Лекарь души и тела

2009-12-21 17:37 440 Нравится

Служите верно науке и правде и живите так, чтобы, состарившись, могли безупречно вспоминать вашу и уважать чужую молодость.

Николай Пирогов

Горькие

уроки позорной для России Крымской войны, которой во многом руководили

непрофессионально подготовленные, а порой и бездарные офицеры, привели

к насущной задаче — провести в кратчайшие сроки реформу учебных

заведений военного ведомства. Требовался новый подход к обучению и

воспитанию будущих офицеров армии и флота.

Николай Иванович

Пирогов как непосредственный участник обороны Севастополя откликнулся

на призыв журнала "Морской сборник" (ведущее периодическое издание

Морского ведомства) присылать статьи, посвященные преобразованию

военных учебных заведений. В июле 1856 года журнал напечатал статью

Пирогова "Вопросы жизни. Отрывки из забытых бумаг". Основной задачей

реформы образования Пирогов видел воспитание личности, реализуемое в

учебном процессе, о чем свидетельствует и афоризм великого гуманиста:

"Все, готовящиеся быть полезными гражданами, должны сначала научиться

быть людьми".

Методика, предлагаемая ученым, носила непривычный

характер для реакционной николаевской эпохи, когда учеников нещадно

секли розгами, растили эдаких солдафонов, которые слепо повиновались

старшим и зубрили непонятное под страхом публичной порки. К тому же

Николай Иванович выступил за отмену сословного подхода в образовании,

когда только дети высших слоев могли получить приличное образование.

Остальные, по мнению николаевских чиновников, должны были обучаться в

начальных школах, которых было совсем немного. Вскоре со статьей

ознакомился сам министр просвещения Норов, предложив Николаю Ивановичу

занять должность попечителя Одесского учебного округа. 3 сентября 1856

года последовал высочайший указ, и Николай Иванович направился на

украинские земли, в Южную Пальмиру, где в течение двух лет значительно

поправил дела учебного округа, а главное, создал на базе Ришельевского

лицея Новороссийский университет, точнее, сделал все возможное для

скорейшего его открытия, полностью обновив учебные кабинеты (в

особенности — кабинеты минералогии и химии).

18 июля 1858 года

Николай Пирогов назначается попечителем Киевского учебного округа. Его

выдворению из Одессы содействовало то обстоятельство, что старые, еще

николаевской реакционной закалки учителя округа обвинили ученого в

"излишнем либерализме". "Вне сомнения, и отцы, и общество должны

заботиться о будущности детей; но это право ограничивается обязанностью

развивать всецело и всесторонне все благое, чем наделил их Творец.

Другого права нет, да и быть не может без посягательства на личность.

Она одинаково неприкосновенна и в каждом ребенке, и в каждом взрослом",

— таким было кредо Пирогова-педагога.

Гуманист Пирогов мечтал,

чтобы доступ к образованию получили все дети. Причем независимо не

только от сословий, но и от национальности. Николай Иванович много

содействовал становлению начального образования — области, запущенной

настолько, что во множестве селений отсутствовали даже элементарные

школы первой ступени. Так впервые в истории России в Киеве при Пирогове

открылись первые воскресные школы. Случилось это в 1859 году. Находясь

в Киеве, Николай Иванович добился открытия медицинской клиники

университета. Николай Пирогов и здесь не оставлял медицинской

деятельности, хотя делал это неофициально. Иногда он оперировал в

клинике профессора Караваева, проводил показательные вскрытия в

анатомическом театре, руководил практикой студентов-медиков, давал

ценные указания.

Вот что пишет уже в наши дни директор

Национального музея медицины Украины Александр Грандо: "Николай

Иванович был очень требовательным и строгим хирургом, и заслужить его

похвалу было нелегко. О Караваеве он говорил: "Иду к Караваеву

полюбоваться филигранностью его операций". На этом факте в Национальном

музее медицины в Киеве создан уникальный в своем роде интерьер

"Операционная Караваева", где оперирует Караваев и наблюдает за ходом

операции Пирогов. Фигуры этих двух выдающихся хирургов настолько

натуральны, что воспринимаются не только многочисленными посетителями

музея, но и специалистами известного Лондонского музея восковых фигур

мадам Тюссо как живые. Хотя мы их не копировали и наши фигуры не из

воска" (цитирую по статье в газете "Зеркало недели". — Авт.).

В

эпоху Пирогова-попечителя очень сильно притеснялись поляки и евреи. О

том, как Пирогов, невзирая на протесты реакционеров, помогал и тем, и

другим, свидетельствуют воспоминания одессита Александра де Рибаса,

между прочим, прямого потомка адмирала Иосифа де Рибаса, — основателя

Одессы. Вот что он писал в 1913 году о временах, когда в Одессе жил

известный общественный деятель и богач Абрам Бродский. "Бродский был

убежденным сторонником ассимиляции евреев с русскими. Однажды, в 1861

году, к нему обратился из Киева тамошний попечитель учебного округа

Николай Иванович Пирогов, сохранивший после краткого пребывания в

Одессе глубокую духовную связь с нашим городом и его лучшими

представителями. Пирогов написал Бродскому, что еврейское студенчество

Киевского университета Св. Владимира терпит острую нужду, что предстоят

увольнения за невзнос платы и что киевские евреи недостаточно

состоятельны, чтобы поддержать своих единоверцев. Вся надежда была на

помощь со стороны еврейского общества Одессы, к которому Пирогов по

старой памяти и обращается.

Абрам Маркович не замедлил ответить

Пирогову, но так ответил, что Пирогов усмотрел в письме Бродского не

простую отписку, а целое profession de foi по еврейскому вопросу. По

желанию самого Пирогова, письмо это было напечатано в одесских и

киевских газетах в 1861 году.

Вот главные его строки: "Было бы

согласнее с требованиями настоящего времени, если бы люди состоятельные

помогали бы людям нуждающимся без различия вероисповедания. Желательно

было бы, чтобы еврейское общество сделало пожертвование в пользу

недостаточных студентов вообще, а не одних студентов евреев. Это было

бы новым шагом к уничтожению той исключительности, которая служила и до

сих пор служит преградой для русских евреев к более искреннему и

тесному сближению со своими русскими согражданами.

Большинство

евреев уже начинает ценить в человеке человека; поэтому оно способно

желать и делать добро своим согражданам без различия вероисповедания".

В дополнение к своему письму Бродский выразил Пирогову готовность

принять на свой счет содержание двух недостаточных студентов

Университета Св. Владимира: одного из христиан, а другого из евреев — в

течение пяти лет, выдавая на каждого по 200 рублей в год.

Письмо

произвело фурор. Из разных слоев одесского общества, от евреев, русских

и иностранцев посыпались к Пирогову пожертвования на помощь

недостаточным студентам с обязательной отметкой: "без различия

вероисповедания".

В должности попечителя Киевского учебного

округа Пирогов пробыл недолго, 13 марта 1861 года он вынужден был

подать в отставку. "Все антиправительственные выступления студентов

Киевского университета в конце 50-х годов XIX века царское

правительство частично квалифицировало как следствие либерального

отношения к ним со стороны выдающегося русского ученого, талантливого

медика-хирурга Николая Пирогова, — констатировалось в вышедших в 1955

году "Исторических записках КГУ имени Шевченко. — В марте 1961 года его

сняли с должности попечителя. Прогрессивная общественность восприняла

это известие с чувством глубокого возмущения. В Киеве Николаю Ивановичу

Пирогову устроили теплые, сердечные проводы. Об этом событии и его

политическом значении Герцен написал статью "Киевский университет и Н.

И. Пирогов", в которой отстранение Пирогова от должности попечителя

Киевского учебного округа рассматривал "как еще одно из самых мерзких

дел реакционных кругов".

Выйдя в отставку, Пирогов решил отойти

от общественной деятельности и направился вместе с женой и сыновьями

Николаем и Владимиром в приобретенное им имение Вишня, находившееся в

Подольской губернии (теперь в черте города Винница). Здесь Николай

Иванович решил подвести итог своей научной и общественной деятельности

и всецело отдаться написанию книг и мемуаров. Однако действенная натура

ученого заставляла его совмещать эти занятия с врачебной практикой.

Впрочем, уже в 1862 году Пирогов вновь занялся педагогической

деятельностью, когда ему предложили отправиться в Гейдельберг, чтобы

там руководить группой молодых ученых. Получив звание профессоров, они

должны были вернуться на родину, чтобы, руководя кафедрами, отдать себя

всецело дальнейшему развитию медицинской науки в России. Пирогов с

честью выполнил возложенные на него обязанности наставника и старшего

товарища. К этому времени министром народного просвещения стал граф

Дмитрий Толстой, питавший к Пирогову и к его гуманным идеям откровенную

неприязнь. В 1866 году, после покушения на Александра II, правительство

перестало считаться с общественным мнением. Начался разгул реакции.

Министр народного просвещения граф Дмитрий Толстой, обер-прокурор

Синода и ярый враг народного просвещения, сообщил Пирогову, что

"освобождает его от возложенных на него поручений". Ученому даже не

назначили пенсию. Он возвратился в Вишню, открыв в усадьбе амбулаторную

клинику и аптеку, где бесплатно лечил, готовил и выдавал лекарства

неимущим, проводил неотложные операции. Эту свою деятельность он

совмещал с работой над рядом книг о военно-полевой хирургии, написал

"Вопросы жизни. Дневник старого врача"…

В подготовительных

зарисовках к своим мемуарам Николай Иванович вспоминал, как встречался

с Джузеппе Гарибальди и Львом Толстым, с Менделеевым и Склифосовским,

Чайковским, скольким великим землякам и простым людям помог советом,

рекомендациями, операциями и даже добрым словом… В любую пору года в

усадьбе Пирогова была готова выехать по просьбе даже самого бедного

крестьянина своеобразная "карета скорой помощи". Карета состояла из

небольшой повозки (зимой санной) и впряженной в нее кобылкой. Всегда

наготове был набор хирургических инструментов (в свое время Николай

Иванович принимал участие в разработке унифицированных наборов для

российских клиник. По его рекомендациям были созданы инструменты,

которыми и сегодня пользуются врачи). В своей обширной усадьбе (на

большей ее части находится ныне Винницкий ботанический сад), Николай

Пирогов проводил научные эксперименты по… селекции зерновых культур и

вывел известный всему миру морозоустойчивый сорт пшеницы, получивший

название "Пироговская". Здесь же был разбит аптекарский сад, ведь

многие составляющие лекарств и снадобий в то время стоили очень больших

денег, и экономнее было заготавливать сырье непосредственно в

собственной усадьбе.

Трижды на непродолжительный срок он выезжал

из деревни. Первый раз по приглашению Красного Креста на театр военных

действий франко-прусской войны в 1870 году, второй раз — в Болгарию, в

период тяжелейшей русско-турецкой войны 1877—1878 годов.

В

третий раз Пирогов выехал в Москву, чтобы принять участие в торжествах,

устроенных в его честь. В мае 1881 года праздновалось 50-летие научной

и практической деятельности Николая Ивановича, которому присвоили

звание почетного гражданина Москвы. Памятные адреса преподнесли все

крупнейшие медицинские заведения страны и многие заграничные. Пирогов

стал почетным профессором многих из них…

Страдающий неизлечимой

болезнью выдающийся ученый возвратился в Вишню, чтобы в зените славы

прожить всего несколько отпущенных ему для земной жизни месяцев.

"Милостивый

государь Давид Ильич, извините, если я Вас обеспокою моим печальным

письмом. Николай Иванович лежит на смертной постели. Вы прислали ему ко

дню юбилея Вашу книгу о бальзамировании. Могу ли я надеяться, что Вы

предпримете труд бальзамирования его тела, которое я бы желала

сохранить в нетленном виде. Если Вы согласны, то уведомьте меня", —

написала патологоанатому Выводцеву за месяц до смерти ученого его

супруга Александра Антоновна. Выводцев имел успешный опыт

бальзамирования тела умершего в России посла Китая. При бальзамировании

он применил свой собственный метод, позволивший сохранить тело на

длительный период. Выводцев согласился забальзамировать по своей методе

тело Пирогова. На это требовалось разрешение Святейшего Синода. В виде

исключения, "отмечая заслуги раба Божьего…", духовенство разрешило не

предавать тело земле. 24 января 1882 года (умер Николай Иванович 23

ноября 1881 года) саркофаг с телом Николая Пирогова, дотоле пребывавший

в деревянной кладбищенской церкви неподалеку от усадьбы, был установлен

в склепе. Три года спустя над ним построили церковь, престол которой

освятили во имя Николая Чудотворца.

Сразу же после Великой

Отечественной войны в усадьбе Пирогова (немцы не уничтожили усадьбу и

фамильный склеп), находившейся в крайне запущенном состоянии, благодаря

усилиям военных медиков, согласно постановлению Наркомата

здравоохранения СССР, начались работы по созданию в Вишне мемориального

музея. Открытый в 1947 году музей и сегодня подчиняется Министерству

здравоохранения, только теперь уже украинскому. Благодаря этому

обстоятельству, а также самоотверженному труду его сотрудников, он

существует и, более того, ежегодно принимает до 200 тысяч человек. Вот

уже почти 125 лет тело Пирогова пребывает в забальзамированном

состоянии. По методике Выводцева специалисты из НИИ "Мавзолей Ленина"

проводят раз в несколько лет ребальзамирование. И каждый раз это

подтверждение того, что научный эксперимент Выводцева уникален.

В

некоторых горячих головах родилась мысль переименовать Винницкий

медицинский институт, носящий имя Пирогова (с недавних пор —

Национальный медицинский университет) в честь какого-нибудь "щирого

українця". Мотивация "свідомих" состоит в том, что Пирогов "діяч не

нашої історії" (sic!). К счастью, пока этого не произошло.

В

Петербурге, на территории Военно-медицинской академии (Загородный

проспект) сооружен бюст Николая Ивановича. Памятные доски установлены в

доме на Литейном проспекте, 36 с надписью "Здесь жил Николай Иванович

Пирогов" и на стене лекционного зала Бактериологической клиники по

Боткинской улице. Именем великого хирурга назван переулок.

В

Киеве еще при жизни Пирогова, в 1869 году, его именем была названа

улица неподалеку от анатомического театра (ныне — Музей медицины

Украины). Память о Николае Ивановиче жива не только в названии

городской улицы. На фасаде одного из корпусов Университета им. Шевченко

(в котором, кстати, в советское время обучались некогда многие

отечественные журналисты) Пирогову установлена мемориальная доска.

Время

все рассудит. Исчезнут "попутчики" молодой украинской

государственности, страна, переболев, вспомнит о многих других

полузабытых личностях, которые, подобно Пирогову, хотя и не родились в

Украине, но оставили значительный след в ее истории.

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

Вы поддерживаете снятие моратория на продажу земли сельскохозяйственного назначения?

Реклама