Приемная города

2009-12-21 22:19 367 Нравится 2

В

отличие от нынешней Киеврады, Киевская Дума в начале XX в. решала

проблему обустройства Киева с выгодой и для городской казны, и для

горожан.

Одно из лучших и самых ценных украшений нашего полу-южного города

— это его сады, скверы, бульвары и уличныя древесныя насаждения. В

самый жаркий июльский полдень вы найдете здесь прохладу, убежище от

городского шума и суеты, можно подышать чистым воздухом. И киевляне

любят свои сады. Здесь проводят они в летнее время все свободные часы и

смело можно сказать, что сады — летняя приемная Киевлян.

Из путеводителя по Киеву, 1902 год

Город в городе

1913 год выдался для Киева весьма знаменательным. В «городе второго

класса» прошла Первая Всероссийская Олимпиада, открылась Киевская

консерватория. Но еще более беспрецедентным событием была Всероссийская

выставка, по праву названная одной из самых лучших во всей империи. Не

только со всей России, а и из Европы и Америки более чем две с

половиной тысячи участников представили свои экспозиции в сорока

тематических разделах. О всех событиях выставки рассказывал специальный

журнал «Вестник Всероссийской выставки 1913 года». С 29 мая по 15

октября выставка приняла около миллиона посетителей.

Специально для этого грандиозного мероприятия был построен целый

выставочный комплекс у подножия Черепановой горы, тогда хоть и недалеко

от центра, но почти на окраине города. Еще в 1897 году это место

облюбовали устроители сельскохозяйственной и промышленной выставки,

комплекс которой просуществовал до 1909 года. На территории, где

сегодня расположились стадион «Олимпийский», Театр оперетты,

Планетарий, две станции метро, Институт физкультуры и несколько жилых

кварталов, в 1913 году выросло 176 больших и малых строений, 44 из

которых принадлежали Выставочному комитету, а 132 были частными

павильонами.

В модном тогда архитектурном стиле неоклассицизма возвели

выставочные филиалы министерства и ведомства, Всероссийское общество

сахарозаводчиков и «сахарные магнаты» Бобринские и Терещенко, табачные

магнаты братья Когены выстроили павильон в виде сигары. «Территория

Киевской выставки настолько обширна, что для беглого только ее

обозрения требуется несколько часов, — писал один из киевских

путеводителей. — Дело в том, что значительная часть этой территории

состоит из холмистой местности, густо и чрезвычайно живописно обросшей

деревьями. Зелень последних и скрывает от глаз посетителей большинство

павильонов, расположенных по склонам».

Для развлечений и отдыха гостей выставки были сооружены эстрада для

оркестра, ресторан, проложены красивые аллеи и дорожки. Чтобы не

заблудиться, можно было для начала пройтись по выставке со специальной

экскурсией. А до нужного места добраться на трамвае, который курсировал

по выставочному городку. Гордостью и украшением всей выставки был

огромный фонтан напротив центрального входа.

Три высоких ствола воды били ввысь, средняя струя поднималась на

высоту трехэтажного дома! Фонтан был украшен цветными вращающимися

стеклами и фарфоровыми украшениями. А по вечерам он подсвечивался

разноцветными прожекторами. Нечто подобное через полтора десятка лет

появилось в Барселоне. Однако красотой цветных фонтанов в испанском

городке можно любоваться и сегодня.

Новый конкурент частным паркам

Осенью 1913 года у городских властей возник вопрос — что делать с

огромной территорией, переданной на попечение городу. Киевская

городская управа понимала, что оставлять такое место без присмотра и

надлежащего ухода, по крайней мере, глупо и невыгодно. При разумном

подходе такая красивая, а главное, большая территория могла стать

весьма доходным предприятием. Тем более что перед городскими властями

стояла проблема организации мест для общественных гуляний.

В большом городе в начале века было несколько десятков садов и

парков. Однако это были частные заведения, где только за вход нужно

платить от 40 копеек. Бесплатным лишь был парк на Владимирской горке.

Долгое время он был убыточным и неухоженным. В 1888 г. Садовая комиссия

во главе с архитектором Николаевым занялась его обустройством,

например, на Верхней площадке действовали «Детские игры», на которых в

хорошую погоду забавлялось до тысячи ребят. За 15 лет, рассказывает

киевовед Анатолий Макаров, парк принес 2621 рубль прибыли, полторы

тысячи из которых принесла панорама «Голгофа»

Более выгодным финансово был платный городской парк Шато-де-Флер,

устроенный в 1862 г. на территории Царского сада. Его Дума сдавала в

аренду антрепренерам с условием общедоступной цены на билеты. Главным

украшением были цветочные клумбы и оранжереи. Плата за вход зависела от

программы вечера. В парке было много балаганов, показывали живые

картинки, давали спектакли и концерты. Гулянья всегда были шумными,

часто с фейерверками, канкан отплясывала даже публика.

Постановлением от 12 марта 1914 года территорию Всероссийской

выставки было решено реорганизовать в парк развлечений, назвать который

в честь наследника цесаревича Алексея. Специальная комиссия из 14

гласных Думы сосчитала смету будущих доходов — 54 тыс. рублей. Это

должна была быть арендная плата за павильоны и другие сооружения.

Расходы же на ремонтные работы, водоснабжение, освещение, садоводство,

оплату служащим и охрану территории составили те же 54 тыс. рублей.

Но чтобы будущий парк не стал обузой для города, комиссия решила

предоставлять на короткое время территорию для проведения различных

мероприятий на специальных условиях фирмам и организациям. Например,

при проведении выставок требовалось выплачивать в городскую кассу по 5

копеек взноса с каждого проданного входного билета. Так проходили 2-я

охотничья выставка, выставки собак и даже выставка морских животных.

Некоторые участники выставки 1913 года, желая оставить за собой

место, соглашались платить аренду даже тогда, когда не использовали

территорию. Южно-Русское общество торговли аптекарскими товарами

(ЮРОТАТ) и Совет Киевского ветеринарного общества подали заявление о

сохранении их павильонов для проведения выставки в 1925 году, обязуясь

выплачивать на протяжении двенадцати лет аренду за сохранение

павильонов при их неиспользовании — по одному рублю за квадратный аршин

(1 кв. аршин — приблизительно 0,5 кв. м. — Авт.) или около 2 рублей за

кв. м. Фирмам для различных нужд предоставляли павильоны или места в

парке тоже за определенную сумму. Не отказали автомобильным компаниям,

представляющим последние чудеса техники.

Для продажи машин автомобильная компания Fiat просила в аренду место

в Алексеевском парке, обещая за каждый выставленный автомобиль 35

рублей, а в случае продажи — еще 25 рублей. Сдавалось место и для

демонстрации «универсального автомобиля Ford». А рядом был салон

сильнейших конкурентов — конных экипажей. В Алексеевском парке

устраивались также гулянья, например, в пользу Киевского общества по

борьбе с чахоткой, цена билетов в зависимости от времени суток

составляла 30, 40 и 50 копеек.

Такой расчет комиссии оправдал себя, когда в парке появились новые

арендаторы — эстрада, театры, кафе, рестораны. Постоянную прописку в

Алексеевском покупали предприниматели разного рода деятельности.

Городской казне и парку доставалось немало. Только сцена г-на Боффа

давала 15 000 руб., 1200 — театр «Колесо смеха» Пионтковского. Доходы

от ресторанов составляли 9 тыс., шашлычного погреба — 600, чайных,

молочных, кофейных, буфетов, пивных и будок для продажи воды — 10 300

руб. Но часто установленная арендная такса превышала доходы

арендаторов, и тогда они пытались отстаивать права на свою прибыль.

Например, владелец театра миниатюр «Корсо-Парк» генерал-майор Божков

Д. Д. просил передать площадь, на которой стоит театр, в аренду на 10

лет за 5% валового сбора от продаж билетов и разрешения «открыть на

веранде театра буфет с водой, фруктами и конфетками», что должно было

принести намного больший доход, нежели при определенной оплате. На

здание театра миниатюр генерал истратил 30 тыс. рублей, а на разрешение

на место ближе ко входу — еще 6 тыс. Комиссия пошла на уступки

генерал-майору, но лишь частично — вместо 10 лет Божков получил право

арендовать площадь в течение 5 лет с выплатой городу 10% вместо

предложенных ним 5%.

И хлеба, и зрелищ

Устройство парка, подписание контрактов и заключение различных

договоров — все это были дела, невидимые обывателю. Посетителям

хотелось одного — приятно и весело провести время. И, к счастью для

киевлян и гостей города, такая возможность была предоставлена. В

Алексеевском парке проложили шоссированные дорожки, территорию украсили

цветами. 10 тыс. рублей ушло на такое облагораживание у Садового

отделения городской управы в 1914 году.

В Алексеевском было множество развлекательных программ, да еще и в

любое время года. Только за период с 1 июля по 17 августа 1914 года

было дано 40 платных концертов, народных и детских гуляний, причем

каждый день недели имел более или менее определенный характер. Зрелищ

хватало — от фильмов на исторические темы до танцевальных вечеров. В

программе для посетителей парка были чудеса «Волшебной комнаты», танцы,

по вечерам проходили концерты духовой музыки. В 1914 г. был дан

грандиозный симфонический концерт в пользу семей призванных запаса.

Афиши Алексеевского парка пестрели громкими названиями — «Вечер

Galla», «Концерт «Варьете», «Вечер «Монстр» и т. д. Летом на

специальной площадке играли в крокет, катались на качелях, а зимой — на

катке. Но самыми зрелищными и фантастическими были дни карнавалов по

типу зарубежных, которые не проводили ни в одном другом парке города.

Иногда предприниматели предлагали свои услуги парку, не требуя

оплаты, — для привнесения большей радости в жизни отдыхающих, а также и

для саморекламы. Пиротехник Федор Иванович Смирнов, владелец

Пиротехнической лаборатории в г. Киеве по ул. Лютеранской, 6, желая

внести посильную лепту в пользу Алексеевского парка, отказался от

получения суммы в 50 рублей за заказ на устройство фейерверка, пообещав

к тому же фейерверк высшего класса.

Да и с хлебом, точнее, полным набором деликатесных блюд, проблем не

возникало. Вдоволь нагулявшись по парку, посетители имели возможность

сытно перекусить в одном из ресторанов или кафе. Здесь уж выбор

посетителя ничем не ограничивался, кроме как содержимым кошелька. Всего

за пятак можно было полакомиться бутербродом — с икоркой, балыком,

ветчиной, телятиной, корейкой, с московской колбасой или сыром, с

килькой. Любителям плотно поесть предлагались поросята и телятина

холодные, цыплята, щука фаршированная, судак, скумбрия, раки по сезону

— и все порции по 40 коп. Стакан чаю или молока — пять копеек, чай же с

молоком — десять.

Также предлагали и изысканные напитки — кофе черный 10 коп. или

белый 15 коп. за стакан, горячий шоколад, какао по 20 коп., к ним —

сладкая выпечка по 5-10 коп. Стакан «Боржома» — 40 коп., «Нарзана» — 20

коп., ситро, лимонад и квас по 15-20 копеек. Из напитков покрепче

предлагалось пиво разливное по 10 коп. и бутылочное — привозное 20

коп., а местное — 15 коп. Образцовая столовая Бабиновского приносила

10% валового дохода городу. Обслуживание здесь было на уровне: прислуга

вежливая, одета опрятно и однообразно, все продукты высшего качества.

Причем свежесть продуктов Городская управа могла проверять в любое

время и без предупреждений.

Публика Алексеевского парка была весьма разной. Тут слушали и

оперные арии в исполнении Вацлавской, Ревуцкого, Полевого, Еременко,

Гагаенко. И в то же время на эстраде исполняли куплеты Л. Г. Печорина

«Зарубите себе на носе» или «Мой милый хороший, тут нечего стесняться».

Несмотря на такую фривольность, все же ценз на выступления в

Алексеевском парке был. Когда заметили, что хор на сцене выступал в

непристойных костюмах, велели немедля их заменить.

В июле 1914 г. весь парк был запружен призванными в армию. Чтобы

сохранить территорию, парк к концу месяца обнесли высоким забором. Дабы

не усугублять и без того напряженной ситуации в обществе, комиссия

Алексеевского парка приняла решение закрыть на время кассы и пускать

людей бесплатно. Хотя уже через пару дней обстановка в городе

наладилась, и путем широких реклам публика была извещена о том, что

парк, «временно представленный для нужд военного начальства», приведен

в полный порядок, и концертные программы в нем возобновляются. Однако

парк потерял немало арендаторов, а вместе с ними и часть прибылей.

Кому плата за вход?

Наладить прежнюю работу парка после событий 1914 года Думе было

нелегко. Контракты аренды прерывались, прибыли управы убывали, а забот

прибавлялось. В апреле большая часть парка «всем скопом» была передана

в аренду «Трудовому товариществу» — больше никто не откликнулся на

объявления Думы. Исключение составили частные павильоны фирм «Братья

Коген», «Урсус», «Лиль поп Рау», «Лангензипен и К-о». Товарищество

обязалось взять на себя все расходы по ремонту и содержанию парка и

потратить на его улучшение не менее 50 тыс. рублей.

Выплачивать за эксплуатацию парка в городскую кассу арендную плату в

размере 6 тыс. руб., увеличивая плату на 2 тыс. рублей каждые

последующие два года. Таким образом, уже в 1920 году необходимо было

уплатить 12 тыс. аренды. В случае проведения какой-либо выставки

Товарищество должно было безвозмездно передать арендованную площадь.

Арендная плата за это время не вносилась. Не касалось это лишь

ресторана, за который в выставочное время необходимо было платить 6

тыс. руб. Если же в течение первых 4-х лет арендаторы не осуществляли

2/3 построек и других работ по планам, управа имела полное право

разорвать контракт.

Арка главного входа, кассы и конторы также перешли в пользование

Товарищества. Автомобильный павильон, стеклянный павильон, эстрада,

здание ресторана, фонтан, уборная и прочее. Все, что передали в аренду,

было оснащено электрической проводкой и иллюминацией, и всю

материальную ответственность с этого момента несли новые арендаторы. В

то же время в контракте значилось, что Товариществу предоставляется

эксплуатация парка по своему усмотрению при условии, что на открытой

сцене не будет представлений чисто кафешантанного характера. На

закрытой сцене разрешалось ставить номера «Варьете», причем Комиссия

получила право снимать номера, «нарушающие благопристойность и

признанные неподходящими к постановке».

Товарищество получило право брать плату за вход на территорию парка

только после 18.00, и не выше, чем в других городских садах. По

воскресеньям и праздничным дням устраивались дневные гуляния за плату

до 25 коп., и в такие дни бесплатный вход разрешался только до 12.00.

Право бесплатного входа в Алексеевский парк предоставлялось служащим от

города, имеющим удостоверения Городской управы, и лицам, купившим билет

в цирк или театр миниатюр. Помимо этого, Товарищество обещало

предоставить бесплатный вход артистам и служащим цирка и театра.

В июле 1916 года «Трудовое товарищество» обратилось в Думу с

прошением о продлении аренды. В прошении объяснялась невозможность

выполнения условий контракта в срок несколькими причинами — дороговизна

строительных материалов, рабочей силы, принадлежностей для

электрификации (на постройку открытого театра в 1916 году, например,

арендаторы потратили 32 тыс. руб., а постройка веранды стоила им 7500

руб.). А в августе слухи об эвакуации из города подняли среди

арендаторов панику — они просили временно освободить их от арендной

платы.

Кроме того, многие павильоны были заняты военными ведомствами, из-за

чего Товарищество не только не получало никакой прибыли, но и несло

большие расходы по страхованию, ремонту и содержанию в приличном виде

павильонов. Контракт, дополненный 19 пунктами, продлевал аренду еще на

8 лет и обязывал в трехлетний срок потратить на новые постройки в стиле

ампир сумму не менее 60 тыс. руб. Городская управа обязала арендаторов

заменить деревянные стены каменными на старых постройках, организовать

бесплатные билеты для городских училищ и приютов, предоставить в

распоряжение управы несколько воскресных дней для проведения детских

гуляний и в обязательном порядке принять на службу «фаберличек» для

проведения детских игр в летнее время.

Но в военное время грандиозное предприятие — Алексеевский парк — не

встало на ноги. А события 1917-го вообще перечеркнули все планы

Товарищества. В 1917 г. в заявлении арендаторы отмечали: «В парк

врываются солдаты из окружающих госпиталей толпами 100-150 человек,

неоднократно избивали служащих и публику». Скандалы с солдатами и

погромы не остановили даже бесплатные билеты, которые выделяло

Товарищество для госпиталей. Часть павильонов использовала власть под

эвакуационные помещения.

Контракт Товарищества истек в 1919 году. Алексеевский парк был

реквизирован «для народных красноармейских развлечений». В январе 1920

г. сторож парка жаловался, что солдаты ломают деревья, из павильонов

что только можно уносят по квартирам. Остатки прежней роскоши через

некоторое время использовали под создание Красного стадиона, прообраза

современного Республиканского. Прилегающая территория оставалась

парковой зоной. Большой павильон выставки был перестроен сначала в

крытый рынок, а позже — во дворец физкультуры с большим водным

бассейном. Уже к концу 1930-х когда-то добротно устроенная территория

выставочного городка была разрушена, а местами и вовсе превратилась в

пустырь.

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

Справляется ли со своей работой Кабинет Министров?

Реклама
Реклама