Профессия в наследство

2009-12-24 19:08 740 Нравится 2

Стоит

ли, выбирая профессию, ориентироваться на пример родителей и идти по их

стопам? Истории наших героинь отвечают на этот вопрос. Знакомься:

потомственный юрист, переводчик и педагог.

“Чужой пример заразителен,

а пример близкого человека

заразителен вдвойне!”

Богдана Острожинская, 21

Преподаватель аглийского языка

Кто родоначальник профессии в семье? Моя мама. Свою карьеру педагога

она начинала еще с няни в детском садике. Постепенно начала расти -

стала воспитателем в подготовительной группе, совмещая работу с учебой

на вечернем, затем методистом, потом завучем. Сейчас она замдиректора

учебно-воспитательного комплекса “Доминанта”. Кроме того, преподает

математику и украинский язык. Я начинала почти так же, как мама:

окончив педагогический колледж, работала воспитателем в дошкольной

группе, там же вела английский. Сейчас в моей трудовой значится

“преподаватель английского”, пошел третий год трудового стажа.

Параллельно я заочно доучиваюсь в вузе, четвертый курс университета.

Как дипломированный филолог, смогу преподавать и зарубежную литературу.

Как тебя удалось заразить профессией? Мама всегда приходила с работы

радостная, довольная, вся такая возвышенно-одухотворенная. Если чужой

пример заразителен, то пример близкого человека заразителен вдвойне.

Для меня было очень важным видеть, что от работы можно получать

удовольствие. Мама буквально влюбила меня в свою профессию рассказами о

детях, о перлах, которые они ежедневно выдают.

Объективно какие задатки в тебе свидетельствовали, что в профессии из

девочки выйдет толк? Если благодаря маме у меня созрело желание быть,

как она, то укрепилось это желание от сознания, что я тоже что-то могу!

С самого раннего детства играла “в школу”. Рассаживала игрушки,

заводила для каждой тетради, дневник. Все было по-настоящему! Я -

учительница, с мелом и указкой в руках, вела уроки. Доской мне служила

стенка дубового шкафа, покрытого лаком. Я выводила на ней буквы и цифры

мелом, а к приходу родителей с работы все вытирала. Однако на шкафу

оставались мелкие царапинки, и взрослые все время удивлялись: откуда?

Однажды у меня стал сильно крошитьсяся мел, и на полу, под тщательно

вытертой стенкой шкафа, осталась меловая дорожка. Моя тайна открылась,

но меня ни словом не упрекнули. Ребенок ведь делал первые шаги к мечте!

Я играла в педагога и летом у бабушки. На каникулы в деревню съезжалось

много детей. Я пыталась организовать для них игры, что-то придумать. И

у меня получалось! Хотя я уже выросла, у моей бабушки и сейчас

спрашивают: “А ваша Богдана летом приедет?”

В чем ты видишь самый большой плюс в ситуации, когда ребенок наследует

родительскую профессию? Есть у кого учиться и всегда есть у кого

спросить совет! Ты рано входишь в профессию и хорошо ориентируешься в

ее реалиях. Я часто после школы приходила к маме на работу и сидела до

конца, чтобы вместе пойти домой. Наблюдала, схватывала мамины методы и

приемы, так что была подкована еще до того, как мне начали преподавать

в колледже и вузе. Благодаря маме я никогда не думала, что работать -

это значит тянуть унылую лямку. Мама показала мне, какой позитивный

заряд может нести работа, как ее можно любить.

Сталкивалась ли ты с обратной стороной медали, когда твои способности и

успехи принижают, называя “блатной”, “маминой дочкой”? Нет. У нас

замечательный коллектив, я никогда не замечала на себе косых взглядов.

То, что я с мамой работаю в одном коллективе, не значит, что мне даются

поблажки! Наоборот, мама со мной строга, я у нее постоянно под

контролем.

Припомни случай, когда совет родителя-профессионала помог в сложной

ситуации. Был у меня один трудный случай еще на заре моей работы

воспитателем. В мою группу поступил мальчик, не ходивший в садик и не

привыкший к коллективу. С первых дней он проявил себя как крайне

неконтактный и даже слегка агрессивный ребенок, постоянно пребывал в

напряжении и держал в напряжении меня. Как заинтересовать малыша,

подсказала мама. Во-первых, его увлекли те игровые ситуации, в которых

надо было спасать, выручать из беды какого-то сказочного героя - он

“включался” на просьбу о помощи. Во-вторых, маленькому дикарю надо было

разборчиво подбирать партнеров по играм. Лучше в контакт с ним входили

общительные и открытые дети. Скоро трудного ребенка было не узнать…

Сейчас я в основном советуюсь с мамой еще на стадии подготовки к уроку,

так что все шероховатости своевременно убираются и ошибки

предотвращаются.

Самые приятные моменты в работе для тебя - это… В школе я нередко

скучала на уроках и сейчас стараюсь делать все, чтобы на моих занятиях

было интересно. Самое большое удовольствие получаю, когда вижу, как

горят детские глаза. Педагог должен всегда оставаться в душе ребенком и

никаких барьеров между собой и детьми не ставить. Мои старания

окупаются с лихвой - от детей получаешь такой заряд бодрости! Когда

учитель им нравится, они пытаются ему подражать. Мне всегда приятны

рассказы родителей о том, как дети копируют меня дома. И вообще, сейчас

такие развитые и неординарные дети, с ними так интересно! Пока у меня

не было ни единой минуты разочарования профессией.

“Я с детства ощущала, что есть дело, которым живет моя семья”.

Юлия Корикова, 22

Переводчик

Кто родоначальник профессии в семье? Дедушка, он у меня вообще

полиглот, знает десять иностранных языков. Немецкий в совершенстве.

Феноменальные способности дедушки не проворонили спецслужбы. Сразу

после института ему предложили работать в политической разведке.

Дедушка несколько лет выдавал себя за чистого немца в Израиле. Под

стать ему была и спутница жизни, моя бабушка: и жена, и коллега.

Бабушку в семье шутя величают “радистка Кэт”. Когда “шпионские страсти”

остались в прошлом, дедушка возглавил киевскую редакцию всесоюзного

центра переводов. Бабушка занималась научно-техническими переводами и

преподавала немецкий студентам-вечерникам. Моя мама тоже связала жизнь

с немецким языком, окончив романо-германский факультет университета.

Две мои тети - выпускницы иняза. Я долго размышляла, какую

специальность в вузе выбрать. Поддавшись модным веяниям, первоначально

поступила на факультет PR. Но уже на первом курсе одумалась и

перевелась на факультет германистики.

Как тебя удалось заразить профессией? Гены - великая вещь! Я думаю, что

склонность к изучению иностранных языков точно передается по

наследству. Во мне она проснулась, можно сказать, еще до того, как я

освоила родной. Мама вспоминала случай, когда лет в пять я, отбросив

надоевший букварь, схватила красочную книгу на немецком, которую читал

мой дедушка: “Я лучше это читать буду! Здесь буквы интересней!” В более

сознательном возрасте я мечтала: “Вот бы мне выучить побольше

иностранных языков! Чтобы всегда понимать, о чем говорят взрослые!”

Дело в том, что у нас в семье интеллигентно ссорились: чтобы не

травмировать ребенка, переходили на немецкий. Я часто слышала и

испанскую речь: на языке Сервантеса секретничали мамины сестры.

Обсуждали свое, девичье: кавалеров, амурные приключения. А я ломала

голову: что за тайны от меня скрывают? Это был сильнейший стимул для

учебы.

Объективно какие задатки в тебе свидетельствовали, что в

профессии из девочки выйдет толк? Генную предрасположенность я уже

упоминала. Кроме того, для хорошего переводчика не так важна хорошая

память, как сообразительность, находчивость и… немного наглости!

Признаюсь, я смело бралась переводить, имея не такой уж богатый запас

слов.

Что ты считаешь самым большим плюсом в ситуации, когда

ребенок наследует родительскую профессию? Я с детства ощущала, что есть

дело, которым живет моя семья. Приятно быть “своей” в семейном деле.

Здорово быть в кругу единомышленников, которые поддержат, поймут и

говорят на одном с тобой языке…. Хотя о чем это я, на каком “одном”? В

моем случае на двух-трех.

Сталкивалась ли ты с обратной стороной медали, когда твои

способности и успехи принижают, называя “блатной”, “маминой дочкой”? Не

без этого. Одна знакомая, провалившаяся на вступительных экзаменах в

вуз, с обидой сказала мне: “Я же не блатная, как ты!” Хотя прекрасно

знала, что я как золотая медалистка поступала по собеседованию, но на

платное отделение.

Припомни случай, когда совет родителя-профессионала помог в

сложной ситуации. Такое было не раз! В основном требовался не совет, а

помощь в переводе какого-то замысловатого выражения. Ярко помнится

свежий случай. Делаю перевод - что-то не клеится по смыслу. Каждое

предложение по отдельности понятно, но вместе все не складывается. А в

тексте есть фраза “Их хатэ швайн”, в буквальном переводе: “Я получил

свинью”. Ясно дело, я перевожу литературно: “Мне подложили свинью”. Но

из контекста следует, что герой рад и счастлив! В ситуации помогла

разобраться мама. Надо знать особенности немецкого менталитета и

фразеологии! Оказывается, немецкая пословица о свинье означает: “Мне

повезло!” Вот так: пословицы почти идентичны, а смысл диаметрально

противоположный! Кому - свинство, а кому - жирное счастье.

Самые приятные моменты в работе для тебя - это… Ощущение по

завершении каждого дела, что ты чего-то стоишь. Что ты человек мира,

поскольку практически в любой стране можешь объясниться. От

открывающихся благодаря этому возможностей дух захватывает. Мной

гордилась вся семья, когда летом меня взяли переводчицей при

мини-группе туристов и я практически бесплатно устроила себе прекрасную

поездку на заграничный курорт. Не буду скрывать, приятно головой

заработать на себя, любимую.

“Разговорчивость у нас семейное

качество!”

Арина Бордунис, 28

Замдиректора по правовым вопросам

“Газеты По-киевски”

Кто

родоначальник профессии в семье? Юристом, прокурором города Василькова,

был мой прадедушка, еще во времена только установившейся советской

власти. В сталинскую эпоху на него начались гонения: моя прабабушка по

национальности была полькой и прадедушку обвинили в связи с польской

разведкой. Оставив высокий пост, он перебрался в Луганскую область,

работал юрисконсультом на шахте. Его дочь, моя бабушка, рвалась

поступать на юридический - но семья ее отговорила. То же стремление - к

юриспруденции - проявилось в моей маме. И она настояла на своем, хотя

прекрасно играла на пианино и ей была открыта дорога в консерваторию.

Первая попытка поступления в вуз была неудачной, но мама упорно шла к

своей цели и поступила в институт на следующий год. В институте она

познакомилась с папой. Так что “юридические гены” во мне с двух сторон.

Моя тетя, младшая сестра мамы, тоже юрист. Юристы также двоюродная

сестра мамы и ее муж.

Как тебя удалось заразить профессией? С самого раннего детства я

варилась в родительских рассказах

и даже не представляла себе, что люди могут заниматься чем-то другим.

Когда я была совсем маленькая, мой папа занимал должность зампрокурора

Московского района города Киева. И я отлично помню себя лет в пять,

сидящей за пишущей машинкой в папином кабинете и выстукивающей что-то

одним пальчиком. Еще одно яркое воспоминание: материалы одного

уголовного дела, связанного с катастрофой на железной дороге

(столкнулись два поезда), лежали у нас дома. Я рассматривала фотографии

с места происшествия со смешанным чувством страха и любопытства. Когда

я немного подросла и папа работал уже адвокатом, он нередко брал меня с

собой в командировки по Украине. Я часто наведывалась на работу и к

маме. Помню, как-то мама пришла из суда вся такая из себя счастливая:

“Моего подзащитного оправдали!” Она добилась оправдательного приговора

для парня, который утихомиривал хулигана и помял его. На вопрос

взрослых: “Кем ты станешь, когда вырастешь?” я всегда отвечала одно:

“Юристом!” Родители меня не отговаривали, но и особого восторга не

демонстрировали. Но я другой дороги для себя не видела. В выпускном

классе школы я целый год проходила к репетиторам - подготовка была

самая серьезная! И если учеба в школе никогда меня особо не увлекала,

то в вузе (университет им. Т. Шевченко) я начала учиться по-настоящему!

Объективно какие задатки в тебе свидетельствовали, что в

профессии из девочки выйдет толк? Во-первых, я однозначно была

гуманитарием: негуманитарные предметы в школе мне давались с трудом и

казались скучными и неинтересными. Зато предметы, где я могла блеснуть

красноречием, в том числе и правоведение, были по душе. Думаю, задатки

хорошего оратора очень важны для будущего юриста. Ты ведь и в судах

выступаешь, и вообще много общаешься с людьми. Нужен дар убеждения,

чтобы донести свою мысль до собеседника… Разговорчивость у нас семейное

качество.

Что ты считаешь самым большим плюсом в ситуации, когда

ребенок наследует родительскую профессию? То, что у него есть

возможность благодаря “первоисточнику” в лице близкого человека

составить верное и точное представление о профессии. Познакомиться с

ней не по книгам и фильмам, а получить достоверную информацию из первых

уст. Помню, что университетская практика в госадминистрациях,

прокуратуре, судах не казалась мне чем-то необычным и новым. Я все это

уже видела и проходила.

Сталкивалась ли ты с обратной стороной медали, когда твои

способности и успехи принижают, называя “блатной”, “маминой/папиной

дочкой”? Нет. Хотя мамину дочку во мне однажды узнали. Когда через

несколько лет после окончания вуза я сдавала экзамены на адвоката,

кто-то из комиссии вдруг воскликнул: “Да это же дочь Татьяны!”

Расценивать этот возглас, очевидно, надо было как одобрение по поводу

того, что я тоже не подкачала и оказалась достойна своей фамилии.

Потому что экзамен уже был сдан. А в остальном меня никто и никогда не

мог упрекнуть, что я “по блату”, потому что я и родители занимаемся

слишком разными вопросами.

Припомни случай, когда родительский совет помог в сложной

ситуации. В самом начале карьеры на фирму, где я работала, приехали

следователи производить выемку большого количества документов (было

заведено дело, впоследствии закрытое). Я позвонила папе: хотела

убедиться, что все идет законным путем и правильно оформляется. Отец

посоветовал снять копии со всех документов и самим составить их опись,

милиция с описью такого количества бумаг возиться вряд ли стала бы.

Сейчас я тоже иногда консультируюсь с отцом, когда публикация в нашей

газете связана с каким-нибудь уголовным делом - отец ведь на них

специализируется, ему проще оценить ситуацию. К маме я, помню,

обратилась как-то утром, собираясь на судебное заседание: “Мама, я так

волнуюсь! И ведь не в первый раз выступаю! Скажи, это волнение

когда-нибудь прекратится?” И мудрая мама ответила: “У меня за 25 лет не

прекратилось!”

Самые приятные моменты в работе для тебя это… Приятно, когда

твои знания и умения могут кому-то оказать реальную помощь. Приятно

ощущать себя человеком на своем месте. Несмотря на мою

последовательность в выборе и освоении профессии, я долго не могла

определиться для себя с узкой специализацией. Я рано поняла, что

уголовные дела, которыми занимались родители, не мое. В поисках себя я

работала на госслужбе, в области хозяйственного права… Во время прошлых

выборов узнала, что ищут помощников для членов центральной

избирательной комиссии, и с головой окунулась в выборы, но и это

оказалось не совсем то, чего хотелось бы… Случайно я узнала, что юриста

ищет “Газета по-киевски”. Я не очень хорошо представляла себе, что

делать юристу в газете. Но прошла собеседование, приступила к своим

обязанностям и неожиданно ощутила, что это стопроцентное попадание в

десятку. Мне никогда не была интересна работа с документами, а тут, в

газете, как раз живое дело, много общения с людьми! Я разбираюсь с

претензиями насчет недостоверной информации. Ко мне обращаются

журналисты, пишущие на проблемные темы. Моя помощь нужна там, где речь

идет о публикации каких-то спорных фактов. Скучать не приходится.

Записала Карина Линова

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

Должен ли Зеленский нести ответственность за то, что осознанно не увольняет коррупционера

Реклама
Реклама