Шер - печали и радости

2009-12-24 22:18 472 Нравится 2

Шер — Шерилин Саркисян Ля Пьер—

родилась 20 мая 1946 года в Калифорнии в бедной семье. Ее мать,

неудачливая актриса, работала на подпевках. Восемь раз она пыталась

устроить свое счастье, но до поры безуспешно. Трижды она выходила замуж

за отца Шер — фермера-армянина, и трижды разводилась с ним. В конце

концов они расстались еще до рождения дочери. Шер познакомилась с отцом

только в 11 лет. Когда в середине 80-х он умер, она сказала: "Наверное, мне жаль, но трудно тосковать о том, кого не знаешь".

Семья бедствовала, пока не

нашелся-таки приличный джентльмен — вице-президент небольшого банка,

который смог предложить матери Шер и ее двум дочерям достойную жизнь.

Шер любила его, но ее характер — сказывалась горячая индейско-армянская

кровь — никак не вязался с ролью благовоспитанной школьницы. Училась

она плохо, зато обожала кино, тащилась от рок-звезд и в конце концов в

16 лет бросила школу и сбежала в Лос-Анджелес брать уроки актерского

мастерства.

Там она очень скоро познакомилась с Сонни Боно — 28-летним продюсером, сочинявшим песенки. "Когда я его увидела первый раз — это было в кафе, — у меня все поплыло перед глазами",

— любит рассказывать Шер. Она влюбилась, а Сонни сразу разглядел ее

талант и, главное, индивидуальность, помноженную на сумасшедшее

честолюбие.

Она не была похожа на американский идеал, и это страшно ее огорчало.

ни в чем не уверена потому... Потому, что из зеркала на меня никогда не

взглянет голубоглазая блондинка, которой мне всегда хотелось быть",

— до сих пор иногда сетует она. Пластическая хирургия пришла на помощь

потом, когда Шер уже поняла, что образ, данный ей природой, не стоит

менять (хотя можно до бесконечности совершенствовать), в юности же ей

оставалось только играть на том, что есть: она была дылда, с лошадиным

лицом, смуглая, с копной длинных черных волос. Цыганщина должна была

стать модной у поколения хиппи. Именно это почувствовал Сонни.

Сначала они были просто друзьями,

хотя она была абсолютно без ума от него, и они как друзья даже вместе

снимали квартиру. Шер врала матери, что живет с подругой, и поэтому при

каждом ее неожиданном появлении выбрасывала вещи Сонни в окно. Когда

Джорджия узнала правду, было уже поздно: они не только жили, но и пели

вместе. Все вышло случайно: Шер так нервничала во время первой записи,

что настояла, чтобы Сонни подпевал ей. Дуэт получился неожиданно

успешным.

Союз принес обоим известность — они

записали несколько хитов, в том числе такой, как I Got You Babe — ода

двух хиппи (сами они обходились без штампов почти до появления дочери),

— и ребенка, Чэстити. Имя, означающее в переводе "целомудрие", было

взято из названия фильма, который Сонни снял на свои деньги. Это стало

неудачей, они потеряли все, что заработали на эстраде. Потом снова

пришла удача — шоу "Час комедии с Сонни и Шер".

Счастливая пара каждую неделю шутила

в эфире, но за кулисами оставалось все меньше веселья. Шер уже не могла

переносить автократии мужа. Сонни к тому же начал погуливать. Она

попробовала вырваться — разразился скандал, таблоиды радостно

публиковали грязь, которая после разрыва полилась рекой. "Я никогда не была так одинока, как в браке с Сонни", — скажет она потом.

Шер вскоре вышла замуж за рок-звезду

Грега Олмана, но через десять дней после свадьбы уже заговорила о

разводе. Грег был наркоманом, и ей не удалось помочь ему избавиться от

пагубной страсти. Впрочем, несколько лет они все-таки прожили вместе,

родился сын — Илайджа, унаследовавший от родителей редкую

музыкальность. В 16 лет он стал гитаристом в группе своей матери.

Шер была беременна Илайджей, когда в

ее жизни снова проявился Сонни. Его собственный теле- проект оказался

неудачным, он предлагал возобновить шоу. Шер согласилась.

Говорят, самое первое чувство — самое сильное.

В случае с Шер так, похоже, и было,

что бы она ни говорила по этому поводу. Сонни был не просто первым, а

главным из ее мужчин. Еще бы, он ее открыл, научил, как стать звездой,

помог найти собственный образ. Такое не забывается. Когда два года

назад Сонни, давно остепенившийся конгрессмен, погиб — несчастный

случай в горах, Шер страшно переживала. На похоронах она открыто

рыдала, потом впала в депрессию.

Чтобы вернуться к жизни, ей

понадобился год. Она снялась в фильме "Чай с Муссолини", выпустила

сингл Believe, потеснивший с верхней строки в чартах всех остальных

фаворитов. Она выкарабкалась. Сама, без помощи мужчин. С ними у нее в

последнее время не складывается.

В разное время Шер встречалась с

рокерами Джином Симмонсом из Kiss, Лесом Дюдеком и Джоном Бон Джови,

Вэлом Килмером и его агентом Джошем Доненом (тут дело чуть не дошло до

женитьбы), еще несколькими музыкантами и артистами. Чем старше она

становилась, тем моложе были ее избранники. Апофеозом стал булочник Роб

Каммилетти ("самое красиво лицо, которое я когда-нибудь видела"), на 18 лет моложе нее. Шер была без ума от него, а он в конце концов сбежал, не выдержав испытания публичностью.

Чем дальше, тем меньше было сильных

чувств, да и вообще мужчин в ее жизни. А Чэстити пошла еще дальше —

отказалась от традиционной ориентации. Шер даже стала посещать собрания

ассоциации "Родители и друзья гомосексуалистов и лесбиянок", чтобы

пережить этот удар достойно.

Со своим собственным одиночеством Шер тоже пришлось смириться и даже найти в нем плюсы. "Не

надо чистить зубы перед сном, можно не брить ноги, сидеть дома ничего

не делая, и никто не отнимает пульт телевизора, — так она описывает

прелести одинокой жизни. — Я не умру, если рядом не будет мужчины, но

мне нравится, когда есть кто-то, кого можно целовать и обнимать".

Она надеется на будущие страсти. И не

скрывает, что предпочитает мужчин молодых, горячих, простых парней с

улицы. Только будущее со временем становится короче и короче, ведь 20

мая Шер исполнится уже 54.

"Я была бедной и богатой, и знаю, что

богатой быть лучше, — говорит она. — Мне было 40. Теперь за 50, и я

точно знаю, что быть сорокалетней лучше. Меня пугает, что наступит

день, когда придет климакс. Я проснусь старой брюзгой и... мне не

захочется поехать в Диснейленд. У меня есть мечта — никогда не стареть.

Поэтому я и извожу себя упражнениями".

Ее сопротивление возрасту достойно

самого искреннего восхищения. Два часа в день она непременно проводит в

спортзале. Воскресенье выходной. Занимается на тренажерах, с гантелями,

любит степ, танцует и плавает. Ее домашний спортзал оснащен не хуже

какого-нибудь приличного фитнесс-клуба. Кстати, Шер даже выпустила два

курса видеофитнесса для своих поклонников.

Молва приписывает ей с десяток

разнообразных пластических операций, хотя сама Шер утверждает, что

прибегала к помощи хирургов всего дважды: первый раз после того, как

увидела свой нос на телеэкране. И еще раз после рождения второго

ребенка, когда с помощью медицины решила приподнять грудь. Ну, и еще

выпрямляла зубы с помощью брекетов.

"Если даже я захочу переставить лицо на затылок, то это мое лицо — что хочу, то и делаю. И никому нет до этого дела",

— заявляет она и поступает соответственно. Например, вся обкололась

татуировками. Первая — бабочка — появилась как знак освобождения от

Сонни. Есть еще лилия на правом боку пониже талии, хризантема на

лодыжке, расколотый бриллиант на правом плече, черная хризантема на

лобке и последняя — браслет из крестов и сердец — на левой руке.

Теперь, Шер начала их понемножку сводить, раз в месяц по процедуре,

дорогой и болезненной.

Такая же важная, как лицо или

татуировки, часть ее образа — одежда. Всегда вызывающе сексуальная и

откровенная. Одно из самых знаменитых ее платьев, например, состояло из

прозрачной ткани и нескольких бусин, по возможности прикрывавших то,

что принято прикрывать. Этот туалет для оскаровской церемонии было сшит

Бобом Мэки, который с тех пор придумывает для Шер все эти прозрачные

велосипедные шорты, подобие боди с чулками и прочие концертные штуки.

Впрочем, Шер уверяет, что в жизни она минималистка (если говорить о

минимуме ткани, то это правда) и всегда отлично чувствует себя в 501-х

Levi`s. Увидев ее просторные гардеробные, в это не поверишь. Для обуви

и одежды в доме Шер отведено по отдельной комнате.

"Знаете почему я трачу столько денег

на одежду? Потому что в юности у меня ничего не было. Как-то раз мне

даже пришлось идти в школу в туфлях, привязав подошву лентой, чтобы не

отвалилась. Если я представляю себе бедность, то мысль о голоде меня не

пугает. А вот об отсутствии нарядов — да, — откровенничает она. — Я до

смерти боюсь бедности. Это что-то вроде паранойи, которая бывает у

толстушек, которым удается сильно похудеть. Но в душе они остаются

толстыми. Так и со мной: я выросла в бедности и внутренне так это и не

переросла".

Ее вилла в Беверли-Хиллз вызывающе

роскошна: парк и бассейн, патио в аркаде, спальни, где кровати покрыты

балдахинами, много современного искусства с каким-то индейским

акцентом, дизайнерская мебель из кожи и меха.

А дверь в одной из комнат она, говорят, подпирает статуэткой "Оскара".

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

За кого планируете голосовать на местных выборах осенью?

ГолосоватьРезультатыАрхив
Реклама
Реклама