Владимир Горовиц любил музыку, духи и... деньги

2009-12-21 17:34 649 Нравится

Всё-таки

жизнь хороша своими удивительными сюрпризами. Работая над сценарием

фильма «Владимир Горовиц. Вариации судьбы» я прочитала книгу Дэвида

Дюбаля о музыканте. Передо мной предстали две неординарные личности:

великий пианист и его биограф.

Могла ли я надеяться на личную встречу с господином

Дюбалем? Более того — совсем уж неожиданно — получить портрет Горовица,

нарисованный Дэвидом. Всё это случилось на IV Международном конкурсе

молодых пианистов памяти Владимира Горовица, членом жюри которого и был

пианист, музыковед, критик Дэвид Дюбаль.

Многие знают о триумфальном творческом пути

пианиста-виртуоза, «императора музыки» и «последнего романтика XX

века», а каким был в жизни наш земляк, киевлянин Владимир Горовиц?

Дэвиду Дюбалю посчастливилось долгими вечерами общаться с великим

музыкантом у него дома.

— Да, это счастье, что я знал Владимира Горовица. Под

его влиянием были все гении пианизма. Его репертуар — неимоверный,

слава — фантастическая.

Дюбаль в концертах одно время играл на рояле Горовица и

зрители приходили посмотреть на этот инструмент, а позже стремились

хотя бы взглянуть на самого Дэвида только потому, что он знал великого

пианиста.

— Ну а в повседневной жизни, в быту каким он был?

— Разным.

Господин Дюбаль задумался, как бы решая стоит ли обо

всём рассказывать. Конечно, стоит. Об этом человеке можно и нужно

говорить всё, гениальность его так огромна, что ее никакие недостатки

не уменьшат, а потомкам останется портрет живой личности.

— Ну, например, Горовиц часто врал. (Господин Дюбаль не

стал подбирать слово помягче). Я думал, что это национальная украинская

черта, так как мой отец родился в Украине и тоже любил приврать. У

Маэстро было необыкновенное чувство юмора. Многие просто не могли

понять, когда он шутит, а когда врёт.

Поехал записывать в Милан концерт Моцарта с оркестром

театра Ла Скала. Почему в этот город? Его жена Ванда захотела

встретиться со своей сестрой. А Горовиц говорил, что оркестр очень

слабый, и он решил их поучить играть. Это, конечно, неправда.

Дюбаль спросил как-то у Маэстро, что он любит больше

всего на свете? «Музыку, духи и... деньги» — был ответ. А рядом сидела

жена Ванда. «Меня он не любит. Я ему просто нужна», — сказала она

спокойно. Вообще эта женщина была необыкновенной силы воли,

темперамента и всем в семье руководила она. Всем, кроме карьеры мужа.

Тут он был непреклонен.

Известно, что будучи в зените славы Владимир Горовиц

объявил, что больше никогда не будет играть. Весь музыкальный мир был в

шоке. С 1953 по 1965 год он действительно не выступал. За это время

были проданы его любимые полотна импрессионистов, драгоценности Ванды.

И все долгие 12 лет Горовиц твердил, что никогда-никогда не будет

выступать с концертами, отказывался от баснословных гонораров, хотя и

говорил, что любит деньги. Ванда же наперекор всему верила, что он

обязательно вернётся в мир музыки.

В одной из американских газет я прочитала, что

Владимиру Горовицу нравилось сидеть на скамейке в парке напротив своего

дома. Он никого не замечал, ни с кем не разговаривал. Ванда,

аристократка, дочь знаменитого композитора и дирижёра Тосканини не

могла себе этого позволить. Она ждала его дома.

— Чем объяснить столь долгое молчание?

Господин Дюбаль называет две причины: потрясение от

самоубийства его единственной дочери Сони и необыкновенной физической

усталостью. Горовиц очень много работал: репетиции, концерты, переезды,

встречи, интервью, записи на радио, подготовка пластинок...

И всё-таки пианист от Бога не мог совсем не играть.

Дома он разучивал новые произведения. И когда вернулся на сцену,

музыкальный мир восхитился: техника его была фантастической.

Кстати о технике. Меня давно мучил вопрос, ответ на

который я не нашла ни в одном источнике. Известно, что Владимир Горовиц

играл «плоскими» пальцами, за что ругают еще в подготовительных классах

— это недопустимо.

— Гению можно всё, — ответил Дэвид Дюбаль. И если бы пальцы были «правильными», вряд ли он играл бы лучше.

У Горовица спросили: «Как вы оценивает себя сами?»

На что он ответил:

— Я — дерево и не знаю, какой я высоты. А вот Рахманинов — самое высокое дерево в мире.

Да, он любил Рахманинова, был с ним дружен. Горовиц

любил говорить на русском и был счастлив общаться с теми, кто знал этот

язык.

Каких еще композиторов любил пианист? Чайковского,

Скрябина, Шопена, Моцарта. «Картинки с выставки» Мусоргского стали

играть в США только после Горовица. К юморескам Шумана, сонатам Листа

осмелились подступиться исполнители тоже после него. Никто и никогда

лучше его не играл Скарлатти.

И как же Маэстро ненавидел всех, кто исполнял

произведения этих композиторов: «Я знаю, что они принадлежат всему

миру, но, считаю, что только лично мне».

— А Украину вспоминал часто?

— Да, очень часто. Много говорил о ней, о Киеве, всю жизнь мечтал сюда вернуться.

— Так почему же в 1986 году, будучи в Москве, не приехал?

— Не всё так просто. Это был неофициальный визит.

Горовиц прибыл по приглашению посольства США, дал всего два концерта и

его передвижение по СССР строго лимитировали. Но он был счастлив, что

побывал в Москве, где его триумфально встретили.

Да, вот ещё случай, связанный с Украиной. Както он

играл с английским оркестром. Ему не понравилась медленная игра

музыкального коллектива: «Я из Украины и покажу этим англичанинам, что

такое темп».

А вообще он был очень самокритичен и строго относился к

своей игре. Однажды он играл в Белом доме. После концерта уже на приёме

президент Рейган спросил: «А где же Маэстро?» Дюбаль пообещал найти. А

Горовиц сидел один в комнате и ужасно переживал, что всё было плохо и

никакие уверения не могли его успокоить. К тому же был очень упрямым.

Любил хорошо проводить время. Ужинал в любимом

ресторане, где его все знали и относились с большим почтением. Обожал

шоколад и мороженое. Да, ничто человеческое не чуждо...

Владимир Горовиц любил гулять и всегда чуствовал, какая будет погода, и очень этим гордился, называя себя барометром...

— Не угасает ли интерес в США к Горовицу сегодня?

— Нет, что вы! — горячо ответил Дэвид Дюбаль. —

Наоборот. Продажи записей растут. Это удивительное явление. Книги,

кассеты о нём и его музыка раскупаются мгновенно. Владимир Горовиц

будет и в XXI веке самым великим пианистом.

Беседа с господином Дюбалем состоялась в Национальной

филармонии Украины, где он показал несколько эпизодов из 35-часовых

видеозаписей концертов Маэстро. Символично, что последний концерт

Владимира Горовица перед отъездом в Берлин состоялся именно в этом

зале. Он не знал, что больше никогда не вернётся в Киев, где он

родился, учился музыке, состоялся как пианист. И, конечно же, не

предполагал, что через 76 лет в этом же Колонном зале вновь зазвучит

его музыка и молодые пианисты из многих стран мира будут участвовать в

конкурсе его имени.

Дэвид Дюбаль — титулованный пианист мира: награда

Джоржа Фостера Пибоди, первая премия «Deems Taylor», награды «Emmy» и

Армстронга в «Haron Coplend» и др. Концертную деятельность Дэвид Дюбаль

успешно сочетает с преподавательской и просветительской. Он преподаёт в

Джуллиардской и Манхеттенской музыкальных школах, постоянно выступет с

лекциями и проводит мастер-классы во многих странах. Книги Дюбаля —

«Вечера с Горовицем», Беседы с Менухиным, «Искусство фортепиано»

переведены на многие языки мира.

Любил хорошо проводить время. Ужинал в любимом

ресторане, где его все знали и относились с большим почтением. Обожал

шоколад и мороженое. Да, ничто человеческое не чуждо... Владимир

Горовиц любил гулять и всегда чуствовал, какая будет погода, и очень

этим гордился, называя себя барометром...

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

Как думаете, будет ли в ближайше время вторжение РФ в Украину?

Реклама