“Самопожертвование”. Юмористический рассказ

2009-12-15 15:53 401 Нравится

Игорь Данилов-Ивушкин

Настроение у меня в тот день я бы не сказал, что было паршивое. Наоборот даже. Эдакое балагурное. Иду я по улице и тут вижу: бананы продают. Ну и решил купить, потому как в жизни не ел их.

Пристроился к очереди, жду. Ну, а поскольку до бананов было еще далеко, начинаю делиться с людьми радостью.

— Эх, — говорю, — и жизнь у меня теперь начинается! В новом доме комнату дали. Вчера въехал. Благодать!.. Не то что раньше к колонке за водой бегал. Теперь на кухне, в ванне, везде кранчики. И всего еще один съемщик со мной жить будет.

Рассказываю людям о своей радости, делюсь с ними, и они, чувствую, понимают меня. Похоже даже вместе со мной радуются. Вопросы всякие задают. «Солнечная ли сторона? Не шумно ли под окнами?..» На все это охотно даю ответ.

— Да, не шумная. Так тихо, что кровь в жилах стынет. Вот, только не знаю, что за съемщик жить будет. Не дай бог, с детишками. Шума от них много. Сам-то я человек тихий, культурный.

Вот так до подхода к бананам и коротаю время в очереди. И тут, надо такому случиться, мушка ко мне в нос залетела. И так зашевелилась там, подлючая, что щекотно стало.

На полуслове обрываю разговор и, кривя лицо, начинаю ртом дергать.

— Ап... ап...

И, наконец, как чихну! Да не просто так, скромно, а с эдаким истошным криком. Аж очередь вся присела.

Голос у меня зычный, и на легкие, тьфу-тьфу, никогда не жаловался.

Бабка какая-то, что стояла рядом со мной, испуганно закрестилась и, озираясь, поскакала на трех ногах к продавщице. Остановилась там и, тыча в меня палкой, что-то горячо зашептала ей.

Но дело было не в бабке. В тот момент, когда я чихнул, женщина, что стояла передо мной, зажала уши, а потом, когда все стихло, обернулась и шутливым голосом мне говорит:

— Ох, как страшно! Смотрите, так всех заразить можете.

Ничего такая женщина. Вид благородный. На врачиху похожа. И сетка со шляпки спускается. Будто комары у нас в городе.

Но меня благородством не возьмешь. Я сам благородный. Поэтому тут же вскидываюсь на ее реплику.

— Что-о?? — говорю. — Что ты ска-зала?!.. Кто зараза? Это я — зараза?..

Женщина оробела и сделала попытку улыбнуться.

— Да бог, — говорит, — с вами! Я вовсе даже не так сказала.

— Как не так сказала?.. Вы слышали, люди добрые! Она не так сказала!.. Но заразный, забодай тебя комар, это разве не значит, что я и есть зараза?.. Это разве не одно и то же?.. А?.. Ну, так что?

И я запылал таким негодованием, что женщина не удержалась, откинула со своего лица сетку и беспокойно глянула на меня.

— Вы что, серьезно?.. Или шутите? От этих слов я завелся еще больше.

— Вы слышали, — говорю, — граждане! Меня оскорбили, и я же еще шучу! Первый раз встретила человека, а уже такими словами!

Убедившись, что я вполне серьезен, женщина залилась румянцем и снова под сетку спряталась. Это чтобы ее бестыжего лица не было видно.

Но мой буйный голос настиг ее и там.

— Подумаешь, шляпу нацепила! Да еще с сетью! На кой тебе сеть-то, кикимора болотная? В лесу, что ли?

Вот, так высказываю ей все, а очередь, чувствую, за меня. Потому как помалкивает. А женщина не отвечает. С болезненным видом закусила накрашенную губу и молчит.

— Чего, — говорю, — отвернулась-то? Стыдно стало?.. Вот не дай бог с такой в одной квартире жить. Сразу убежал бы куда глаза глядят. Интеллигентного человека такими словами! Это надо же!.. Да я, если хочешь знать, на мясокомбинате работаю. Какая же я после этого зараза?.. Ну, что молчишь?.. Вы слышали, граждане, как незаслуженно меня оскорбили!.. Да я каждый день самолично по сорок коров и свиней убиваю. Кувалдой меж глаз. А кроликам — шило в нос.

Только это я сказал про шило, вдруг, слышу, в очереди такой визг начался, что я поморщился. И все врассыпную бросились. Одна только эта женщина осталась.

Развернулась и с такой ненавистью посмотрела на меня, что аж мороз пошел по коже. Никогда не видел, чтобы женщина так на мужчину смотрела.

Поэтому, пугаясь ее взгляда, говорю:

— Ну, ч...че-го, чего? Чего з...зен-ки вылупила? Лучше вспомни, какое некультурное слово сказала. За это м...мож-но и пятнадцать суток схлопотать. Газончики за бесплатно стричь будешь.

А она и про бананы забыла. Стоит, глазами меня жалит. Даже не узнать в ней ту благородную женщину. Так сжала зубы, что, слышу, они аж трещать начали. А нижняя губа при этом мелко-мелко запрыгала. Наконец, справилась с собой и, глотая слова, говорит:

— Жизни бы не пожалела, чтобы извести такое ничтожество! Вот именно такое! За это не грех и умереть, чтобы другим легче было!

На следующий день сижу я, смотрю телевизор и тут слышу, кто-то позвонил в квартиру. Открываю дверь и... шаг назад делаю. Она никак! Протер глаза... еще протер... Точно, она!

Секунд десять мы так, не мигая, друг друга разглядывали. И вот тут-то, забодай ее комар, мне стало страшно. Первый раз в жизни перед женщиной стало страшно. Да еще культурной... Насколько бабы у нас на мясокомбинате голосистые, но и те меня побаиваются. А эта, словно ведьма какая!

— Ч...че-го, — говорю, — н...на-до?.. Чего п...пристала?

— А ничаво! — говорит. — Ну-ка, открой, открой дверь пошире, гусь лапчатый! Да пропусти меня!

— К...ку-да, — говорю, — пропусти? Здесь я живу!

А она как-то по-змеиному глянула и потрясла перед моим носом бумаженцией.

— Между прочим, — говорит, — у меня смотровой вон на ту комнату. И ты, чучело, теперь узнаешь, на какие жертвы способна порядочная женщина! Это когда ее из себя вывели!

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

Стоит ли наказывать продавцов медицинских масок по спекулятивной цене?

Реклама
Реклама