Виктор КЛЕНКИН Флорентийский секретарь.

2009-12-24 23:45 573 Нравится 4

«В терпенье нашем – торжества залог –

Дабы орешек выскользнуть не мог.

Нацеливай получше молоток

И ядрами наполнится посуда…»

Никколо Макиавелли, 1492 год

Никколо Макиавелли (3.V.1469 г. - 21.VI.1527 г.) - один

из самых загадочных персонажей итальянского Возрождения, переломного

времени в судьбе Италии, когда представления средневековья вдруг

оказались несостоятельными, а будущее страны, раздираемой внутренними

противоречиями, живущей под постоянной угрозой внешнего вторжения,

туманным. В это сложное время сформировалась плеяда людей, названных

впоследствии "титанами Возрождения" - людей, чья свободная мысль

позволила совершить прорыв в науке, искусстве, механике. Они были

известны при жизни, их слава дошла до наших дней, не померкнув. Но как

же парадоксально сложилась судьба и последующая память о том, кто

первым отбросил религиозную теологию с ее догматом о божественном праве

власти в науке управления государством.

Наиболее знаменитая работа Макиавелли, трактат

"Государь", написанный в июле-декабре 1513 г., сопровождается шлейфом

скандальной славы. Собственно, она и породила термин "макиавеллизм".

Логика изложения в трактате строится на балансе противоречия между

беспощадным реалистическим взглядом на власть с одной стороны, и

безоглядной идеализацией правителя с другой. Основной вывод автора -

политика всегда превалирует над моралью. Автор утверждает, что ни одна

область общественной деятельности человека не является независимой от

политики. И только путем анализа существующего государственного

устройства, возможно создать основу для формирования дальнейших путей

его развития, принятия законов, призванных защищать права, свободы и

достоинство граждан.

Макиавелли не только сумел увидеть сам, но и

продемонстрировал другим, что жизнь государства, его внутренняя и

внешняя политика подчинены точным законам, в пределах которых люди и

действуют, порой даже не догадываясь об этом!

Пытаясь скрыть убийственную силу своих "крамольных"

наблюдений от церковных и светских властителей и при этом остаться

понятным для как можно большего числа людей, чей взгляд готов был

преодолеть барьер средневекового догматизма, свои мысли о политической

науке и идеологии он излагает в форме своеобразного мифа. В этом

трактате фантастическая и литературная стороны в завуалированной форме

несут вдумчивому читателю рационально направленные взгляды мыслителя.

Стиль изложения, вынужденно избранный Никколо, будучи

некоторыми не понят, а другими не принят в силу, очевидно, прозрачности

тезисов и формулировок, способствовал толкованию трактата, как

проявлению крайне циничного политического и человеческого коварства,

двуличия, лицемерия и жестокости, что обрекло автора на мстительное

порицание и хулу. Преследование наследия мыслителя приняло форму

гиперболизации человеческих качеств автора, отождествления их с чертами

властителя, героя трактата "Государь". И это произошло с человеком,

мечтающим о сильном и богатом итальянском государстве. Трудами таких

преследователей политический термин "макиавеллизм" в сознании людей

слился с личностью самого человека - Никколо Макиавелли, очернив память

о нем в веках.

Понимая буквально советы автора сильным мира сего

(фактически обличающие принятую практику феодального управления) о том,

как необходимо править народом, завоевывать другие государства и

покорять народы, люди ужаснулись той низости, которую он пытался

продемонстрировать, вскрывая тайные рычаги власти. "Люди - я ваше

зеркало!" - повторял герой нидерландского фольклора Уленшпигель. Именно

таким зеркалом являлись и трактаты Никколо Макиавелли, обнажая тайные

человеческие устремления.

Макиавелли родился 3 мая 1465 года во Флоренции, в

обедневшей аристократической семье. Отец - юрист - и именно в его

библиотеке состоялось первое знакомство Никколо с трудами античных

мыслителей, в том числе и с работами древнеримского историка Тита

Ливия. Работы этого античного автора послужили основой трактата

"Рассуждения о первой декаде Тита Ливия" (написан в 1513 - 1517 гг), в

котором, анализируя внутреннее устройство Римской республики и ее

внешнюю политику и роль героев в римской истории, Макиавелли доказывает

преимущества республиканского устройства государства над всеми

остальными.

Макиавелли отразил в этом труде колоссальный опыт,

накопленный им на посту секретаря Совета (коллегии) десяти, высшего

органа управления Флорентийской республикой, занимаемом им с 1498 по

1512 гг. Этот пост обеспечивал широкий доступ к государственным

секретам и отводил ему роль "теневого" советника правительства.

Четырнадцатилетний период практической деятельности в политике позволил

ему рассматривать выгоды и недостатки политических систем и вероятные

варианты путей дальнейшего развития государств.

Никколо Макиавелли написал также несколько пьес,

новелл, стихов, в которых вдумчивый читатель встретит рассуждения на

эту же тему, волновавшую его до конца жизни.

В жизни Никколо Макиавелли были минуты величия и

горечи. Долгие годы, пребывая на верху государственной пирамиды,

обладая влиянием и определяя политику Флоренции, в один миг он попал в

опалу, был арестован и подвергался пыткам. Но он не пал духом,

справедливо полагая, что судьба, оказывая свое воздействие на общество

и на каждого человека в отдельности, все же распоряжается лишь

половиной случайностей, происходящих в жизни. Вторая половина

изменений, происходящих в цепочке жизненных событий, определяется самим

человеком - его волей, интуицией, умением предвидеть события и

подготовиться к ним. Такое вольнодумие во времена, когда считалось, что

судьба каждого человека и целых государств определена свыше и потому

неизменна, граничило с ересью. И Никколо Макиавелли понимал трудности,

которые возникают на пути тех новых общественных теорий, которые он

хотел поведать людям, о чем он заявил в первых строках введения в своих

"Рассуждениях…": "Хотя по причине завистливой природы человеческой

открытие новых политических обычаев и порядков всегда было не менее

опасно, чем поиски неведомых земель и морей, ибо люди склонны скорее

хулить, нежели хвалить поступки других, я, тем не менее, побуждаемый

естественным и всегда мне присущим стремлением действовать, не взирая

на последствия, что по моему убеждению, способствовало общему благу,

твердо решил идти непроторенной дорогой, каковая, доставив мне докуки и

трудности, принесет мне… награду от тех, кто благосклонно следит за

этими моими трудами".

"Обыкновенно, желая снискать милость правителя, люди

посылают ему в дар то, что имеют самого дорогого… Я же не нашел среди

того, чем владею, ничего более дорогого и более ценного, нежели

познания мои в том, что касается деяний великих людей, приобретенных

мною многолетним опытом в делах настоящих и непрестанным изучением дел

минувших…" - отмечает автор во вступлении к трактату "Государь".

Далее Никколо рассматривает исторические примеры

древних деяний, на основе которых он и преподносит советы о том "Как

управлять городами и государствами, которые, до того как были

завоеваны, жили по своим законам", высказывает свои мысли "О новых

государствах, приобретаемых собственным оружием или доблестью", "О

новых государствах, приобретаемых чужим оружием или милостью судьбы".

Из рассуждений о том, какими именно путями может

приобретаться власть владыкой, вытекают мысли о видах войск и выгодах и

недостатках тех или иных категорий солдат (собственные, союзные,

наемные, смешанные). И, наконец, - рассуждения о самих государях: "Если

же говорить не о вымышленных, а об истинных свойствах государей, то

надо сказать, что во всех людях, а особенно в государях, стоящих выше

прочих людей, замечают те или иные качества, заслуживающие похвалы или

порицания… Но раз в силу своей природы человек не может ни иметь одни

добродетели, ни неуклонно им следовать, то благоразумному государю

следует избегать тех пороков, которые могут лишить его государства, от

остальных же воздерживаться по мере сил, но не более. И даже пусть

государи не боятся навлечь на себя обвинения в тех пороках, без которых

трудно удержаться у власти…"

Рассуждая о щедрости и бережливости правителя, Никколо

Макиавелли осуждает щедрость, "ибо скупость - это один из тех пороков,

которые позволяют править. Если мне скажут, что Цезарь проложил себе

путь (к вершине власти. прим. авт.) щедростью…, я отвечу: либо ты

достиг власти, либо ты на пути к ней. В первом случае щедрость вредна,

во втором - необходима…" Но при этом подчеркивается, что "…тратить

можно либо свое, либо чужое. В первом случае полезна бережливость, во

втором - как можно большая щедрость".

Правитель не должен избегать обвинений в жестокости,

если он хочет удержать в повиновении народ. "Учинив несколько расправ,

он проявляет больше милосердия, чем те, кто по избытку его потворствуют

беспорядку". Поэтому правитель, выбирая между любовью своего народа,

которая "…поддерживается благодарностью, которой люди, будучи дурны,

могут пренебречь ради своей выгоды…" и страхом к своей власти, должен

выбрать последний, так "…как страх поддерживается угрозой наказания,

которой пренебречь невозможно".

Об обещаниях, данных правителем в минуту, когда они

были необходимы, Макиавелли советует забыть: ибо "…разумный правитель

не может и не должен оставаться верным своему обещанию, если соблюдение

это вредит его интересам и если отпали причины, побудившие его дать

обещание… . А благовидный предлог нарушить обещание всегда найдется".

Немаловажную роль отводит Никколо Макиавелли и

окружению государя, по которому уже можно судить о способностях

правителя. Если это люди способные и преданные, то мудрость государя

уже в том, что он смог увидеть их способности и удержать таких людей

возле себя. "Если же они не таковы, то и о государе заключат

соответственно, ибо первую оплошность он уже совершил, выбрав плохих

помощников… Ибо министр, в чьих руках дела государства, обязан думать

не о себе…"

Советуя правителю с осторожностью относиться к

нововведениям в государственном аппарате, Макиавелли еще и еще раз

подтверждает свои наблюдения, отмечая, что "нововводитель" рискует

обрести врагов среди тех, кому жилось хорошо при прежних порядках,

приобретая при этом робких сторонников в лице тех, чье положение должно

при этих нововведениях улучшиться. Причем если первые пытаются "втихую"

саботировать нововведения, зачастую придавая даже самым перспективным

решениям вид совершеннейшей глупости, то вторые слепо следуют любым,

даже не до конца продуманным его решениям…

Теории, высказанные Макиавелли в его произведениях,

имеют два уровня. С одной стороны, он пытается объяснить мотивы

поведения отдельного человека в рамках государственной деятельности, с

другой же - исследует основные закономерности развития государства, как

следствия поступков граждан в нем живущих и правительства, им

управляющего. И делает вывод, что "государственный порядок хорош только

тогда, когда предоставлен попечению большинства и когда охранение его

вверено большинству". В противном случае, на народ этой страны

"…рабство налагается гнетом государства: во-первых, оно всего прочнее и

всего меньше допускает надежды на избавление; во-вторых, государство

всегда старается обессилить и подорвать всякую деятельность общества,

чтобы самому возвыситься".

Никколо Макиавелли скончался 21 июня 1527 года после

тяжелой скоротечной болезни. Человек, принявший за образец

представления древних римлян, считавших, что величие человеческого

характера проявляется в момент смерти, испытывая страшные боли, он

сражался с недугом до конца.

Незадолго до смерти Макиавелли рассказал посетившим его

друзьям свою последнюю новеллу: В одном из снов ему было явлено

скопление бездуховных, потухших лиц и некий голос сообщил, что это

видение рая. Затем перед ним предстали известные люди благородной

внешности, дискутирующие о государстве и политике, и ему возвестили,

что это ад. Затем голос спросил умирающего - с кем же он? Макиавелли

ответил, что предпочтет ад, чтобы в его огне толковать с благородными

душами молчанию в раю с нищими духом.

На могиле Макиавелли по указанию правителя Тосканы

воздвигнут в 1787 г. памятник, на котором высечена эпитафия: "Имя его

выше всяких похвал". Таким образом правитель Тосканы, оказавшись в

конфликте со служителями церкви, осуществил "ответный жест" по

отношению к тем, кто в 1559 году внес работы Никколо Макиавелли в

"Индекс запрещенных книг". Так что и после смерти имя великого

флорентийца долгое время оставалось в центре политической борьбы

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

Вы поддерживаете снятие моратория на продажу земли сельскохозяйственного назначения?

Реклама