Искусственное окрашивание цветов

2009-12-18 07:53 302 Нравится

Сернистая кислота вследствие своих раскисляющих свойств,

обесцвечивает большую часть цветов, в розе, например, роз, барвинков,

фиалок и т.п. Этот опыт чрезвычайно хорошо удается с помощью

изображенного здесь прибора. В маленьком фарфоровом тигле (чашечке)

расплавляют серу, которая соединяясь с кислородом воздуха,

воспламеняется и дает серную кислоту; для лучшего действия сернистых

паров, тигель покрывают тонкой, конической медной трубкой, причем узкий

ее конец обращается к испытуемым цветам.

Действие кислоты дает себя знать немедленно; в несколько секунд розы, барвинки, фиалки, иван-да-марья и др. совершено белеют.

Приведем еще один опыт:

Налив

в стакан обыкновенного эфира и, прибавив к нему 1/10 часть (по объему)

нашатырного спирта, по грузим в полученную смесь испытуемые цветы.

Некоторые из цветов, имеющих в натуре фиолетовую или разовую окраску,

принимают мгновенно ярко-зеленый цвет. Сюда относятся: розоватый

журавленник или гераний, фиолетовый барвинок, лиловая ночная фиалка и

ярутка, разовая и красная розы, магоновый левкой, тимиан, маленький

синий колокольчик, дымянка, незабудка и гелиотроп. Другие же цветы,

окраска которых не везде одинаковая, принимают от действия смеси

аммиака с эфиром более или менее различные оттенки.

Верхний

фиолетовый лепесток душистого горошка становится синим, тогда как нижий

принимает бледно-зеленую окраску. Белые цветы обыкновенно желтеют.

Таковы например: белый мак, полосатый жабрей, становящийся желтым и

темно-фиолетовым; белая роза окрашивается в палевый цвет, белый

водосборь, черно­ корень, ромашка, душистый чубушник, маргаритка,

картофель, ночная фиалка, каприфолий, цветы бобов, лабазник,

наперстнянка и пр. Все они в прикосновении с аммиякальным эфиром

принимают темно желтый цвет. Белый жабрей становится желтым и

темно-оранжевым.

У разового душистого горошка верхний

лепесток превращается в голубой, а нижний – в зеленый весьма нежного

оттенка; разовые герани или журавленнки делаются голубыми; в губастик

аммиакальный эфир действует только на красные пятна, которые

превращаются в коричнего-зеленый; красный жабрей принимает прелестный

коричневый цвет с металлическим отливом; валериан приобретает сероватый

оттенок, а красный мак становится темно фиолетовым.

На желтые цветы аммиакальный эфир не действует:

Лютик,

ноготки, желтофиль и т.д., будучи погружены в эту жидкость, сохраняют

свою естественную окраску. Чтобы закончить эту главу, приведем описание

одного фокуса, который приводит в изумление зрителей не смотря на свою

несложность и простоту. Нужно взять совершенно прозрачный стакан, по­

крыть блюдечком и объявить, что, находясь на некотором расстоянии,

можно заставить проникнуть в него дым от папиросы.

Что в

действительности и исполнится: едва закурите папиросу, стакан, как бы

по мановению волшебника, начнет наполняться густым белым дымом. Это –

очень легкий фокус. Пустите в стакан два три капли соляной кислоты и

смочите дно блюдечка, которым он накрыт, нашатырным спиртом – вот и все

приготовления: обе жидкости образуют здесь два тонких слоя, совершенно

незаметные для глаз, но вполне достаточные для появления химической

реакции. Когда стакан будет накрыт блюдечком, в нем появятся белые пары

нашатыря, весьма сходные по свету с табачным дымом.

Скажем еще несколько слов о столь известном каждому металле – железе, которое тоже может служить в некотором роде или фокусов.

Железо

по своей распространенности и по своему значению в современной жизни –

действительно представляет самый важный металл. Его ковкость, мягкость,

плотность и дешевизна – делает железо незаменимым в некоторых областях

техники и промышленности. Единственное неудобство – это сильное

сродство железа к кислороду.

Всякому, вероятно известно, что

от действия влажного воздух железо ржавеет, т.е. покрывается

красноватым налетом. Этот налет – продукт соединения железа с

кислородом или окись железа, дающая красную краску, известную в

общежитии под названием мумии. Еще энергичнее окисляется железо под

влиянием жара. Если например, в пламя обыкновенной свечи, раздуваемой

трубкой, сыпать понемногу железные опилки, то они, окисляясь от жара,

раскаляются до бела и сверкают ослепительным светом.

Не

менее интересен также следующий опыт. Раскалим до бела железный гвоздь,

прикрепленный к проволоке, и станем быстро вращать его, подобно камню

на веревке. Мы увидим тогда, что от гвоздя во все стороны полетят

тысячи блестящих искр. В сильно размельченном виде железо загорается

даже без всякого прокаливания, от одного только соприкосновения с

воздухом.

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

Справляется ли со своей работой Кабинет Министров?

Реклама
Реклама