Коты — источник вдохновения

2009-12-21 17:27 494 Нравится

Как

известно, титул «кошачьего Рафаэля» с гордостью и достоинством носил

швейцарец Готфрид Минд, живший в конце XVIII века. Как истинный

художник, он посвятил свою жизнь изображению абсолютной красоты,

совершенное воплощение которой обрел понятно в каком из Божьих

созданий. С киевским «кошачьим Рафаэлем» все было куда грустнее...

Семью Яблочкиных прославили отец-режиссер, сестра-актриса. Едва ли не

единственный, кто тепло вспомнил Валериана Александровича Яблочкина, —

Николай Мурашко, да и то — искать (и читать) его рассказ лучше в

первом, 1907—1909 годов, издании «Воспоминаний старого учителя» —

позднее написанное о Яблочкине, и так немногое, еще подсократили. В том

же первом издании есть и рисунки киевского «кошачьего Рафаэля» —

разумеется, это исключительно коты.

— В одном из 80-х годов появился у нас интереснейший человек,

художник Валериан Александрович, — вспоминает Николай Мурашко. — Его

приветливо приняли у нас: это был невысокий горбатенький господин с

такими чудными манерами воспитанного человека и красивой приятной

петербургской речью, наблюдательный, остроумный, что сразу привлекал к

себе, заставляя забыть недостаток в строе его фигуры... Он был не очень

щепетилен в костюме. Целый утренний час проводил в умывании, чистке и

вообще в приведении себя в аккуратнейший вид. Лукавая горничная

подсмотрела даже, что он иногда на ночь делает себе папильотки. Волосы

у него были большие и красивые... (Впрочем, что касается внешнего

облика художника, то существует его карандашный портрет работы,

написанный Михаилом Врубелем. — О.Л.). Видимо не любящий одиночества,

прекрасно подружился у меня с семьей, писал в моем кабинете своих

котов, кстати, в моделях недостатка не было. У нас животных любили, и

он их мог наблюдать, сколько хотел во всякое время. Валериан

Александрович работал, и произведения его сбывались и оценивались

иногда очень недурно. Мне было очень приятно иметь под рукою умного и в

искусстве сведущего человека. Вырос В. А. Яблочкин в столице, кончил

Академию художеств, сын известного режиссера Петербургского

Императорского театра, человека широко образованного и общественного. В

такой среде, понятно, Валериан Александрович, как от природы не глупый

человек, неминуемо был человек с содержанием...

Впрочем, «К преподаванию в школе мне привлечь его не удалось; он с

такой милой улыбкой заявил: «Котов писать — задача не велика, а больше

я-то ничего и не умею». Так говорил о себе Валериан Александрович, с

шутливой скромностью, но он был прекрасным членом нашего школьного

Совета». И на знаменитом пимоненковском силуете, украшающем обложку

переиздания «Воспоминаний старого учителя», Яблочкин не просто

фигурирует, но и предстает в самом почетном обществе — Мурашко,

Врубель, Пимоненко.

Итак, Валериан Александрович Яблочкин рисовал котов. Наблюдал — и

рисовал. В творчестве своем он знавал и минуты истинного вдохновения:

«Я одним один раз написал черного кота, кота колдуньи старой,

понимаете, мне так хочется это повторить...» К сожалению, чаще выходило

по-другому: «Этот милый, приветливый человек вдруг мог загрустить,

заскучать; наверное, тому отчасти был причиной его физический

недостаток, его горбатость. Как-никак, а все-таки он человек не как

все. И в эти моменты он, бедный, запивал. Он — домосед великий — сейчас

уходил из дому... главное, что этот человек совершенно перерождался; из

человека крайне вежливого, кроткого он преврщался в человека задорного.

Подбоченясь одной рукой, он другой тряс в воздухе кистью руки с своими

худыми, длинными, белыми пальцами и отчаянно грубил». Грубости (правда,

если верить Николаю Мурашко, довольно невинные) перемежались с

похвальбой, которая звучала так: «Ты знаешь, кто я таков? Я Рафаэль

котов!»

А вот конец истории: «Он уехал к Путивлю в имение Шечковых, где,

говорят, великолепно написал Ромео и Джульетту в виде кота и прелестной

кошечки и, прожив немного времени, там же умер... мы его более не

видели и не мало о нем погрустили». И еще о рисовальной школе,

располагавшей, как известно, коллекцией «образцов» работы лучших и

известнейших художников своего времени, — «Кота от него мы, конечно,

имеем».

Может быть, в обществе Шишкина, Крамского, Репина, Семирадского,

Матейко, Врубеля и других «мэтров» кот Яблочкина выглядел главным

образом симпатичным курьезом. И все-таки — может ли быть совсем уж

несчастен Художник, посвятивший свою жизнь изображению совершенных

воплощений абсолютной красоты?

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

Если бы выборы Президента Украины состоялись в ближайшее воскресенье, за кого отдали бы голос?

ГолосоватьРезультатыАрхив
Реклама
Реклама