Наталья Збыковская. Хозяин озер.

2009-12-24 21:58 454 Нравится 2

В одной далекой предалекой стране, там, где обычное

вполне мирно соседствует с удивительным, находилось Озерное

Королевство. Это был красивый и процветающий край. А назывался он так

потому, что среди его живописных, покрытых лесом гор и цветущих долин

раскинулась целая цепь больших и малых озер.

Жители Озерного Королевства очень гордились своим

краем. Бережно относились к его богатствам и озерам. Бережно, потому

что знали - не одни они хозяева этих земель. Были и другие. Те, кто

жили в озерной стране задолго до того, как в нее пришли люди.

Их побаивались и почтительно называли "люди вод".

Они были очень могущественны и владели сильными чарами,

но при этом предпочитали не вмешиваться в дела людей. Редко кого из них

можно было увидеть на поверхности воды или встретить на берегу озера.

Лишь ночью, когда полная луна серебрила волнистую гладь, где-то на

берегу или на островках посреди озер, можно было услышать необычную

музыку и увидеть танец прекрасных водяных дев.

Но желающих подойти к ним находилось мало. Жители

Озерного края знали, что люди вод не терпят зла и жестокости; доброму

человеку они могли и помочь, а вот тому, у кого совесть была не чиста -

лучше не искать с ними встречи и вообще держаться от озер подальше.

Особенно от берегов двух самых больших и красивых озер: Белого и

Серебряного. Эти два озера были соединены между собой небольшой

протокой, и, как гласила легенда, в одном из них находился волшебный

город людей вод - Кайлеронд. А еще, согласно все той же легенде, в нем

жили правители подводной страны.

В небольшой деревушке Сосновый Лог, что расположилась

за небольшой рощицей на южном берегу Серебряного озера, жил довольно

состоятельный человек по имени Лури. Он был вдовцом, и вся радость его

жизни заключалась в его дочери, которую звали Вильда.

Она была невысокого роста, ее нельзя было назвать

писанной красавицей, но все же Вильда была очень миловидной и

симпатичной девушкой, а ее веселый нрав и доброе сердце сделали ее

любимицей всей деревни. Ее так все и называли: "наша Вильда".

Девушка очень любила своего отца. У нее была верная

подружка, которую звали Хлоя, а вести хозяйство в просторном доме ей

помогала тетя Марта, давно овдовевшая сестра покойной матери Вильды.

Тихо и неторопливо текла жизнь в деревне. Спокойно и

беззаботно было на душе у Вильды. Пока однажды в Сосновом Логе не

появился Гвидо.

Это был красивый, высокий и статный молодой человек.

Его неброская, но дорогая одежда и хорошие лошади, на которых

разъезжали он и его слуга, говорили о том, что в карманах у Гвидо

отнюдь не пусто. Он красиво говорил, умно рассуждал о самых разных

вещах. Слуга же Гвидо, Ули, веселый и весьма расторопный малый тоже был

недурен собой.

За очень короткое время Гвидо сумел завоевать симпатии

почти всех жителей деревни. Старикам нравилась его почтительность,

женщинам учтивость, мужчинам умные речи, а все деревенские красотки

были не прочь, чтобы Гвидо с Ули обратили на них внимание, что очень не

понравилось их парням. Но у них все же хватило ума признать, что им не

стоит тягаться с этими городскими птицами. К тому же, те уже сумели

доказать, что в случае чего могут и постоять за себя.

И никому даже и в голову не пришло более подробно

расспросить Гвидо о том, что же все-таки привело его в Сухой Лог? Всем

Гвидо был хорош, но на самом деле душа у него была не добрая.

Он был единственным сыном очень богатого человека по

имени Дуган Вейн, что жил в соседней с Озерным Королевством стране. Это

был достойный и честный человек, но сын доставлял ему сплошные

огорчения и неприятности. Гвидо не желал серьезно заниматься учебой или

вникать в отцовские дела. Он предпочитал шататься по городу с такими же

бездельниками, как он сам, тратить деньги и ввязываться в сомнительные

приключения. Единственная наука, которую Гвидо освоил хорошо, это

умение нравиться и виртуозно лгать, чтобы обманом получить что-либо к

своей выгоде, совершенно не думая о чувствах своих жертв. Лишь опытный

и очень проницательный человек мог насквозь распознать его ложь,

простые же и простодушные люди принимали его красивые слова и умные

речи за чистую монету.

Но настало время, когда отцу надоело вытаскивать

непутевого сына из всяких передряг. Он призвал его к себе и приказал

покинуть отчий дом. Старик Дуган отправлял Гвидо в путешествие по миру,

чтобы страны повидать и набраться ума-разума. В сопровождающие и

наставники он дал ему сурового слугу, которому выдал крупную сумму

денег на расходы, и обязал Гвидо писать домой отчеты о своих

путешествиях.

Гвидо страсть как не понравился такой поворот дел, но перечить отцу он не стал и подчинился.

Но путешествие не продлилось и больше месяца, как

слуга-сопровождающий внезапно заболел и умер. Гвидо прихватил деньги и

сбежал в ближайший большой город, где и осел на долгое время. Там он

взял в услужение Ули, такого же пройдоху как и сам, и пошли у них

сплошные пирушки и веселье с красивыми девицами. При этом, время от

времени, Гвидо все же не забывал писать отцу почтительные и подробные

письма о своем мнимом путешествии, не забывая иногда присовокупить и

нижайшую просьбу о высылке дополнительных средств на текущие расходы.

Много ли, мало ли времени вели развеселую жизнь Гвидо с

Ули, но вскоре молва об их неблаговидных подвигах дошла до властей

города, и стражи порядка обратили на двух мошенников пристальное

внимание. А тут еще и от старого Дугана пришло грозное послание. То ли

старик сам заподозрил неладное, то ли до него все же дошли какие-то

слухи о настоящей деятельности сына, но он требовал, чтобы Гвидо явился

домой. Да не просто так, а с деньгами, коих, трать Гвидо их разумно, у

него должно было остаться еще предостаточно. А иначе, писал Дуган, он

лишит непутевого отпрыска всего наследства.

Поначалу Гвидо приуныл - терять огромное состояние ему

ох как не хотелось. Но денег, присланных отцом или добытых путем обмана

горожан, оставалось слишком мало. А потом в его голове все же созрел

план, как раздобыть недостающие средства с наименьшими для себя

потерями. Надо было лишь найти состоятельных простаков с дочкой на

выданье, за которой в приданое давали кругленькую сумму в золотых.

Понравиться родителям, вскружить голову девице, жениться, а потом

уехать подальше, бросить ненужную жену, предварительно забрав ее

приданое, и явиться на поклон к разгневанному папеньке. Почтительно

склониться перед ним и слезно повиниться - авось простит.

Да вот незадача - в том городе, где жили Гвидо с Ули,

дурная слава о них уже распространилась довольно широко, и ни один

порядочный человек не пустил бы их и на порог своего дома. Но это их

ничуть не огорчило, они решили поискать свою будущую жертву где-нибудь

в провинции.

И вот, принарядившись на последние деньги, купив пару

лошадей и оставив некоторое количество золотых для того, чтобы пускать

пыль в глаза доверчивым простакам, Гвидо и его слуга отправились в

путь. И на беду, первым, встреченным поселением на их пути, оказался

Сосновый Лог.

Гвидо сразу заприметил большой и добротный дом Лури, а

из разговоров с местными жителями узнал о Вильде. Не обращая внимания

на призывные взгляды деревенских красоток, он представился девушке и

очаровал ее с первого раза. Бедная Вильда влюбилась в Гвидо без памяти.

Еще никто так красиво не ухаживал за ней, не дарил небольших, но

приятных сердцу подарков, не говорил о любви, не клялся в верности и

преданности…

Как маленькая птичка попалась девушка в когти

лжеца-хищника. Со стороны все выглядело вполне благопристойно и чинно,

лишь старик Лури хмурился, глядя, как заезжий гость увивается вокруг

его дочки и него самого. Как Гвидо не старался - ему так и не удалось

полностью завоевать доверие отца Вильды.

Несколько дней спустя, видя, что девушка полностью в

его власти, и удача сама плывет ему в руки, Гвидо сделал ей

предложение, и они вместе пошли просить благословение у старика Лури.

С тяжелым сердцем смотрел Лури на стоящих перед ним

молодых. Не верил он этому смазливому прощелыге, ох не верил… Но что

поделаешь - Вильда любит его. Сколько раз за последние дни он слышал от

нее, что она жить не может без своего ненаглядного, любимого Гвидо. Как

счастливо сияли ее глаза. Если он откажет, то разобьет ей сердце и

причинит боль.

И с тяжелым вздохом Лури дал свое благословение. Но свадьбу назначил через два дня.

- Дочь моя, - произнес затем Лури, с любовью глядя на

дочь. - Помни - этот дом всегда будет тебе надежным укрытием от всех

бед и невзгод. А ты, - суровый взгляд старика обратился на Гвидо, -

хорошенько запомни одно. Обидишь чем мою дочь - не сносить тебе головы.

В ответ Гвидо, не моргнув глазом, заверил Лури, что

будет для его дочери самым добрым и любящим мужем. После чего нежно

распрощался с невестой и ушел готовиться к свадьбе.

Вильда была счастлива как никогда. Она была рада, что

отец благословил их с Гвидо, но от тех, сказанных напоследок слов, в ее

душе появилось какое-то смутное беспокойство. Гвидо успокаивал ее,

пытался развеселить, и она была рада его присутствию, но какое-то

сомнение все равно оставалось, словно она что-то сделала не так.

Накануне свадьбы к Вильде зашла Хлоя (Гвидо с Ули в тот

день куда-то ушли). Она сразу заметила на личике подруги тень этого

странного беспокойства и решила тут же поговорить с ней, выяснить, что

ее гнетет. Они вышли в сад, сели на лавочку, и Хлоя принялась

расспрашивать Вильду. Но та все молчала или говорила, что беспокоится

не о чем. Наконец Хлое это надоело.

- Вильда! - воскликнула она. - Перестань все время

молчать! Я же хочу тебе помочь. Я же вижу, что что-то не так. О,

конечно, красавец жених, - лукаво улыбнулась Хлоя, - свадьба,

недовольный родитель и все такое… Но дело ведь не в этом. Не так ли?

- Прости меня, Хлоя, - виновато произнесла Вильда. - Ты хочешь помочь, но я и сама-то толком не знаю, что меня тревожит.

Она посмотрела на цветы возле лавочки, помолчала, а потом тихо спросила:

- Как ты думаешь, Гвидо действительно любит меня?

Хлоя посмотрела на подругу с удивлением.

- Ну, не знаю, - протянула она. - Не я же женюсь на тебе, а он. А почему ты спрашиваешь об этом?

Вильда потупила взор и едва слышно произнесла:

- Даже не знаю… Мне почему-то кажется, что он слишком

хорош для меня. Он из города, красивый, состоятельный… А я… я маленькая

и некрасивая.

- А вот это ты зря, - строго сказала Хлоя. - Да, ты не

писанная городская красавица, но ты добрая и симпатичная девушка. Любой

парень в деревне это скажет, - попыталась она приободрить подругу.

- Но почему-то не сказал, - как-то странно произнесла Вильда, глядя куда-то вдаль.

Хлоя приобняла ее за плечи и заговорщицким тоном сказала:

- А хочешь, я скажу тебе, почему наши парни остались

позади Гвидо? Мне по секрету как-то сказал об этом мой дружок, рыжий

сын кузнеца. Они почти все выросли с тобой и поэтому считают тебя

скорее другом-товарищем или сестренкой. Из-за этого им как-то неловко,

что ли, говорить с тобой о высоких чувствах. - Тут Хлоя снова

улыбнулась и добавила: - Но знай - если этот хлыщ Гвидо вздумает

обидеть тебя, они все с радостью намнут ему бока.

Вильда на это только вздохнула. Она знала, что для всех

в деревне была "нашей Вильдой" - дочкой, другом, сестрой, но… не той,

кому можно сказать слова любви.

- А знаешь что, сходи-ка ты сегодня к озеру, -

неожиданно предложила Хлоя. - Старики говорят, что если парень или

девушка накануне свадьбы придут к озеру, то люди вод предскажут им

будущее.

- Не может быть, - засомневалась Вильда.

- Может, - заверила ее подруга, а затем сказала: - Мой

отец ходил к озеру накануне своей свадьбы с мамой. Ему тогда явился

подводный житель и сказал, что они с мамой будут жить в любви и

согласии долго-долго.

И это было чистой правдой. Родители Хлои действительно

жили в мире и согласии и до сих пор относились друг к другу с

трогательной нежностью и заботой.

Солнце уже повернуло на запад, и его золотые лучи огнем

горели на покрытой мелкой рябью глади Серебряного озера. Оно было

огромно, раскинулось во всю ширь - противоположный лесистый берег

казался лишь темной волнистой чертой. Хорошо можно было разглядеть

только небольшой, поросший кудрявыми березами и стройными соснами

островок посреди озера, на котором в лунные ночи, как говорили, озерные

девы танцевали свои волшебные танцы.

Вильда последовала совету Хлои и пришла к озеру. Но

теперь даже не знала, что ей следует делать. Как звать-то этих

подводных жителей?

Девушка стояла на берегу почти у самой воды и в

нерешительности оглядывалась по сторонам. Несмотря на погожий летний

день, вокруг было безлюдно и пустынно. Слева над водой нависал крутой

обрывистый берег, справа подходил к самой воде лес. Вильда знала и

любила эти места с детства, но, честно говоря, в последнее время

старалась не приходить сюда одна. Но даже с отцом, тетушкой или Хлоей

ей часто все равно становилось здесь как-то не по себе. Это впрочем,

учитывая ходившие об озере истории и его таинственных обитателей,

происходило со многими.

А вот Гвидо вообще и близко не подходил к воде. Он объяснял это тем, что в детстве чуть не утонул в одном из местных озер.

Вот и сейчас, хотя солнце и пригревало, Вильда вдруг

ощутила легкий озноб. Но, собравшись с духом, она лишь поплотнее

завернулась в наброшенный на плечи платок, шагнула к самой воде и

негромко произнесла:

"Здравствуй, темная вода.

Что сулишь ты мне и суженному моему?

Радость, счастье иль беду?"

Поначалу ничего не происходило. Но потом внезапно подул

холодный порыв ветра, в чистом небе, откуда ни возьмись, появились

облака и закрыли солнце, гладь озера потемнела и заволновалась. Где-то

справа, в лесу, хрустнула ветка, и краем глаза Вильда вдруг уловила,

как среди прибрежных деревьев промелькнула чья-то неясная тень.

И Вильде вдруг стало страшно.

Она развернулась и по широкой тропе побежала к деревне.

Прочь от этого зловещего озера, прочь от всех сомнений и страхов. Она

найдет своего Гвидо и расторопного Ули, отца, тетушку и Хлою, и им всем

будет хорошо и весело вместе.

Впереди уже показались аккуратные домики деревни, когда

до идущей по тропинке девушки откуда-то слева, из-за густых зарослей

кустарника, донеслись громкие голоса и смех, принадлежавшие Гидо и его

слуге.

Вильда услышала свое имя и остановилась. Потом неслышно

подошла поближе к кустарнику и сквозь небольшой просвет в густой листве

увидела Ули и его хозяина. Они сидели на поваленном между деревьями

бревне, пили вино и, будучи уже изрядно навеселе, вполне уверенные, что

в этот час их никто не увидит и не услышит в этом укромном месте, вовсю

болтали о своих "подвигах".

- Ты даже не представляешь, как легко удалось мне

одурачить этих деревенских олухов, - хвастался Гвидо, отхлебывая из

бутылки. - А эта дурочка - просто находка для таких как мы. Она верит

всему, что я ей говорю. Я сразил ее наповал.

- Да уж, - согласился Ули и с ухмылкой добавил, - вы

так искусно ухаживали за ней, что даже я, ненароком, подумал, что вы

всерьез увлеклись этой девчонкой. И это после всех давешних красавиц!

Гвидо от неожиданности даже поперхнулся.

- Да ты что! - возмутился он. - Да я ненавижу ее! -

вдруг с ненавистью воскликнул негодяй. - Видеть ее не могу! Ненавижу,

когда она смотрит на меня своими большими глазами. Она словно пытается

влезть мне в душу и указать, как жить. А целоваться с ней - одно

мучение. Сгибаешься в три погибели, спина и шея затекают. Нет, когда

уедем отсюда, брошу ее где-нибудь в городе, и пусть добирается домой,

как знает.

- А может все же не стоит с ней так, - вдруг осторожно

заметил Ули, который был немного трезвее своего хозяина. - Говорят, что

с теми, кто творит здесь зло, случаются нехорошие вещи… И потом, старик

вам так до конца и не доверяет. Вдруг отменит свадьбу.

- Ай, все это суеверные сплетни, - отмахнулся Гвидо и

продолжил, - а насчет Лури ты не беспокойся - и не таких обламывали. К

тому же он дал слово. А такие как он, уж поверь мне, держат обещание.

Даже в ущерб себе.

Гвидо насмешливо расхохотался и снова глотнул из

бутылки, а Ули лишь головой покачал. Но потом они вспомнили одно из

своих приключений и снова стали пить и веселиться.

Вильда стояла, как громом пораженная, вокруг нее словно

весь мир перевернулся. Ее душа и сердце разрывались от боли и унижения.

Ей не хотелось никого видеть, не хотелось жить. Она чувствовала

непередаваемый стыд перед родными и всеми жителями деревни. Она подвела

и опозорила их всех…

Не в силах произнести ни единого слова, не видя ничего

вокруг, девушка побежала домой. Никого там не застав, она написала

короткое прощальное письмо отцу, затем выбежала из дома, помчалась к

озеру и с крутого берега бросилась в воду.

Спустя некоторое время, вернувшись домой, Лури и

тетушка Марта нашли и прочитали письмо Вильды. Лури сразу понял, что

произошло, и поклялся убить Гвидо на месте. Затем он с Мартой бросились

к озеру, а разгневанные жители деревни принялись искать Гвидо.

Уже совсем стемнело, когда старик Лури и Марта

прекратили бесплодные поиски. В отчаянии они звали Вильду, с лодки

обшарили все дно под обрывом в надежде найти хотя бы ее тело, но все

было напрасно. Лишь Марта нашла в камышах у берега легкий платок

племянницы.

Враз постаревшие Лури и Марта сидели на темном берегу и

оплакивали душу Вильды, когда с фонарем, в сопровождении старосты

деревни, пришла Хлоя. Они принесли неутешительную весть - Гвидо с Ули

удалось скрыться - после чего стариков увели домой.

Вокруг сиял призрачный голубоватый свет и было холодно.

"Наверное, я в потустороннем мире", - подумала Вильда, слегка приоткрыв глаза.

Последнее, что она помнила перед тем как темные воды

поглотили ее, и она погрузилась во тьму, это как что-то твердое

коснулось ее снизу. Наверное, коряга на дне, мелькнула тогда у нее

мысль. Она думала, что последняя. Но это оказалось не так…

- Я рад, что ты очнулась, - раздался рядом чей-то негромкий голос.

Вильде вдруг стало страшно, она зажмурилась. Но кто-то

осторожно приподнял ее за плечи, укутал во что-то и прислонил к дереву.

Сразу стало тепло.

- Не бойся, - снова произнес тот же голос.

Вильда открыла глаза. Она сразу поняла, что находится

на островке посреди озера. Перед ней необычным, бело-голубым пламенем

горел небольшой костер. Тепла от него почти никакого не было - то

тепло, что согревало озябшую девушку, исходило от толстого серого

покрывала, в которое она была завернута с ног до головы

Вильда в изумлении повернула голову чуть вправо, в сторону обладателя голоса и… Испуганный возглас застрял у нее горле.

Перед ней, на низком пне, сидел самый странный и

необычный человек, какого она когда-либо видела. Хотя, если говорить

точнее, это был не совсем человек.

Он был высок и худощав, с бледной серовато-голубой

кожей. Одет он был в некое широкое одеяние из грубоватой ткани серого

цвета, в которую были вплетены, поблескивающие изумрудным и серебряным

блеском, нити. Но самым необычным было лицо странного незнакомца,

обрамленное длинными влажными волосами с двумя-тремя вплетенными в них

нитями с нанизанными на них жемчужинами, небольшими раковинами и

причудливой золотой подвеской. При всей своей необычности оно не было

страшным или уродливым, в нем даже была некая притягательность.

Спокойное, чуть вытянутое, с тонкими резкими чертами. Темные губы,

прямой нос и большие темно-синие глаза.

Вильде вдруг стало не по себе. Ей вдруг показалось, что

на нее смотрят два бездонных озера, в чьих темных водах скрыто нечто

тайное и неведомое.

- Ничего не бойся, - снова произнес незнакомец. - Меня

зовут Аурелиас. Я - хозяин всех здешних озер, - представился он, а

затем добавил: - Отныне, никто и ничто не осмелится причинить тебе зла.

Девушка потрясенно уставилась на Аурелиаса. Невероятно! Перед ней сидел сам Хозяин Озер!

А он протянул ей чашу с дымящимся, приятно пахнущим напитком и сказал:

- Вот, выпей.

Вильда послушно сделала пару глотков, и по ее телу сразу разлилось приятное тепло, а на душе стало как-то спокойнее.

- Чтобы там ни было, не стоило из-за этого бросаться в

воду, - продолжил Аурелиас. - Ты могла погибнуть, и никакие чары уже не

вернули б тебя к жизни.

"Так значит, это ты вытащил меня из воды, - догадалась Вильда. То была не коряга, а твои руки".

Девушка взглянула на руки Аурелиаса: тонкие, но крепкие и сильные, с длинными пальцами и светлыми ногтями.

- Зачем ты меня спас? - спросила Вильда после недолгого

молчания, глядя на необычное пламя костра. - Неужели жизнь такой

дурочки, как я, чего-то стоит? Тем более для озерного короля.

Она вспомнила отца и тетю, свой ужас, отчаяние и стыд и ей снова стало больно. По ее щекам потекли слезы.

- Не говори так, - ответил Аурелиас.

- Но это правда. Я маленькая, глупая и некрасивая, -

говорила Вильда со слезами, понимая, что сейчас выглядит, должно быть,

еще хуже: мокрые спутанные волосы, посиневшие губы, бледное и

заплаканное лицо.

- Нет! - внезапно воскликнул Аурелиас, гневно сверкнув

глазами. Он резко выпрямился и встал перед девушкой во весь рост. - Это

говоришь не ты, а то человеческое отродье. Вот, посмотри, какая ты на

самом деле.

Хозяин Озер сделал шаг назад, взмахнул рукой, и перед

испуганной девушкой появилось зеркало в блестящей серебром раме. На

какой-то миг в нем отразилось ее собственное, действительно

заплаканное, со спутанными волосами отражение, но потом…

Поверхность зеркала затуманилась, после чего в нем отразилось совсем иное отражение.

На Вильду смотрела невысокая, но очень красивая, с

ладной стройной фигуркой девушка. У нее было округлое личико, горящие

голубые глаза, очаровательная улыбка и густые светлые волосы. Одета она

была в белое развевающееся платье из легкой ткани, а в ее волосах

мерцали крупные жемчужины. И эта прекрасная незнакомка была очень

похожа на саму Вильду.

- Это не я, - прошептала девушка, как завороженная глядя в зеркало.

- Нет, это ты, - как-то глухо произнес Аурелиас. Он

снова сел на пень, обратил взор к воде и продолжил. - Это зеркало

состоит из воды, а она никогда не лжет. Она смывает все лишнее и

ненужное, оставляя лишь то, что есть, саму суть… Я знаю тебя давно,

Вильда, - негромко говорил король людей вод, по-прежнему не сводя глаз

с посеребренной лунным светом глади озера. - Я помню, как ты приходила

на берег озера с отцом или тетей. Как они рассказывали тебе забавные

истории, а ты смеялась. Весело, звонко… от всей души. А потом ты

выросла и стала прекрасной девой. Но твоя душа осталась чистой, как

ничем не замутненная вода. А твой смех все также напоминает журчание

ручья. Прости, но иногда я позволял себе немного лишнего: посмотреть на

тебя, слушать твой голос… Ты навсегда поселилась в моем сердце, в моих

снах… Я давно хотел показаться тебе, но боялся испугать. Мне было

невыносимо видеть, как это ничтожество плетет вокруг тебя свою сеть, я

бы никогда не позволил ему заполучить тебя. Но время для возмездия еще

не пришло…

Хозяин Озер ненадолго умолк, а затем заговорил снова.

- А сегодня я почувствовал твою боль, отчаяние и страх.

Ты хотела умереть, но я не мог позволить тебе уйти. Темные воды не

должны поглотить тебя, моя прекрасная госпожа. Ты должна стать их

королевой…

Волшебное зеркало давно исчезло, сияла луна, слышался

плеск набегавшей на берег волны, но Вильда словно не замечала ничего

вокруг. Она сидела, потупив взор и завернувшись в покрывало, и слушала

голос озерного короля. И внезапно у нее на душе стало так тепло, хорошо

и покойно. Исчезли все ее чувства к Гвидо, забылся он сам, его слуга,

ее боль, отчаяние и унижение. Важно стало лишь то, что говорил тот, кто

сидел напротив нее. Тот, кто хоть и не был совсем человеком, но был

куда благороднее и честнее многих людей. Тот, кому она была нужна, кто

не дал ей умереть, и кто все время был рядом.

Вильда только сейчас вдруг осознала, почему так странно чувствовала себя на озере. Значит, она тоже ощущала его присутствие.

- Почему ты выбрал меня? - тихо спросила Вильда.

Хозяин Озер посмотрел на нее и после некоторого раздумья ответил:

- Я стал озерным королем очень давно, но до сих пор не

нашел ту, которая стала бы моей спутницей. Для обычных смертных это

очень большой срок, для нас - чрезвычайно малый. Ты можешь спросить:

неужели я не смог выбрать кого-нибудь из прекрасных озерных дев? - с

легкой улыбкой спросил Аурелиас и тут же ответил. - О да, они

действительно очень красивы. Но… Королевой, Хозяйкой Озер, может стать

далеко не каждая. Она должна быть особенной… Такой, как ты, моя госпожа.

- Спасибо тебе… Аурелиас, - тихо произнесла Вильда.

Она подняла взгляд, и встретилась с темно-синей бездной глаз озерного короля. И не отступила.

Он снова улыбнулся. Поверхность озер всколыхнулась и сверкнула.

Аурелиас протянул девушке руку:

- Пойдем со мной.

Она не колеблясь, вложила свою ладонь в ладонь озерного короля - к ее удивлению она оказалась мягкой и теплой.

- Я пойду с тобой куда угодно, - ответила Вильда.

Она была рада и счастлива, и только беспокойство за родных не давало полностью возрадоваться ее душе и сердцу.

- Скажи, Аурелиас, смогу ли я увидеться с отцом и

тетушкой? - спросила Вильда. - И потом… - она бросила короткий взгляд

на серебряную гладь озера. - Я все же человек… Как я смогу жить там,

под водой?

- Не волнуйся ни о чем, - с улыбкой ответил Аурелиас. -

Мои люди сообщат твоим близким, что с тобой все в порядке. Ты сама

сможешь потом видеться с ними. Что же касается воды, то, вводя тебя в

свой мир, я наделю тебя силой и чарами, которые позволят тебе там жить.

Но, - тут король крепко сжал руку Вильды, - ты должна знать, моя

госпожа, что, став одной из нас, ты больше не сможешь пребывать долгое

время на суше. Ты сможешь выходить на берег в лунные ночи и, если

пожелаешь, днем, но ненадолго.

В ответ на эти слова Вильда только улыбнулась, а ее

лицо озарилось непередаваемой радостью. Она будет рядом с тем, кого

любит и кому она дорога, сможет видеться с отцом, тетушкой и Хлоей, а

остальное… Остальное было не так уж и важно.

Ночь кончилась, и наступило утро. Небо над горами на

востоке долины заалело, и взошло солнце, окрасив воды озера в червонное

золото. На берегу острова, у самой воды, в окружении нескольких своих

подданных стояли Хозяин Озер и его невеста.

Солнце поднялось высоко в небо, вода в озере

переливалась серебром и золотом, когда Аурелиас воздел руки над водой и

выкрикнул короткий приказ.

На расстоянии десяти шагов от берега словно фонтан

высоко в небо взметнулись две водяные струи. Водная гладь у самого

берега заволновалась, закрутилась водоворотом, а потом вдруг встала

вертикально, как огромное зеркало или врата в подводное царство. Сквозь

его колеблющуюся муаровую поверхность можно было хорошо разглядеть

дивный подводный город людей вод - Кайлеронд.

Затем Аурелиас поцеловал Вильду долгим поцелуем.

Глаза девушки расширились, и она внезапно

почувствовала, как ее охватывает целый вихрь неведомых ранее чувств и

ощущений. Всем своим телом она ощутила небывалую ранее легкость, ее

вдруг непреодолимо потянуло туда, за эту переливающуюся преграду. Она

даже не заметила, как во время поцелуя превратилась в ту самую

красавицу из зеркала, которую видела ночью.

Вода в озере угрожающе волновалась, но зеркало-врата

стояли твердо. Рука об руку прошли сквозь него король и королева в свое

королевство. За ними шли их подданные. И едва сквозь необычные водяные

врата прошел последний из них, как посреди озера зародилась огромная

волна. Она накатила стремительно и в миг разрушила водяное зеркало.

Серебряное озеро снова стало спокойным. Словно и не было ничего.

***

К удивлению односельчан старик Лури не оплакивал свою

дочь. Он и тетушка Марта были на удивление спокойны и говорили, что

Вильда стала Хозяйкой Озер. Им вторила и Хлоя. И жители Соснового Лога

верили им. Ведь всем было известно, что озера их края хранят немало

тайн, а их подводные обитатели обладают немалым могуществом и даже

иногда забирают к себе понравившихся им смертных. К тому же многие

видели и слышали, как ранним утром на озере творилось нечто

несусветное. А один рыбак клялся и божился, что видел, как изменившаяся

до неузнаваемости дочка Лури в сопровождении странных людей прошла

сквозь водоворот.

Старик Лури и Марта с тех пор ходили по ночам на берег

озера или отправлялись в лодке на одинокий островок. А когда спустя год

Хлоя вышла замуж за своего рыжего кузнеца, и вся деревня гуляла на

веселой свадьбе, то среди гостей неожиданно появились двое: высокий

человек в темной мантии с низко надвинутым на лицо капюшоном и

невысокая, закутанная в серебристую накидку женщина. Они подошли к

молодым и преподнесли им богатый подарок: серебряный поднос со

сверкающим жемчужным ожерельем и доверху наполненным серебром кубком из

большой диковинной раковины. Затем женщина что-то прошептала на ухо

новобрачным, после чего вместе со своим спутником затерялась среди

гостей и исчезла. Лишь там, где они прошли, некоторые гости заметили на

полу мокрые следы.

***

В теплый погожий день в конце лета на набережной

Элхаллина, столицы Озерного Королевства, было особенно людно.

Неторопливо прогуливались нарядно одетые горожане, старики на скамьях в

тени деревьев вели неспешную беседу, на ведущих к воде широких ступенях

удили рыбу мальчишки, лениво катили открытые экипажи. В одном из них,

особенно изящном, запряженном породистой лошадкой, ехали одетый по

последней городской моде молодой человек и красивая девица в богатом

платье. Молодой человек рассказывал своей спутнице что-то весьма

занятное и интересное, та смеялась, обмахивалась веером и всем своим

видом говорила, что ей весьма льстит внимание ее кавалера. А правивший

экипажем слуга тоже не упускал случая подбросить своему господину

очередную забавную байку.

Гвидо Вейн и пройдоха Ули чувствовали себя хозяевами положения. Жизнь и удача как будто улыбались им со всех сторон.

Они избежали наказания, их никто не преследовал. Им

удалось провернуть одно сомнительное дельце, которое, однако, принесло

кругленькую сумму золотых, что позволило им приехать в столицу озерного

края и снова пускать пыль в глаза доверчивым людям. Гвидо даже удалось

уладить дела с отцом, написав тому преисполненное сыновней

почтительности и любви письмо. А сейчас удача преподнесла ему просто

сказочный подарок в лице сидящей рядом девицы, у которой были любящие и

богатые родители и весьма солидное приданое.

Внезапно со стороны озера раздался похожий на взрыв

звук, как будто в воду врезалось огромное каменное ядро, и высоко в

небо взметнулся фонтан воды. На набережную обрушился целый дождь брызг,

послышались проклятья и испуганные крики. Насквозь промокшие

мальчишки-рыбаки с воплями сиганули по ступенькам вверх, а экипажи

остановились.

- Смотрите! Смотрите! Это водяной колдун! Хозяин Озер!

- раздались возгласы среди изрядно вымокшей, столпившейся на берегу

толпы.

Гвидо, который до этого пытался успокоить и привести в

себя перепуганную насмерть богатую наследницу, обернулся, посмотрел на

озеро, да так и замер. С его лица сошла вся краска, в глазах отразился

ужас.

Там, в двадцати шагах от берега, прямо на воде стоял

Хозяин Озер. Легкий ветер развевал его одеяние и трепал влажные темные

волосы с вплетенными в них раковинами и золотом, а его лицо не

предвещало ничего хорошего.

Несколько секунд Аурелиас стоял неподвижно, а потом по

воде, как посуху, широким шагом направился к берегу. Он ступил на

набережную, и толпа в испуге отхлынула назад, оставив Гвидо и его

экипаж в гордом одиночестве.

Тот же, придя немного в себя, бросив бесчувственную

девицу в экипаже, неуклюже пятясь и торопясь, выбрался из него и

намеревался было рвануть в сторону. Но не тут-то было. Аурелиас резко

выбросил в его сторону руку и словно пригвоздил к месту своим

колдовским взглядом. Гвидо не мог даже пошевелиться.

- Ты больше не разобьешь ничье сердце и никого не

обманешь. Отныне, ни одна женщина, ни один человек не посмотрит на тебя

без содрогания, - сказал Аурелиас и сжал пальцы вытянутой руки в кулак.

И в туже секунду Гвидо со стоном согнулся в три погибели. Его ноги подогнулись, и он уткнулся лицом прямо в мостовую.

А тем временем, пока Хозяин Озер был занят Гвидо,

пройдоха Ули тоже решил, что ему следует поскорее оказаться, как можно

дальше от набережной. Но не успел он сделать и десяти шагов, как

неведомая сила внезапно оторвала его от земли, развернула назад и

швырнула к лежащему ничком хозяину.

- А ты - будешь верой и правдой служить своему

господину на протяжении последующих семи лет. Ты отвезешь его к отцу и

расскажешь старику всю правду о том, что с вами было. Будешь исполнять

то, что тебе велят. А если надумаешь сбежать - твои ноги сами повернут

тебя обратно, - вынес свой приговор Хозяин Озер, глядя на Ули своими

глазами-омутами. Затем он развернулся и, снова взметнув за собой фонтан

брызг к вящей радости ребятни и неудовольствию взрослых, скрылся в

озере.

Потрясенные и удивленные горожане стали подходить к Ули

и Гвидо, но пришедшая в себя девица опередила их. Она бросилась было к

жениху, но потом вдруг с ужасом отпрянула от него.

Гвидо пришел в себя, с трудом встал на ноги, и горожане

с испугом и удивлением увидели, что он изменился до неузнаваемости. Его

прямая спина согнулась, ноги стали кривыми, а красивое когда-то лицо

стало уродливым и производило самое отталкивающие впечатление.

При виде того, что случилось с хозяином, Ули снова

решил бежать. Но не успел он пройти и с десяток шагов, как ноги сами,

против его воли, повернули его назад.

И пройдоха Ули понял, что проклятье короля озер

действует со всей неотвратимостью. Он тяжело вздохнул - что ж, вполне

возможно он еще легко отделался - подставил плечо своему хозяину, и они

вместе под молчаливыми взорами толпы отправились прочь с набережной.

А в небе над Элхаллином по-прежнему светило солнце, и всеми цветами радуги переливались воды Белого озера.

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

Как считаете, инициированные законодательные изменения Владимиром Зеленским это...

ГолосоватьРезультатыАрхив
Реклама
Реклама