Сергей Давыдыч. Тайна волшебных кристаллов.

2009-12-24 17:37 590 Нравится 2

Что-то теплое и нежное скользнуло по щеке. Петрик

спросонья отмахнулся. Но гость не отставал. Пришлось открыть глаза.

Солнечный зайчик удобно пристроился на подушке и не хотел уходить.

Пора вставать. Мальчик еще минуту понежился и соскочил

на прохладный пол. Вот уже второй месяц он здесь. Но никак не может

привыкнуть, что не нужно идти в школу, что наступили каникулы, что не

треск будильника, а жаркий луч солнца сообщает о приходе нового дня.

Прислушался. За стеной бабушка звенела посудой.

Значит, встал в самый раз.

Умыться было делом минуты. И вот уже Петрик удобно уселся за столом.

Бабушка стояла у плиты, помешивая в кастрюле.

- Ура! Вареники. Мои любимые,- закричал мальчик.

- Балуешь ты внука, - заметил дед, усаживаясь рядом. Бабушка только улыбнулась:

- Да не поспели еще. Только вода закипела. Придется

минут с пяток обождать, - и добавила. - Вот уедут в свою Америку, там

вареников не попробуешь.

При слове "Америка" Петрик, сидевший на высоком табурете, перестал болтать ногами и сказал:

- Не беда. Зато у нас там целый дом будет с бассейном и две тачки супер. Не то что ваша "копейка" - старый "жигуленок".

И в ожидании своего любимого блюда принялся большим

кухонным ножом разбивать едва заметные комочки в солонке. Пока не

перевернул. Кристаллы густо припорошили клеенку, часть их даже

скатилась на пол.

Увидев такое, бабушка всплеснула руками. Дедушка Иван Петрович, отложив газету, посмотрел на внука поверх очков.

- В мировом океане, - сказал он, - запасов соли

достаточно. Можно всю вашу Америку укрыть слоем соли толщиной в полтора

километра, но это не значит, что ее надо рассыпать почем зря.

Конечно же дедушка знал, о чем говорит. Всю жизнь проработал он на шахте в городе Артемовске, соль добывал.

Петрик на мгновение замер, а потом быстро-быстро сгреб соль обратно в солонку…

В это время и вареники поспели. Они лежали на большом блюде. Белые от сметаны, пухлые от творога и сами просились в рот.

Петрик немедля принялся за еду, гоняя их, еще не остывшие, с одного края рта в другой, а дед продолжал:

- Вот завтра пойдем с тобой на шахту, увидишь, как соль добывают.

- Откуда добывают? - спросил Петрик.

- Понятно откуда, из-под земли!

- Пойдем, деда, обязательно пойдем, - согласился Петрик. - А может, я там и гнома увижу!

- Насчет гнома, не знаю, а вот чудеса кое-какие точно увидишь, но сперва послушай…

Дед и внук разместились на мягкой тахте, и Иван Петрович начал свой рассказ:

- Соль всему голова, внучек. Ведь неспроста в народе говорят: "Хочешь узнать человека - съешь с ним пуд соли".

- Не шути, дед, - удивился мальчик.

- Да разве можно съесть целый пуд? Это же шестнадцать килограмм! К тому же соль горькая и невкусная. Другое дело конфеты.

- Без конфет прожить можно, - заметил Иван Петрович, -

а ты без соли попробуй. Сразу через день-другой слабость почувствуешь,

боль в мышцах, подкатится к горлу тошнота. Но примешь с едой или питьем

немного соли, и хворь словно рукой снимет. Человеку без соли никак не

обойтись. Ведь она участвует в работе мускулов. А это значит, что даже

сердце не могло бы стучать.

Дальше Петрик слушал, как говорится, в пол-уха.

Монотонный голос рассказчика и плотный завтрак навевали дремоту. А дед,

увлекшись, принялся читать уже настоящую лекцию:

- Это теперь пачку соли можно купить в любом магазине.

А когда-то, очень давно, она ценилась дорого. Ведь сколько себя помнит

человечество, оно не могло обходиться без этого минерала. Наверное,

только для первобытных охотников поиски соли не составляли особого

труда. Необходимое для организма количество находили они в сыром мясе

добытых зверей. Так и теперь поступают эскимосы. И именно поэтому пьют

кровь домашних животных пастухи племени масаи в современной Африке.

"Приручение" огня имело для человека и отрицательное значение: во время

приготовления вареное мясо теряло соль. Когда же люди научились

земледелию, то в выращенных ими пшенице и ржи соли оказалось совсем

мало. И тогда началась великая битва.

При слове "битва" задремавший Петрик встрепенулся и стал слушать внимательнее.

- Из-за нее велись кровопролитные войны, свергались

цари, короли и императоры, а случалось, целые народы обращали в

рабство, - продолжал Иван Петрович. - Там, где соли было мало (а таких

районов на земле большинство), горсть белых кристаллов обменивали на

горсть золота. Ибо, как сказал мудрец: "Есть люди, которые не ищут

золота, но нет человека, который бы не нуждался в соли".

И тут вдруг на месте своего деда увидел Петрик

старого-престарого гнома. Росту гном был такого же, как и Петрик, с

белоснежной бородой до пояса. Одет в зеленую курточку, короткие,

похожие на шорты, штанишки лилового цвета. На ногах - остроносые

башмаки с пряжками, а на голове розовый колпак. А рядом двое крепких

мужичков, (у каждого за поясом изогнутый тесак с широким лезвием)

приоткрыли крышку сундука, и перед Петриком засверкали желтые слитки.

Были они точь в точь, как те брусочки из банка, которые совсем недавно

Петрик видел в телевизионной рекламе. Гном протянул мужичкам

прозрачный, похоже из полиэтилена, мешочек с кристаллами соли, после

чего взвалил себе на плечо пару перевязанных веревкой слитков и

поспешил к видневшемуся вдали лесу.

А Петрик снова увидел рядом дедушку, который продолжал свой рассказ:

- Не случайно, даже главную магистраль Древнего Рима

называли "виа Соляриа" - соляная дорога. По ней двигались караваны с

солью. Воины, охранявшие их, получали жалование - "соляриум". Наверное,

отсюда пошло слово "солдат".

Но не следует думать, что соль использовали в качестве

платы только в далеком прошлом. Еще несколько десятилетий назад в

некоторых странах слитки соли ценились наравне с деньгами. Когда в 1936

году итальянская армия захватила столицу Эфиопии город Аддис-Абебу, в

банке были обнаружены целые залежи соляных брикетов. Они хранились в

сейфах наряду с золотом.

Петрику представилась, как наяву, кузница гномов. Два

кузнеца в разноцветных колпаках куют короткие мечи. Этими мечами

вооружаются выстроенные в шеренгу легионеры. И вот уже эти воины шагают

вместе с погонщиками и верблюдами, нагруженными тюками с солью по

Соляной дороге. Потом привиделась вереница гномов, и у каждого за

плечом порядочных размеров мешок. Петрик точно знает: в мешочках -

брикеты соли. А перед гномами - двухэтажное, белого камня, здание, и

над входом надпись "Банк". Гномы по-очереди заходят внутрь и выходят

уже с пустыми мешками. Петрик понимает: они сдают в банк соль на

хранение.

Темной безлунной ночью к банку крадутся двое грабителей

в черных масках. Они взламывают двери, связывают спящего охранника.

Приблизившись к сейфу, один из грабителей принимается орудовать

отмычкой, а другой уже держит наготове большую кожаную сумку. Наконец

сейф открыт, но к величайшему изумлению грабителей в сумку вместо

золотых монет сыпятся брикеты обыкновенной соли.

Пока Петрику снился такой странный, навеянный

дедушкиным рассказом сон, на улице поднялся ветер. С запада приползла

темно-синяя, почти черная туча, комнату осветила молния, и хлынул

ливень. Петрик проснулся от громовых раскатов. Дедушка, умостившись в

кресле. Петрик приблизился:

- Деда, когда на шахту пойдем?

- Завтра, - ответил Иван Петрович, - только вставать придется пораньше.

Дождь вскоре перестал, выглянуло солнце, и Петрик

побежал на улицу устраивать из камней на ручье запруду. Надо было

испытать водяную мельницу, которую они смастерили с дедом…

***

Чем дальше дед с внуком уходили от дома, тем все

оживленней становилась улица. Несмотря на ранний час, десятки людей

спешили к руднику. Всего один раз в жизни, на стадионе в Киеве, куда

его взял отец, мальчик видел столько народа.

- Смена идет, - объяснил дед.

Здесь все знали друг друга. Знали и деда, ведь тот

проработал на шахте не один десяток лет. Кто-то кивал издали, другие

приветливо улыбались, некоторые подходили, чтобы поздороваться со

старым мастером за руку.

- Как здоровье, Иван Петрович?

Как взрослому, сжимали ладошку и Петрику.

Вот и рудник. На площадке перед шахтоуправлением

разворачиваются под погрузку огромные самосвалы. Крепыш-тепловоз тащит

по рельсам бесконечную вереницу вагонов. Время от времени по радио

раздаются четкие слова команд.

- И все-таки, где же соль? - Петрик огляделся, но

ничего не увидел, кроме залитого асфальтом двора, густо изрезанного

железнодорожными путями.

- До нее еще добраться нужно, внучек, - ответил дед и повел мальчика в здание.

И здесь дедушка всем был хорошо известен: вахтер без

слов отворил ворота, дежурная приветливо улыбнулась, а идущий навстречу

инженер только развел от удивления руками:

- Иван Петрович! Неужели решили вернуться? Видно на пенсии не сидится.

- Куда там, - ответил дедушка, - стар уже. Вот внука привел. Пусть шахту посмотрит, узнает, как трудно соль достается.

- Ну что ж, это дело хорошее. Может парень заинтересуется, - улыбнулся инженер и проводил в нарядную.

Здесь пришлось задержаться. Дедушка быстро надел

комбинезон, каску, резиновые сапоги. А вот с Петриком возникли

проблемы: мал больно. Раздатчица долго возилась у стеллажей, пока

отыскала каску самого маленького размера.

В Киеве, в доме, где жил Петрик, лифт был. Но каким

крошечным показался он в сравнении с шахтным. Огромная, способная

вместить, наверное, весь их класс, клеть полетела вниз, унося

глубоко-глубоко. От неожиданности у Петрика замерло сердце, и он

прижался к деду.

Но вот лифт бесшумно остановился, и дед с внуком

оказались в царстве соли. От ослепительной белизны Петрик даже прикрыл

глаза. Здесь все вокруг было из соли: пол, стены, сводчатый потолок.

Причем толщина потолка, по словам Ивана Петровича, была весьма

внушительной - четыреста метров. Настоящее царство гномов.

Петрику потребовалось несколько минут, чтобы хоть

как-то освоится в непривычной обстановке, и вот он уже вместе с дедом

шагает по бесконечному коридору-штреку, утопая по колено в пыли.

Пыль была белоснежная и очень мелкая. Ее пылинки висели

в воздухе, садились на одежду, пудрили лицо и руки. Мальчик облизал

губы, и рот наполнился соленой горечью.

- Ничего, - заметил дед. - Это полезно. Здесь даже

воздух целебный. Недаром в нашей больнице (а ее палаты здесь же, в

выработках) излечивают людей от многих недугов.

Потом Ивану Петровичу и Петрику пришлось усесться на

небольшой электровоз. Несмотря на свои игрушечные размеры, мчал он

довольно быстро. Но, тем не менее, пока ехали, дедушка успел еще

кое-что поведать внуку про столь известный и удивительный минерал -

соль.

- Во все времена, - говорил он, - люди считали соль не

просто приправой к пище. У славян соль символизирует гостеприимство.

Наш народ, когда хочет пожелать гостю здоровья и счастья, дарит ему

хлеб-соль. Пустынный кочевник-бедуин не обидит путника, чью соль он ел.

Редкий народ на планете не создал пословиц и поговорок со словом

"соль". С древних времен, когда соль стоила дорого, появилась примета:

рассыпать соль - быть беде. Конечно, сегодня мало кто верит в приметы,

но все же рассыпать соль не годится. В ней заложен труд сотен людей.

Электровоз доставил деда и внука в огромный подземный

зал, равный по величине футбольному полю. Здесь орудовали

шахтеры-подрывники. Их электробуры упрямо вгрызались в породу. Вот

готово одно отверстие, второе, третье…

Теперь предстояло заложить взрывчатку, поэтому Ивана

Петровича с внуком перебрались в соседний "зал". Шахтер-подрывник

повернул рукоятку подрывной машинки. Раздался оглушительный грохот, в

лицо дохнуло горячим воздухом взрыва.

Когда же они выбрались из укрытия, их взору предстало

нагромождение глыб, валунов, осколков. Петрик поднял грудку и лизнул.

Да, это была соль!

В гигантском зале продолжалась работа. Горняк с помощью

скреперной лебедки сгребал белоснежные куски. По скважине соль

устремлялась вниз. Оказывается, еще ниже был расположен "первый" этаж

шахты.

Дед с внуком спустились и туда. И увидели, как движущая лента транспортера нагружала соляными глыбами вагонетки.

Потребовалось полторы минуты, чтобы лифт еще больших

размеров, чем первый, поднял их на поверхность земли. Вместе с ними

поднималась и соль.

- Иногда, - сказал Иван Петрович, - встречаются

глыбы-гиганты, которые не помещаются в вагонетку. Подобный великан

хранится в музее соли. Есть такой музей в нашем городе. "Крупинка"

настолько велика - вес 300 килограмм - что ее не удалось поднять на

второй этаж. Так и остался у входа.

***

Выйдя из проходной шахтоуправления, Иван Петрович хотел

было повернуть к дому, тем более что приспело время обеда. Но Петрик

упросил, что же дальше происходит с добытой солью? Откуда берутся те

самые пачки, которые продаются в магазине? И деду пришлось продолжить

экскурсию.

Пока шли на соляную фабрику, Петрик забросал деда вопросами:

- Зачем люди опускаются под землю, роют шахты? Ты же сам вчера говорил, что в океанах соли немеряно.

- Конечно, говорил. В морях и океанах действительно

растворено огромное количество соли. Вот только, как ее оттуда извлечь?

Получение соли из соленой воды выпариванием, пожалуй, самый древний

способ. Он и сегодня применяется, но имеет один существенный недостаток

- каждую тонну соли приходится ожидать целых пять лет. Пока соленая

вода, переходя из одного отстойника в другой, превратится под

воздействием солнечных лучей в белоснежный порошок. Впрочем, не всегда

она бывает белой. Встречается соль, окрашенная во все цвета радуги. Это

из-за различных примесей в воде или водорослей. А в одном из южных

районов Франции цветная соль даже пахнет… фиалками. Но как бы не

благоухала морская соль, все-таки пять лет - это слишком большой срок.

И поэтому почти всю соль добывают сегодня из-под земли.

- Откуда же появилась соль под землей? - не унимался Петрик.

- Это же совсем просто, - ответил дед. - Представь себе

перевернутую тарелку. Да, да, именно такую, из которой ешь за обедом

борщ. Только размером в несколько километров. Вот это и будет соляной

"купол" - мощное месторождение. Давным-давно, миллионов двести лет

назад, нашу землю покрывало древнее море, которое позже ученые назвали

Пермским. Простиралось оно от берегов нынешнего Ледовитого океана до

Каспийской низменности. За сотни тысяч лет это море много раз меняло

свои берега: то отступало, то вновь заливало огромные участки суши. Но

море мелело, образуя отдельные озера. Влажный воздух сменялся жарким,

нещадно палило солнце. Вода испарялась… И на тех участках, где

происходило поднятие земной коры, находят люди теперь залежи каменной

соли.

На соляной фабрике, как и на всякой другой, было шумно.

Гигантская машина - грохот - отделяла куски от мелочи. Глыбы грузили

прямо в вагоны. Это соль-лизунец. Она идет на корм скоту. Те же, что

размером поменьше - попадали в дробилку. И только пройдя окончательную

шлифовку, соль оказывалась в автомате-фасователе. Отсюда появлялись

знакомые каждому пачки.

Петрика до того заинтересовали все эти связанные с

солью истории, что он стал даже подумывать, а не изобрести ли самому

какой-нибудь способ добывания соленых кристаллов. И когда Петрику

позвонила мама из Киева, и сказала, что поездка в Америку откладывается

на полгода, он не расстроился. Теперь у него будет время, чтобы

переделать водяную мельницу - приспособить ее соль перемалывать.

***

Дорогой друг, ты прочитал рассказ о путешествии дедушки

и Петрика в страну соли. Хотим напомнить, что лишь щепотка соли - всего

5% мировой добычи - заканчивает свой путь на обеденном столе. Соль

прочно удерживает первое место среди пяти наиболее часто употребляемых

человеком химических веществ. Ее используют для производства бензина и

тканей, красок и клея, мыла и одеколона. С ее помощью пекут хлеб и

маринуют огурцы, консервируют мясо, выделывают кожи, варят сталь и

стекло. У соли 14000 профессий. И даже эти строки напечатаны на бумаге,

отбеленной с помощью соли.

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

Справляется ли со своей работой Кабинет Министров?

Реклама
Реклама