К 920-летию миссии первой женщины-дипломата в славянской истории

2009-12-20 11:28 445 Нравится 2

Красивы они были, потомки Ярослава Мудрого. Особенно женщины. Смесь северной, скандинавской, и южной — греческой — крови да плюс ко всему этому роскошный образец славянской женской красоты! Недаром норвежские саги сравнивали королеву Эллисив (Елизавету), дочь Ярослава Мудрого, "со всем золотом мира". А викинги знали толк в женской красоте, ибо имели возможность ее сравнивать — от Малой Азии до Гренландии. Везде, куда дотягивался их меч…

А тут еще кровь дочери того, кого называли "самым красивым императором в истории Византии", Константина IX Мономаха.

В общем, Анна, дочь Всеволода Ярославовича, бывшего великим князем Киевским в 1078—1093 годах и греческой принцессы Анны, дочери Константина Мономаха, была, вероятнее всего, очень красива.

И мила. Недаром в летописях и народной молве она осталась с ласкательно-нежным именем — Янка.

И образованна. Ее отец, один из самых просвещенных правителей Европы того времени, знал пять языков. А брат, великий князь (не только по титулу, но и по содержанию) Владимир Мономах, был, судя по творческому наследию, одним из самых талантливых писателей того времени.

Будущее Янки-Анны казалось безоблачным. Еще ребенком она была помолвлена (между 1059-м и 1067 годами) с одним из самых блестящих женихов своего времени: Константином, вторым сыном византийского императора Константина Х Дуки. Но судьба рассудила иначе.

Отец жениха умер, и юноша Константин отчаянно сражался, защищая власть своего старшего брата, императора Михаила VII. Вместе со своим другом, Алексеем Комнином, он разгромил Никифора Вриенния, одного из лучших полководцев Византии, поднявшего мятеж против его брата-императора. Но Михаил был слишком нерешителен и в следующем году уступил власть другому Никифору, Вотаниату.

Юный Константин пытался "сыграть свою игру" и поднял против Никифора Вотаниата отряды гвардии, стоявшей около Константинополя. Гвардейцы его предали и за деньги выдали Константина императору. Но погибнуть от рук палача юноша не успел. Его друг по оружию Алексей Комнин сверг Вотаниата и стал императором Алексеем I. Константин признал новую власть и через год, 22 лет от роду, погиб в битве при Диррахии, отражая нашествие сицилийских норманнов Роберта Гвискара. В семье Комнинов сохранили добрую память об отважном женихе русской княжны. Во всяком случае, Анна Комнина, дочь Алексея, в своих воспоминаниях об отце называет Константина "благородным Порфирогенитом", то есть "рожденным в пурпуре". Таким образом потомок императоров достоин быть императором. А такое признание из уст представительницы новой императорской династии дорогого стоит.

А что же Анна-Янка? По-видимому, она была столь же горда и честолюбива, сколь красива, умна и мила. Побывав невестой сына византийского императора, она не смогла заставить себя "опуститься до уровня" какого-то захудалого европейского короля или герцога. И через пять лет, возможно, дождавшись смерти Роберта Гвискара, Янка "уходит из мира".

"В год 6594-й (1086-й) князь Всеволод заложил церковь святого Андрея и построил при церкви оной монастырь женский, в котором постриглась первая дочь его девица Анка" ("Повесть временных лет"). Так Янка стала настоятельницей первого в Киевской Руси женского монастыря, который в исторической памяти и сохранил свое второе название — Янчин.

Но, ставши игуменьей и "уйдя из мира", Янка не ушла от жизни. Энергия, по-видимому, кипела в этой княжеской дочери. Она становится педагогом и политиком. "Собравши же младых девиц неколико, обучала писанию, також ремеслам, пению, швению и иным полезным им знаниям, да от юности навыкнут разумети закон божий и трудолюбие".

Фантастика! Впервые в Европе Янка при "своем" монастыре открыла женское училище, из которого девицы уходили не "невестами Христовыми", а знающими, грамотными и воспитанными девушками. Прекрасными невестами киевских аристократов. Но Янка не заперлась в монастыре. Ситуация не позволяла.

Конец 80-х годов XI века. Стареющий князь Всеволод практически удалился от дел. Всем заправляет старший брат Янки — Владимир Мономах. Но он не имеет прав на киевский престол, ибо не "старший в роду Рюриковичей": живы дети старших братьев Всеволода. В воздухе пахнет междоусобицей. И в это время умирает киевский митрополит Иоанн II, "добрый и кроткий" и вместе с тем "хитрый в книгах и ученьи" (так характеризует его летопись).

Государству был нужен новый предстоятель церкви — судья княжьим спорам, "защитник сирых и убогих". Но не особо хитрый: чтобы и под контролем Владимира был, и свою игру вести не вздумал. И митрополит должен был быть только "из греков", таковы были тогда правила.

Янка понимает, что брату нужна помощь. Она бросает свое уютное гнездышко и в 1089 году отправляется в далекое путешествие: вниз по Днепру, через пороги, через Черное море — в Константинополь (современный Стамбул). В гости к другу своего жениха, императору Алексею Комнину.

В гости-то в гости, но и с маленькой просьбой. Император Алексей и патриарх Константинополя Николай III Кирдиниат не отказали невесте своего погибшего друга. И Янка вернулась в Киев с новым митрополитом...

Летописец характеризует митрополита Иоанна III честно и веско: "Скопец, некнижен и умом прост". Именно то, что нужно Янкиному брату: бабников, хитрецов и умников среди Рюриковичей хватало. Например, сам Владимир Мономах был далеко не промах по этой части…

А Янка еще 22 года руководила своим монастырем и своей школой, заслужив в истории такую оценку: "Сия Анна, дочь Всеволода... по ея благочестному житию, прилежности и научению юношества и прочее, достойна Анна великая или достохвальная именована быть" (Василий Николаевич Татищев).

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

По какой причине вы планируете привиться или уже привились от COVID-19?

ГолосоватьРезультатыАрхив
Реклама
Реклама