозно владеет приемами исторического фехтования…

- На самом деле, Ю Сен Чу - мой приятель Юра Сенчуков, а де Ла Фонте - Николай Чугунов - учитель исторического фехтования.

Могу сказать, что ни за время игровой практики, ни прочих экзерсисов, никому не удавалось уложить меня в честном бою.

Были времена, на игрищах с Лисом… Я удерживал противника мечом по фронту, Лис метко отстреливал их из-за моей спины….

А, в общем, имею неплохую подготовку рукопашника,

являюсь тренером и по рукопашному бою, и по историческому фехтованию.

Владею практически любым видом холодного оружия.

- Во всех Ваших произведениях прослеживается

отличное знание исторического материала. Какие периоды мировой истории

для Вас особенно интересны?

- По роду деятельности я - медиевист - специалист по

средним векам, но с большим интересом отношусь и к иным историческим

эпохам, серьезно подхожу к любому материалу, с которым работаю.

- "Всадник дал шпоры коню, и тот помчался вперед, все выше и выше…", - так заканчивается "Закон Единорога"…

- Я знаю, как вывести Камдила из Валгаллы, но не стану

этого делать. Не каждому герою удается так эффектно уйти. Желать

Камдилу умереть в своей постели в 87 лет, от старости и болезней…

Строго говоря, ему уже давно пора на покой. По инвалидности. Со всеми

временными парадоксами, он прожил долгую содержательную жизнь. При

желании, читатель может подсчитать количество ран, учитывая ранение,

еще до поступления в Институт.

Жил как Вестфольдинг и ушел как Вестфольдинг… Не думаю, что нужен хэппи-энд, для Камдила то, что есть - и есть хэппи энд.

- Совсем недавно читатели получили "Сыщика для феи". Это вещь - не "камдиловской" серии, совсем иная, написанная другим языком.

- Другое место, другая эпоха… Было бы странно, если бы

персонажи говорили языком Екатерины Медичи. Как обычно, много над этим

работал, речь ПоймайВетра идет на фене 20-х годов. В общем-то, - это

детектив, если мы возьмем большую часть сказок, - это тоже детективы.

Где есть криминальная история, - почему бы не быть сыщику? Если книги о

Камдиле имеют своим дальним предком песни трубадуров, шансон де жест,

литературу рыцарского подвига, то предок "Сыщика для феи" - это

скоморошьи песни. Назвать его сатирическим? Оно скорее ироническое. Не

верным будет назвать его антиамериканским (Мурлюкия), равно как и

антирусским и антиукраинским (все варианты Груси и Субурбания). Я не

пишу книги направленные против стран, я рассматриваю скорее нравы и

ситуацию, нежели какие-то государственные действия. Это дает

возможность отрешиться от повседневного взгляда на вещи, после, со

стороны, что-то лучше понять для себя. Вероятно у этой книги несколько

иная аудитория, чем у камдиловского цикла, и тот, кто купил книгу,

соблазнившись именем на обложке, возможно, разочаровался, но надеюсь,

взамен появится другая публика, которая примет именно "Сыщика для феи".

- Владимир Игоревич, я слышала, что вы помогли многим талантливым начинающим авторам, что называется "выйти в свет".

- Есть некоторое количество авторов разных жанров,

которым я помог напечататься. Используя, конечно, частично свои связи с

издательством. Но по большому счету, мне не приходилось эти

произведения "продавливать", пользуясь своим авторитетом.

Есть ряд людей, имеющих литературный талант, и

достаточно усидчивости, чтобы что-то написать, и не имеющих

решительности и уверенности в себе, чтобы это представить. Кроме того,

есть, конечно, некоторые отличия, когда произведение приносит и

рекомендует известный автор, и когда оно идет общим ходом. Среди

авторов, которых я рекомендовал, нет таких, которые писали бы плохо.

Ирина Потанина - автор 5-6 женских романов, можно

сказать детективных, психологических. Мне всегда было тяжело с подобной

характеристикой, то есть, по форме это вполне криминальное

расследование, но не на этом там все держится. Первое ее произведение

было написано и лежало в столе, я его буквально забрал, отвез в Москву,

после чего с автором подписали договор…

Работаю, пытаюсь поддерживать хороших людей, особенно,

если они действительно не просто хорошие люди, а имеют литературное

дарование.

- Чем отличается женский роман от мужского?

- Примерно так же, как женщина отличается от мужчины.

Образом мысли, способом подачи информации. Мужчина обычно более

логичен, женщина - более эмоциональна. Для мужчины важнее чаще всего

действие, для женщины - состояние, ощущение. В общем-то, женский роман,

это не совсем то же самое, что роман, ориентированный на женщину, как

на потенциального покупателя, хотя в основном, это так. То есть, это

книга, с женской подачей текста.

- Владимир Игоревич, ко времени нашего интервью, Вы

уже держали в руках первый номер журнала "Планета Легенд", и у Вас даже

возникли уточнения и дополнения к статье "Экстрим для романтиков"

Да, в действительности все начиналось не в 92 - 93 , а

немного раньше. В 90 году, под Красноярском, состоялась первая

Всесоюзная Хоббитская Игра, в которой от Украины принимали участие

киевская, харьковская и горловская команды. В 91-ом, под Москвой была

проведена уже вторая всесоюзная игра, с участием многочисленной

харьковской команды. Воздвигались мощные крепости (Минас Тирит - 4 м,

башни до 6), катапульты. Как один из участников, могу

засвидетельствовать, что это была одна из самых насыщенных по

эмоциональной нагрузке и содержанию игр.

- Вы стояли у истоков Движения, а как складываются ваши отношения с Движением сейчас, Вы по-прежнему, постоянно ездите на Игры?

- Крайне редко. В основном по настоятельным просьбам

старых друзей. Поэтому объективности в моих суждениях может и не

хватать. Экиперовка сейчас стала получьше, чем в былые времена. Но

отношение к игре, дух. Как говориться, что-то главное пропало. Впрочем,

может быть это дежурные ветеранские сетования: " В наше время и

километр был куда как короче, и килограмм не в пример легче".

Травматизма было меньше, а уважения к сопернику - больше.

- И все-таки, прогресс или регресс?

- В общем, наверное, прогресс, поскольку я по турнирам

вижу, что там люди относятся к игровой реконструкции более серьезно. То

есть это уже не куртка из дерматина, с нашитыми на нее ложечками для

обуви, или пара жестяных, странного вида полукружий - такой себе

"бронелифчик".

- Голь на выдумку хитра?

- Вот именно, что голь, и, когда это голь,, потому что

пока ничего лучше не придумали, не сделали, это одно дело, а когда это

входит в норму, из разряда: "и так сойдет", - это не есть хорошо. А в

целом, игровое движение растет, надеюсь, что его не постигнет та же

судьба, что в свое время постигла бардовское.

- В сентябре, в Киеве состоится большой исторический фестиваль, и Вы приглашены организаторами в качестве…

- Гербового короля, т. е. - главы геральдического цеха,

можно сказать так, турнирного движения. Что такое гербовый король? Это

человек, с одной стороны, занимающийся ведением турнира, с другой

стороны, является судьей, по вопросам чести и достоинства и, с третьей

стороны, ведет летопись турнирного движения - вот такие основные

функции.

- Не могу обойтись без традиционного вопроса, о творческих планах.

- В работе продолжение "Сыщика для феи" - "И.о.

Великий", задумки романов "камдиловских" и "некамдиловских". Кроме

того, ведутся переговоры об издании "Энциклопедии династий королевских

домов Европы, Азии". В планах сотрудничество с ныне царствующими

фамилиями.

Хочу показать, что роль личности в истории, как бы то

ни было, не преходяща. Надеюсь, что мне это удастся, работа глобальная,

есть заинтересованность моя и издательства. Мне, как историку,

интересно подобную книгу написать.

- Что бы Вы пожелали нашему журналу?

— Журнал недавно появился, до этого ничего похожего не

было. Хотя необходимость в таком издании возникла лет 5 назад, когда

игровое движение из разряда такого

"кулуарно-доморощенного-посконно-домотканного" перешло в сферу

деятельности достаточно широких масс.

Я желаю, чтобы журнал рос, никогда не испытывал нужды

ни в материалах, ни в читателях. Ну, и чтобы его качество всегда могло

удовлетворить самые взыскательные вкусы.

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

Вы поддерживаете запрет посещать закрытые публичные помещения людям, не вакцинированным от COVID

Реклама
Реклама