Елена Тищенко. Берег.

2009-12-24 17:31 576 Нравится 4

Берег. Такой чистый, что и больно, и приятно смотреть.

Песок стал алым от заката. Наверное, завтра будет тепло. Хотя будет ли

оно, завтра? Зачем? Я не хочу его. Только сегодня, только здесь и

сейчас, на этом теплом песке, нагретом за день, под этим

кроваво-красным солнцем, уходящим от нас, чтобы подарить Свет жителям

другой стороны Земли, слушая шум прибоя, накатывающего на наш маленький

уголок рая. Романтика.

Ветер треплет и развевает ее волосы, нежно ласкает своими теплыми руками ее шею. Мне хорошо.

- Может, не будет завтра? - спрашиваю я ее. - Зачем оно нам?

- Чтобы жить, наверное, - с легкостью отвечает она.

Вот так. Чтобы жить.

Так просто?

- А разве это не жизнь? - удивляюсь я. - Разве это не лучшая из возможных и дарованных нам жизней?

- Ты же знаешь, что нет. Это момент, такой же сладостный, как… как шоколадка, например. Ты сможешь есть только шоколад?

Пожалуй, это вопрос риторический. Да и возразить нечем.

- Я вообще то больше мясо люблю, - пытаюсь пошутить я, - а после сладкого особенно на него тянет!

- О, хищник! - воскликнула она, - я начинаю опасаться.

Что ж, хорошее начало беседы. Оглядываюсь назад, вглубь пляжа и даже не удивляюсь, тому, что вижу.

- Я думаю вон в том домике можно найти и шоколад, и мясо на закуску, и даже чего-нибудь запить эту изысканность. Я сбегаю?

- Знаешь, я, пожалуй, не голодна, - легкая улыбка, - а вот бокал вина был бы очень подстать закату, не находишь?

- Я быстро, - говорю я. - Ты же не торопишься?

- Нет, что ты, вино я обязательно дождусь.

Ну, конечно, куда ей торопиться. В такие места, как этот пляж, не заходят на пять минут.

Иду к домику, утопая в теплом песке. Ветер теперь дует

мне в спину, как бы подгоняя. Торопись, шепчет он мне, не трать

драгоценное время на ходьбу. Лети, беги, потому что тебя ждут. Меня?

Я подхожу к небольшому деревянному домику. Дверь,

конечно же, не заперта и поскрипывает, когда я открываю ее. Внутри

уютно. Наверное, в нем можно жить при желании. Только кто же станет

жить в доме, когда рядом такой пляж.

На кухне все просто и незатейливо. Нахожу в шкафу

бутылку вина без марки. Правильно, какая разница - вкус любимого вина

для каждого свой. На столе несколько плиток шоколада, а в духовке целое

блюда только приготовленного и так аппетитно пахнущего мяса, что

желудок невольно сводит в предвкушении пиршества. Как мило. Похоже, дом

угадывает мои желания.

Складываю все в корзину. Проходя мимо зеркала,

заглядываю в него. Что ж, симпатично. Как-то не произвольно поправляю

волосы - жест хоть и обычный, но абсолютно не нужный здесь. Кому нужна

внешность, когда такой закат.

Когда я возвращаюсь на берег, то замедляю шаг. Какое

это вдохновляющее зрелище - красивая девушка, не обремененная одеждой

лежащая прямо на песке, на фоне алого заката. Сразу хочется стать

художником.

Моя спутница поднимается при моем приближении.

- Интересно, какие здесь звезды? - задумчиво спрашивает она.

- Думаю, такие же, как и везде, только немного ярче.

Я расстилаю импровизированный стол. Разливаю вино по бокалам.

- Заказ выполнен безупречно. Вино, шоколад и мясо. Похоже, у этого дома нет чувства юмора, - улыбаюсь я.

- Зато оно есть у тебя, - она улыбается в ответ. - Ты ведь нашел что хотел? Тогда на что жаловаться?

- Да и правда не на что… - Ну, будем знакомиться. Я Сергей.

- Оля.

Мы сводим бокалы. Легкий звон дополняет шорох прибоя. Идеальный вечер.

Приятное вино. Пожалуй, нечто среднее между моими

любимыми сортами. Дом и вправду угадывает мои мысли или это подсознание

услужливо дорисовывает подходящий вкус? Любопытно, какой вкус ощущает

она?

- А ты не женат? - как-то уж слишком неожиданно спрашивает она. Интересный ход мысли.

- Да нет, - запинаюсь я.

- Так да или нет? - насмешливо спрашивает Оля.

Эх, если бы это было так просто. Взять и полюбить не

раздумывая, и так же, не раздумывая связать свою жизнь с другим

человеком. Тогда бы да. Но я не верю в краткосрочную любовь.

- Мне, наверное, не повезло еще встретить ту единственную, которая сможет меня терпеть, - отшучиваюсь я.

- Ну почему не повезло? Значит, еще встретишь, -

спокойно рассуждает Оля. - Когда есть чего ждать и к чему стремиться,

разве это плохо?

- Нет, не плохо, - соглашаюсь я. - Только к чему я стремлюсь?

- Ты любишь груши? - неожиданно спрашивает она. - Я тут вспомнила, Хемингуэй сравнивал груши с теплым песком. Не зря, наверное.

- Я больше люблю, когда груша твердая, чтобы ее нужно было кусать.

- Ну да, я же говорила - хищник! - усмехается она.

Молчу. Волны ласкают берег то, накатывая на него,

стремясь подобраться прямо к нашим ногам, то отступая. Если подумать,

пляж - одно из моих самых любимых мест, куда я прихожу отдохнуть.

Иногда в одиночестве, иногда с кем-нибудь неожиданным и неизменно

интересным. Бывает ведь, просто хочется поговорить с человеком, который

не знает ни кто ты, ни что у тебя на душе. Так даже проще. Редко эти

разговоры действительно что-то значат, но тут важен сам процесс -

выговориться. Поделиться своими мыслями, взглядами, суждениями, найти

что то общее, поспорить о том, в чем не сошлись. Живой разговор, когда

можно сказать почти все что думаешь, и не будешь осужден. Здесь, на

пляже, это возможно.

Есть еще вершина горы, покрытая зеленью и продуваемая

всеми ветрами, есть и опушка леса - солнечная поляна, окруженная с трех

сторон деревьями с маленьким домиком посредине. Вот, пожалуй, и все. А

другого мира мне и не надо.

- Тебе здесь нравится? - спрашиваю я.

- Да, здесь тихо, спокойно и, как-то по-особенному,

уютно. Можно посидеть, ни о чем не думая, отдохнуть от суеты, или даже

помечтать.

Теперь молчим мы оба. Я вспоминаю подходящие строчки и тихо произношу:

"В небе тысячи звезд!

В море тысячи слез!

В сердце тысячи слов!"

- Красиво, - говорит она. - Чьи это стихи?

- Мои, - я скромен как никогда.

- Да? Правда, очень красиво. Ты поэт?

- Нет, - усмехаюсь я. - Вольнодумец.

- Это как? - не понимает она.

Как! Скорее, как это объяснить? Я вот сам не понимаю, а

живу этим. Надо же, вот так случайно, не осознавая этого, я и ответил

на главный вопрос жизни: кто я?

- Это значит, никому не давать копаться у себя в

голове, даже если им этого очень хочется, - отвечаю я. - Это значит

думать и поступать по своей совести, это значит… Честно говоря, я и сам

не знаю, что это значит. Но, зато, это точно про меня.

- Ты интересный, - она смеется. - И ты точно романтик.

- А ты? - как-то с надеждой спрашиваю я.

Она придвигается ко мне поближе. Ее волосы, взъерошенные ветром, гладят мое лицо.

- Я, пожалуй, нет. Во мне как-то больше реальности, а она не очень романтична.

- Значит, ты не позволишь тебя поцеловать? - словно задыхаюсь я.

- Что может значить один поцелуй в виртуальности? -

спрашивает она и наши губы соприкасаются. Поначалу застенчиво, затем

все смелее. Теплое море кажется холодным, бархатный песок - грубым

гравием, и только ее губы могут напоить меня. И сжечь дотла.

- Прошу прощения, - раздается голос за спиной. - Я, наверное, помешал. Как жаль.

Я резко оборачиваюсь. Не нравится мне этот голос.

Метрах в пяти от нас стоит немолодой уже человек, его волосы и усы

слегка тронуты сединой. Он одет в черную кожаную куртку, развевающуюся

на ветру и так не подходящую к этому летнему закату. Совсем

неподходящую.

- Кто ты? - почти кричу я.

- Здравствуй, Серый Ветер! Я очень рад встрече.

- Кто это, Сережа? - как-то беспокойно спрашивает Оля. Этим появлением она, должно быть, также расстроена, как и я.

- Сережа, - протягивает он. - Что ж, вполне логично. Ты можешь звать меня Старик.

- Я тебя не знаю, - говорю я.

- Зато я хорошо знаю тебя, вернее, твои работы, -

улыбается он. - Я сотрудник "Организации по борьбе с компьютерными

преступлениями". А вот ты - хакер. И к тому же очень известный.

Я молчу. Я размышляю. Какова вероятность того, что, не

имея подтвержденных данных, этот "сотрудник" влез на сервер частной

фирмы "Мечты сбываются" проверить потенциального преступника, нарушая

при этом главный принцип и законное право клиента на

конфиденциальность. По правде, очень маленькая.

- Брось, - словно понимая, о чем я думаю, говорит он. - Не стесняйся своей славы, ведь тебе есть чем гордиться.

Я медленно встаю. Оля поднимается вместе со мной,

непроизвольно кладет руку мне на плечо. А она смелая. Вместо того чтобы

испугаться, возможно, опасного, хоть и компьютерного, преступника,

становится со мной по одну сторону баррикад. Ведь именно это означает

ее жест.

- Сдавайся Сергей, - говорит Старик, - сервер локализован, выход заблокирован наглухо, так что бежать тебе некуда.

- Локализован? - улыбаюсь я. Могу я поинтересоваться, как?

- Можешь, - с легкой иронией отвечает он, - но я

предпочту скромно промолчать об этом. Еще немного и мы вычислим, твой

настоящий адрес. Ведь любую защиту можно сломать, правда, Сергей?

- Зачем ты пришел сюда? - интересуюсь я. - Ведь у вас вполне достаточно времени, чтобы отследить канал незаметно для меня.

Он молчит. Он все также улыбается. Спросите как? Победно.

- Ты пришел насладиться, - медленно произношу я. - Мгновением этим насладиться. Победой.

Отблески заката, словно искры в его глазах.

- Я охотился на тебя два года, - объясняет он, - анализировал, выслеживал, изучал. Целых два года. И как видишь не зря.

И тут Оля оживает.

- Беги Сережа! Беги в дом, к терминалу. Беги! Выходи отсюда! - начинает заводиться она.

- Это бесполезно, - устало произносит Старик. - Я же

сказал, выход заблокирован. Канал поддерживается, но выйти из программы

просто нельзя. Прости, девочка, но мне очень хочется остановить ветер.

- Наблюдал, говоришь, анализировал, - вступаю я в

разговор. - Целых два года следил. Тогда ты должен знать, что я всегда

оставляю запасной выход. "Черный ход", как я его называю. Лично моя

разработка.

- Сергей, мы проверили систему. Здесь нет посторонних программ. Здесь нет для тебя "черного хода".

- Ты так в этом уверен? - теперь уже улыбаюсь я.

Это игра взглядов, игра характеров. Тридцать секунд, минута. Он сомневается, он не хочет верить, но он верит. Я ее выиграл.

- Послушай, Сергей, я пришел, чтобы поговорить, - его тон меняется, становится предельно деловым.

- О чем?

- Ты лучший хакер нынешней сети. Это правда. И твой

талант, ты просто применил его не в том направлении, - он говорит все

более убедительно. - Нам нужны такие сотрудники. Вместе мы сможем

сделать очень многое.

- Зачем вам я, когда есть ты? Ведь ты вычислил меня, - я наслаждаюсь моментом игры.

- Да, но я один и я тоже могу не все. Твой опыт, навыки, твое умение, они бесценны. Подумай об этом.

- И мне простят все мои … "прегрешения"?

- Мы просто никому о тебе не скажем. Для других хакер Серый ветер исчезнет. И все.

Я уже не просто улыбаюсь, мне становится смешно:

- Ты врешь.

- Вру. Но ведь и ты тоже, - снова улыбка. - Я не могу дать тебе уйти. Никак не могу. Да и не хочу.

И он достает пистолет. Пистолет здесь, в виртуальном пространстве? Он что, убить меня им хочет?

Я этого не ожидал, я растерялся. А вот Оля… Для нее это

видимо просто игра, нереальная, выдуманная нами же и вовсе неопасная.

Как и для меня, когда я только начинал взламывать почтовые ящики

друзей, проникать в закрытые для общего доступа папки в сети и

скачивать бесплатно софт, воровать попросту.

Она делает резкий рывок в сторону Старика и с криком

"Беги", валит его на песок. Тихий шлепок и острая боль в груди.

Темно-красное пятно проступает сквозь белую рубашку. Какая кровь? Здесь

ее еще не придумали. Черт, а ведь на самом деле это я начинаю убеждать

себя в том, что у меня прострелено легкое. Надо срочно выйти. Тогда еще

можно будет убедить себя в обратном, договориться с собой, что я не

умру.

Бежать. Там, за горизонтом, на самом краю пляжа есть

маленькая, невидимая дверца - когда-то принесенная мною сюда, так, на

всякий случай, и встроенная в чужую программу - экстренный выход. Надо

успеть. Слышу, как усиленно колотиться мое сердце - оно тоже не хочет

останавливаться.

Удар.

Бегу быстро, словно ветер снова помогает мне и торопит.

Удар.

Слышу крик Оли за своей спиной:

- Сергей, нет!

И спокойный, немного ироничный и слегка отрешенный голос Старика:

- Тебе уже не успеть.

Удар.

Наверное, он догадывается, зачем я бегу, но не

догадывается, что я смогу. Могли ли они все-таки обнаружить выход и

блокировать его?

Удар.

Может быть это расплата? Тогда перед кем и за что? Я не

убийца, не насильник, даже не подлец. Возможно, я не чист перед

законом, но как мерить компьютерное воровство на весах совести?

Удар.

И почему таким вязким становится песок? По нему так

тяжело бежать. Вот только ветер все еще мой друг. Он мне поможет, я ему

верю. Потому что никому не подвластно остановить ветер.

Удар.

Вспышка. Свет начинает блекнуть, небо становится

бездонным. Где-то там зажигаются первые звезды. Что это? Мы знали, что

так оно и будет. Останется ли что-то после меня, вспомнят ли меня

добрым словом или проклянут? Что-то всегда остается. Оля, наверное,

пожалеет. Вот так всегда! Тебе хочется любви, а получаешь пулю!

Удар.

И тишина.

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

При каком Президенте дороги ремонтировали больше всего?

ГолосоватьРезультатыАрхив
Реклама