Среди долины ровныя...

2009-12-24 14:56 454 Нравится 2

светлана Обухова

В 1880 году в доме

Ивана Шишкина на Пятой линии Васильевского острова наконец-то

поселилось счастье. Оно пришло вместе с Ольгой Лагодой, теперь

Шишкиной, одной из первых тридцати женщин, принятых на обучение в

Академию художеств. Ольга, как и Иван Иванович, очень любила природу и

умела уловить и передать в рисунке прелесть и очарование самого

обычного лопуха или невзрачного вьюнка. «Пейзажи цветов и трав» — так

называл Шишкин лирические работы жены и радовался ее успехам больше,

чем своим. Два художника, два любящих человека, они удивительно

понимали и чувствовали друг друга.

И. И. Шишкин. Среди долины ровныя... 1883

Но

через год всё вдруг оборвалось. Ольга умерла. Несправедливой и жестокой

казалась Ивану Ивановичу ее смерть, ведь Ольга была так молода, так

талантлива, так счастлива… «Я как ни борюсь и мужаюсь, но тоска и обида

гнетет и давит меня», — жаловался он в письме старинному другу. День

тянулся за днем, месяц за месяцем, а боль не утихала. И через год его

сердце сжималось и плакало, вспоминая Ольгу, как в первые дни…

Но

в нем жила могучая творческая сила и, словно родниковая вода, питала

душу, не дала сломаться. Иван Иванович снова начал надолго уходить в

свои любимые леса и поля, снова начал рисовать и каждый раз возвращался

домой с кипой этюдов.

В один из дней он шел по долине,

раскинувшейся от края и до края. Справа петляла, сверкая серебром,

быстрая речка. Парило. От зноя поникли травы. Горизонт уже начинал

синеть, слышались глухие раскаты грома: приближалась гроза.

Собиравшиеся в тучи облака прочертили по земле резкие тени. А прямо

перед художником, ярко освещенный солнцем, возвышался дуб-исполин.

Казалось, в полнеба раскинул он свои сильные ветви и стоял неподвижно,

не шевелил листвой, замер в ожидании грозы.

Среди долины ровныя,

На гладкой высоте,

Цветет, растет высокий дуб

В могучей красоте —

вдруг

вспомнились Ивану Ивановичу слова старинной песни. Сколько веков рос

здесь этот исполин, сколько гроз видел, сколько ясных, тихих дней. И

все один… один…

…Взойдет ли красно солнышко —

Кого под тень принять?

Ударит ли погодушка —

Кто будет защищать? —

слова песни, казалось, звучали в нем сами собой —

…Где ж сердцем отдохнуть могу,

Когда гроза взойдет?

Друг нежный спит в сырой земле,

На помощь не придет!..

Песня, природа и душа человека словно слились в одно.

И. И. Шишкин. Портрет кисти И. Н. Крамского. 1880

В

могучем дереве художник узнал собрата по судьбе, увидел самого себя.

Ведь и ему Бог определил одиночество, не только на личном пути. Среди

художников Иван Иванович был такой же одинокий дуб — все признавали его

творческую мощь, а любви к русскому пейзажу, верности живописной

традиции не понимал никто…

Но как спокоен и благороден был его

дуб-брат. Колючие метели, ветры, дожди, засуха не сломили его, а только

сделали устойчивее, упорнее; беды и невзгоды искривили ветви-руки, но и

наполнили их силой. А солнце — солнце пропитало светом, одарило

красотой. Дорога, сбегая с пригорка, вела прямо в его объятья, и дуб

оберегал каждого, кто к нему приходил, от палящих лучей, дарил тень и

прохладу. И даже гроза не страшна была человеку, нашедшему защиту под

кроной этого богатыря! Не так же ли и русская душа? Она выдержит всё и

всё преодолеет. И одарит тем, что есть у нее, каждого…

Родная

природа приняла художника, утешила и вернула к жизни — в 1883 году, на

11-й выставке передвижников, Иван Шишкин представлял свою новую картину

«Среди долины ровныя…», одновременно и пейзаж, и автопортрет. С нее

начался расцвет в его уже зрелом творчестве — в нем во всей своей

красоте и глубине предстала русская природа и русская душа.

А эту

песню, говорят возрожденную из забвения Шишкиным, очень любила его

великая соотечественница и современница Елена Петровна Блаватская.

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

Как думаете, будет ли в ближайше время вторжение РФ в Украину?

Реклама