Сапожник с Большой Житомирской

2009-12-21 15:25 3 613 Нравится

По подошве клиента обувной мастер определяет, кем тот работает

Киевские сапожники-кустари. Мы помним их с детства: маленькие будочки, где вечно постукивает молоток мастера, заваленные всяческим хламом и старыми стертыми сапогами, которые, кажется, пришли сюда по всем дорогам планеты. Ремесленные келии подольских сапожников были филиалами местного Дома быта, однако сохраняли свой архаический интерьер нэповских времен. Здесь можно было лицезреть целую коллекцию "антиквариата" – старинные инструменты, жестяные коробки от довоенных леденцов-монпасье, допотопную обувь, включая неизбывные галоши из сороковых годов.

Казалось, эта ремесло обречено существовать во все времена – до тех пор, пока человечество топчет ногами землю. Однако профессия кустарей от сапожного дела также необратимо уходит в прошлое. "Газета..." встретилась с одним из еще оставшихся в Киеве сапожных дел мастеров-одиночек.

Мастерская сапожника Виталия Стеценко расположена в самом центре города – на Большой Житомирской. Мы открываем дверь и заходим в глубокий полуподвал, заставленный увешанными обувью этажерками. Сверху, прямо на люстре, эффектно болтается пара черных мужских ботинок.

– Сушу я их. А ближе к потолку, как гласит учебник, воздух потеплей, – объясняет нам Виталий. Заказчики приносят ему обувь, и он мастерски растягивает их для "проблемных" ног с помощью собственноручно изготовленных деревянных колодок, называя их старинным, чуть ли не древнерусским словом "правилья". При этом, неизменным помощником современного сапожника служит цифровой фотоаппарат, который всегда висит у него на груди. Фотографируя ногу своего клиента, мастер подгоняет по этому снимку прадедовскую колодку.

"Лапа" – станок сапожника – еще один пример специфического профессионального сленга. Именно по ней стучит своим молоточком Виталий – он достался ему от старого мастера и выглядит как действительно старый инструмент, который доводил до ума обувку наших дедов и бабок. Виталий учился сапожному делу в советском училище и с юмором рассказывает о профессиональных шутках своих однокашников по "бурсе".

– Могли чужие ботинки к полу приколотить. Человек, особенно спьяну или спросонья, долго пробует их обуть, – посмеивается он. И тут же упоминает характерные травмы юных сапожников – разбитые молотком пальцы. Со временем они даже теряют чувствительность к ударам, которые заставили бы инстинктивно вскрикнуть всякого человека.

Виталий рассказывает нам о своих рекордах. Так, ему приходилось править туфельки для настоящей Золушки – всего-навсего двадцать сантиметров в длину. Как у ребенка, но с каблучком. Этой принцессой оказалась женщина-инженер средних лет.

– А самую большую обувь я делал для настоящей бой-бабы – она в прошлом греблей занималась. В пятьдесят лет выходила замуж – вот я ей и изготовил туфли тридцати двух сантиметров в длину! – делится воспоминаниями сапожник.

В его работе было немало курьезных случаев. Например, когда две женщины с одинаковыми фамилиями и именами одновременно принесли в ремонт обувь. Одна – дорогую модельную пару, купленную в Европе, а другая – дешевые ношенные туфли.

А однажды к сапожнику приносила туфельки девушка с фамилией Сапожникова. Так что наш редакционный фотограф, Юрий Сапожников, который пришел вместе с автором очерка в мастерскую, отнюдь не первый тезка любимой профессии Виталия, который сам подтвердил актуальность старой поговорки: "сапожник без сапог".

– Всегда в первую очередь доводишь до ума обувь клиента, а за этим не всегда успеваешь о своей позаботиться, – признается он.

Кроме того, Виталий может опознать по обуви многие профессии. К примеру, курьеры и почтальоны быстрее всего стирают свою обувь, а потому просят ставить на нее специальные прочные подошвы, а строители заказывают ремонт "кирзаков" старого советского образца, считая их непревзойденными для своей работы. Офисные сотрудницы, которые боятся поцарапать каблучком скользкий паркет, заказывают специальные набойки для "комнатной" работы. Специальную подошву хотят себе и танцоры спортивных и "латинских" танцев. Девушки часто просят набить на каблучки блестящие стразы, привнося в работу сапожника дополнительный художественный элемент. А мастер при необходимости может даже тайник в каблуке сделать – было бы желание.

У Виталия богатая клиентура, включая проживающего рядом депутата, ботинки которого приносит в подвальчик его охрана. Сапожник не переносит хамства – как-то он осадил состоятельного клиента, который принес обувь после закрытия мастерской, когда ее хозяин уже уходил домой.

– Я остался, все сделал, а когда попросил плату, ему показалось, что я много требую. Говорю ему: "Тогда надо самому ботинки чинить". А он как заведется: "Это чтобы я, мол, сапожником каким-то работал?!" Невдомек ему, какое это сложное и тонкое ремесло.

Виталий поясняет наши вечные проблемы с обувью, которая нынче шьется по импортным образцам.

– А у нас-то другая нога. Европейцы – астеники, а мы шире в кости. Раньше, в советские времена, за этим следили – мерили ноги у студентов, рабочих, стариков, выпускали обувь соответственно исследованиям. А теперь никто не смотрит. Вот и несут мне обувь под нашу ножку подгонять.

В будущее мастер смотрит без оптимизма. Услуги сапожников все менее востребованы в современном мире, который постепенно переходит на одноразовую обувь.

– Это как пластиковые стаканчики, понимаете? Уже сейчас в Европе дешевле купить новую обувь, чем старую починить. Сапожники там вымирают. Мы в Украине – следующие на очереди...

На прощанье Виталий осматривает подошвы моих ботинок. По его словам, они прослужат еще минимум один сезон. А потом можно снова сюда заглянуть.

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

У вас есть долги за коммунальные услуги(газ, электричество и др) за прошедший год?

Реклама
Реклама