Серж Лифарь - блудный сын мирового балета

2009-12-20 00:08 845 Нравится

В Киеве 104 года назад родился будущий легендарный танцовщик и известный балетмейстер Серж Лифарь.

Его имя вернулось на Родину уже после смерти мастера хореографии. Ныне осталось очень мало людей, которые не просто видели, а лично знали Сергея Михайловича.

Один из немногих — известный французский кинорежиссер Доминик Делуш, снявший фильм «Серж Лифарь Мусагет». К сожалению, документальных кадров танца Лифаря почти не сохранилось.

Есть лишь немного записей, запечатлевших его работу как хореографа и репетитора. Делуш построил свою ленту как своеобразную мозаику воспоминаний звезд — Иветты Шовире, Нины Вырубовой и Сирила Атанасова, бережно передавших его хореографию, стиль, манеру исполнения молодым артистам. И благодаря этим кадрам перед зрителями возникает образ утонченного мастера танца (фрагменты фильма демонстрировались в Киеве на юбилейном вечере в Национальной опере Украины). Недавно, будучи в командировке в Париже, корреспонденту газеты "День" удалось пообщаться с Домиником Делушем, чтобы из первых уст узнать побольше о нашем знаменитом земляке.

— Я впервые увидел Лифаря еще в детстве, — рассказал «Дню» Делуш. — Родители повели в Парижскую оперу, и я был потрясен, как фантастически танцевали артисты его труппы. (Более 30 лет Лифарь возглавлял балетную труппу Гранд-Опера, поставил как хореограф более 200 балетов. — Т. П. ). Лифаря называли королем Парижской оперы, его очень любили и как танцовщика, и, позднее, как хореографа.

Можно сказать, что балет я полюбил потому, что видел лучших из лучших мастеров танца. А когда стал взрослым, то захотел снять фильм о балете. Первая лента была короткометражной. Она называлась «Спектр танца», и в ней Серж Лифарь согласился сняться, совершенно не зная меня как кинематографиста, да еще и дебютанта. Причем он вообще отказался от гонорара. Я очень благодарен, что мастер был так ко мне благосклонен.

Должен признаться, что мое восхищение Лифарем только увеличилось, когда мы стали видеться чаще в процессе съемок. Это был период, когда Серж уже заканчивал свою карьеру хореографа Гранд- Опера. На репетициях я не присутствовал, но видел, как он репетировал партию Жизель из одноименного балета Адана с прекрасной российской танцовщицей Ниной Вырубовой, тогдашней звездой Гранд-Опера.

Мне запомнилась, как Серж помогал балерине передать языком танца сложную сцену сумасшествия Жизели, и, забегая вперед, скажу, что этот спектакль стал одним из лучших благодаря Нине. В то время Вырубову можно было назвать Музой Лифаря. Она была его вдохновительницей, и он много балетов ставил специально для нее... (Кстати, Нина Вырубова скончалась недавно в Париже в возрасте 86 лет. Слава пришла к Вырубовой в 1945 году, когда ее представил публике балетмейстер Ролан Пети, работавший тогда в труппе «Балет Елисейских полей». — Т.П. ).

Серж Лифарь был человек необычный, яркий, фееричный, добрый, приветливый, интеллигентный, галантный... А еще замечательный рассказчик, фантазер, любил импровизировать. Запомнилась мне прекрасная лифаревская хореография «Орфей» на музыку Глюка.

Я как пианист аккомпанировал, предварительно показав те лимиты поля, в котором Серж мог находиться в пределах камеры, и это было заснято на пленку. В честь Оперы Гранье (Гранье — архитектор-создатель здания Гранд-Опера) Лифарь поставил балет, который снимался на площади перед зданием театра. Проекторы были установлены на соседних зданиях, и это давало возможность показать объемную картину. Действо получилось зрелищным, в стиле Наполеона III, и отражало эпоху архитектуры дворца Гранье...

От «неперспективного» до звезды балета

Многие критики пытались разгадать феномен Сержа Лифаря. То, что он стал танцовщиком, и при чем экстра-мастером, можно назвать невероятным зигзагом судьбы. Ведь учиться танцевать он начал поздно, в 14 лет.

В своих воспоминаниях Лифарь писал: однажды увидев в Киеве урок классического танца, он почувствовал, что балет — его призвание. Хотя педагог Бронислава Нижинская, сестра легендарного танцовщика Вацлава Нижинского, поначалу дала Сержу убийственную характеристику, считая его «неперспективным», — упорные репетиции, тренинг, фантастическая влюбленность в балет дали свои прекрасные всходы.

Несмотря на невзгоды — разгар Гражданской войны — 18-летний Лифарь практически без денег добрался до Парижа. Там он нашел антрепренера «Русских сезонов» Сергея Павловича Дягилева и, проявляя настойчивость, сумел доказать, что может быть полезен его труппе.

Очень скоро одаренного молодого человека, почти не имевшего профессиональной подготовки, заметили, а благодаря упорной работе над техникой и выразительностью танца Серж Лифарь стал звездой «Русского балета». То, что Серж впоследствии стал тонким знатоком музыки, живописи, литературы, обладал прекрасным вкусом — во многом заслуга именно С.П.Дягилева (его учителя и возлюбленного).

Этапным в творческой жизни артиста стал 1929 год. Именно тогда проявился талант Лифаря-хореографа, но этот же год забрал его друга и наставника — Сергей Дягилев скончался на его руках. В 24 года Серж Лифарь стал перед дилеммой: кто продолжит дело Дягилева?

Эту тяжелую миссию ему пришлось взвалить на себя: Серж возглавил балет Парижской оперы, совместив три функции — главного балетмейстера, хореографа и ведущего танцовщика. Это был отчаянный шаг. Ведь Лифарю пришлось возрождать французский балет, который в XVIII—XIX веках являлся законодателем моды; французские педагоги и хореографы перенесли балет в Россию, а расцвет Императорского балета был связан с именем легендарного Мариуса Петипа. Но молодость и смелость, как говорится, может горы свернуть, и Серж, объединив молодых энтузиастов, репетируя по восемь часов, сумел создать талантливую труппу.

Очень популярными у публики стали «Балетные среды». Восторженно зрители приняли его балет «Прометей», поставленный на музыку Бетховена. Звездами («этуаль») были Ольга Спесивцева и сам Лифарь. В своей труппе Сергей Михайлович стал проводить тренинги, передавая секреты мастерства, обучая дуэтным танцам, добиваясь, чтобы балет нес мысль, а не только развлекал публику.

Он внес в исполнительскую манеру артистов лиризм и выразительность (когда мужественность сочеталась с изяществом); возвысил роль танцовщика. Лифаревские мастер-классы дали прекрасный результат — на сцене появились такие замечательные балерины, как Иветт Шовире, Нина Вырубова, Лисетт Дарсонваль и танцовщики Юлий Алгаров, Александр Калюжный, Ролан Пети и др.

«Поэт движения»

По воспоминаниям современников, Лифарь был очень красивым мужчиной. Как танцовщик он восхищал музыкальностью, элевацией, совершенством и одухотворенностью, зажигая энергетикой и артистизмом. Как хореограф умел выявить максимум возможностей каждого артиста. Его обожали коллеги и публика. Например, Поль Валери назвал Лифаря «поэтом движения».

Одной из вершин творчества мастера стал балет «Икар» (1935 р.). Критики отмечали, что эта постановка стала «замечательным достижением в драматическом и пластическом планах, образцом четкого, емкого неоклассического стиля, повлиявшего на творчество нескольких поколений артистов и хореографов».

Шедеврами Сержа Лифаря стали его балеты «Миражи», «Федра», «Сюита в белом», «Ромео и Джульетта» и др. Лифарь танцевал в собственных постановках, воплощая образы героические или поэтические; он был Аполлоном и Александром Македонским, Давидом и Энеем, Вакхом и Дон Жуаном. Создавая свои балеты, хореограф использовал классическую музыку или музыку современных композиторов — Стравинского, Прокофьева, Равеля и др. Сценографию для лифаревских постановок делали такие знаменитые художники, как Пикассо, Бакст, Бенуа, Кокто, Шагал.

— Лифарь создал новое направление в балете — неоклассицизм, — продолжает свой рассказ Д.Делуш. — Благодаря ему академический танец приобрел новые, модерновые черты. На мой взгляд, хореографию Сержа Лифаря можно назвать продолжателем традиций Михаила Фокина. Благодаря тонкому вкусу, сформированному Дягилевым, Лифарь сумел поднять свой талант на большую высоту. Серж представлял французский неоклассицизм, как Баланчин — американский. Это были два гения хореографии, которые вписали яркие и самобытные страницы в балет ХХ столетия. И сегодня балетное наследие Лифаря украшает репертуар Оперы Гранье (а в Национальной опере Украины восстановлены его балеты «Ромео и Джульетта», «Сюита в белом» и «Утренняя серенада». — Т. П. ).

За возрождение французского балета Сержу Лифарю было присвоено звание «Кавалер ордена Почетного легиона». Он был избран членом Института Франции («бессмертным» академиком), ректором Университета танца. К 20- летию творчества Сергею Михайловичу вручили первый танцевальный «Оскар» — «Золотую балетную туфельку», которая ныне хранится в Киеве, в Музее исторических драгоценностей Украины (эту реликвию передала на Родину вдова танцовщика, графиня Лиллан Алефельд).

Можно сказать, что благодаря кипучей деятельности Сержа Лифаря французы полюбили балет. Он выступал как лектор, написал несколько книг о балете, основал Университет танца, кафедру хореографии в Сорбонне, Международный институт хореографии. Сергей Михайлович добился, чтобы на доме, где жил и умер гениальный певец Федор Шаляпин, была установлена мемориальная доска. Он принял участие в перенесении праха знаменитого танцовщика Вацлава Нижинского из Лондона на кладбище Монмартра. Проводил вечера памяти Сергея Дягилева. Как талантливая и харизматичная личность, он имел армию поклонников, но и немало людей, которые Лифаря не любили.

Как считает Доминик Делуш, недруги появились у Сергея Михайловича из-за его неосторожных политических высказываний. Во время Второй мировой войны Лифарь подписал письмо, в котором приветствовал фашистов, видя в них освободителей от «большевистской чумы» (Серж не принял советскую власть и эмигрировал во Францию).

Следует помнить, что Лифарь был знаковой фигурой, и то, что он не отвернулся от оккупантов Парижа, впоследствии принесло хореографу массу неприятностей. Хотя Лифарь не сотрудничал с гитлеровцами, уклонился от личной встречи с фюрером, когда тот посетил дворец Гранье (здание Парижской оперы), отказал Геббельсу передать портрет Вагнера, написанный Ренуаром. В воспоминаниях Сергей Михайлович писал о том периоде: «Моя общественная деятельность главным образом была направлена к спасению от разгрома немцами, временными оккупантами Франции, Парижской оперы — французского национального достояния, музея и библиотеки шведского магната Rolf de Mare, Русской консерватории им. Рахманинова, балетных школ, и, наконец, моей личной библиотеки и коллекции»...

Но слух о том, что Лифарь был коллаборационистом и сотрудничал с гитлеровцами, привел к тому, что Сергея Лифаря бойцы французского Сопротивления приговорили к смерти, и хореографу пришлось на несколько лет перебраться в Монако. «Я думаю, что Лифарь ошибся, но его политическая близорукость — это было скорее импульсом творческого человека, не разобравшегося в ситуации, — считает Делуш. — Серж не был французом, и как эмигрант он мечтал вернуться на свою Родину, в Киев, и думал, что советский строй рухнет благодаря нацистам. Он был артистом и жил в своем мире... Очень скоро он понял, что поторопился с восторгами, но его слова многие не забыли, укоряли, и довольно резко, и это очень отравляло жизнь Лифарю». Только после войны Национальный французский комитет по вопросам чистки, тщательно изучив вопрос, полностью (!) опроверг все обвинения и официально извинился перед Лифарем. В 1947 г. Серж вернулся в Париж.

Кстати, Шарль де Голль (политик, военачальник, возглавивший французское Сопротивление, а затем президент Франции) дружил с хореографом, восхищался его талантом. А антиподом Сержа Лифаря в балете являлся знаменитый танцовщик Рудольф Нуриев, не скрывавший, что не любит его хореографию. Он категорически отказывался выступать в лифаревских балетах. Нуриев входил в группу людей, которые принципиально не общались с Сержем. Так что влиятельных врагов и друзей у Лифаря было, наверное, поровну...

Богач - бедняк

Невероятно, но факт: такой знаменитый человек, как Лифарь, никогда не имел своего дома, а жил в отеле. Кроме балета, страстным увлечением Сержа было коллекционирование, которое он перенял от Дягилева, завещавшего Лифарю свою коллекцию. Кстати, обладая раритетными сокровищами (книги, картины, материалы о балете, костюмы, декорации, Пушкиниана и др.), Серж Лифарь не научился думать о «черном» дне. К деньгам он был равнодушен, и все, что зарабатывал, раздавал на благотворительность и пополнение своей коллекции, поэтому, когда ушел со сцены, то жил бедно.

Именно отсутствие средств заставило его продать на аукционах часть коллекции. Если бы не встреча с Лиллан Алефельд, возможно, Сергей Михайлович умер бы беспризорным. «Она была богатой дамой и стала доброй феей для Лифаря, — считает Д.Делуш. — Их союз нельзя назвать полноценным браком, это скорее был дружественный союз.

Серж обожал Лиллан за красоту, молодость. Она стала для него путеводной звездой в творчестве. Лиллан можно сравнить с Надеждой фон Мекк (музой композитора Петра Чайковского). Это были высокие отношения, которые возможны, наверное, только в мире искусства»...

Сергей Михайлович умер от рака 16 декабря 1986 года в Лозанне (Швейцария) и был погребен на русском кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа возле Парижа. На его могиле выгравирована лаконичная надпись «Серж Лифарь из Киева»...

P.S. Вчера на сцене Национальной оперы Украины стартовал IX Международный фестиваль «Серж Лифарь де ля данс», посвященный мастеру танца.

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

Вы планируете голосовать на местных выборах 25 октября?

Реклама
Реклама