Где и как отметились сильные мира сего на киевских памятниках

2009-12-20 11:28 384 Нравится 2

Одной из примет последних десятилетий стало возвращение сословия легальных богачей, которые не прячут, как некогда «подпольный миллионер» Корейко, свои капиталы. Обладатели больших денег в состоянии жертвовать крупные суммы на что угодно, например, на установку монументов и памятных знаков. Не забывая запечатлеть на особой табличке свои имена или названия фирм. То же самое любят делать и высокие чиновники.

Хотя это – давняя традиция. Достаточно вспомнить фрески Софийского собора с изображением княжеской семьи или роспись церкви Спаса на Берестове, где запечатлен митрополит Петр Могила, поднявший древний храм из руин. Геральдический знак с монограммой на трапезной Выдубецкого монастыря засвидетельствовал богатые пожертвования на строительство обители козацкого полковника Михаила Миклашевского.

Что же касается Ивана Мазепы, то историограф Киева Николай Закревский отмечал: «Тщеславие этого гетмана простиралось до того, что во всех воздвигаемых им зданиях он велел помещать свой герб на дверях, окнах, карнизах, алтарях, иконостасах, колоколах, словом, где только можно, а по трапезным, ризницам, залам – свои портреты».

В позапрошлом и начале прошлого века, разумеется, тоже старались отметиться в вечности. Имена изображали над входом в гуманитарные учреждения, высекали на памятных досках. Можно сказать, что в этом отношении современные спонсоры благотворительных проектов не уступают предшественникам. Кто-то из них ограничивается неприметной надписью сзади или сбоку, а кому-то хочется показать себя, любимого, на видном месте. Дошло даже до предвыборного прославления на мемориальных знаках определенных политических групп (как, скажем, на памятнике жертвам Куреневской катастрофы по улице Олены Телиги, над склоном Бабьего Яра).

Разумеется, само по себе меценатство можно только приветствовать. И если кто-то отдает часть честных доходов на общее благо, на украшение города – он вправе рассчитывать на нашу признательность.

Но даже запечатлев свое имя на сооружении, которое должно простоять века, даритель не может быть полностью уверен, что память о нем останется в будущем. Дело не только в войнах и других факторах, способных снести с лица земли самые прочные строения. Порой персоны, наделенные властью, самолично решают за потомков: кого они должны помнить, а кого нет.

Это, к примеру, в полной мере коснулось того же Ивана Мазепы. После его разрыва с Петром I царские чиновники ретиво взялись за устранение следов памяти о «проклятьем заклейменном» гетмане. И еще долго отовсюду сбивали, стирали, выскабливали его геральдический символ – так называемый «курч».

Советские органы провели аналогичное «изъятие из истории» по отношению ко всему, что напоминало о созидательном вкладе царей, вельмож, капиталистов-меценатов. Таблички в честь дарителей на фасадах опустели. Больше повезло разве что тем, чьи имена обозначали не столь очевидно. Как при царях, так и во времена УССР можно было увидеть вензеля государыни Елизаветы на Андреевской церкви, построенной по ее воле и на ее средства. А на корпусе Театрального института по Ярославову Валу, 40 (бывшем здании начального училища имени Терещенко) сохранились инициалы «НТ» и «АТ» в знак благодарности выстроившим его сахарозаводчикам: Николе Терещенко и его сыну Александру.

Тенденция выборочного увековечивания никуда не делась и в наше время. Чтобы убедиться в этом, достаточно зайти за спину мраморной княгине Ольге. Там, на специальных досках, перечислены имена людей и названия фирм, причастных к воссозданию монумента в 1996 году (как известно, он впервые появился в 1911-м, но был разрушен большевиками). В этом перечне были упомянуты и тогдашний глава КГГА Леонид Косаковский с заместителем Галиной Артюх, активные инициаторы возвращения княгини на Михайловскую площадь. Но... как раз накануне Дня Киева-1996, когда открывали памятник, оба они лишились своих постов. И когда с фигур Ольги, Андрея Первозванного и Кирилла с Мефодием упали белые покрывала, имен опальных чиновников на постаменте уже не было...

Нетрудно понять, что с нашей ментальностью такая же участь грозит после ухода в политическое небытие любому другому из честолюбивых спонсоров, будь он отмечен хоть в бронзе, хоть в граните.

Кстати

Скромно, но внушительно

Когда 110 лет назад киевляне вместе с культурными людьми всей Российской империи отмечали сотую годовщину А. Пушкина, особую инициативу проявила 5-я мужская (Киево-Печерская) гимназия. Ее преподаватели и ученики провели складчину. Собранной суммы, немалой по тем временам, – 900 рублей – хватило, чтобы установить перед гимназическим зданием небольшой бронзовый бюст Пушкина на базальтовой колонне.

Скромный монумент, дар искренних почитателей великого поэта родному городу, сохраняется на прежнем месте (нынешняя площадь Славы). На его пьедестале до сих пор можно прочесть надпись: «Александру Сергеевичу Пушкину Киево-Печерская Гимназия».

На табличке памятника княгине Ольге первоначально были и другие имена

Памятник Пушкину на пл. Славы

Знак «Курч», восстановленный на Всехсвятской церкви Лавры

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

Будете делать прививку от COVID-19, когда она появится в свободном доступе?

ГолосоватьРезультатыАрхив
Реклама
Реклама