Цианарра. 6.

2009-12-11 20:32 442 Нравится

6

ПЕЩЕРА ПРИЗРАКОВ

Незаметно проникнуть в отель чекисту было довольно легко. Тем более, что сделал это он тогда, когда Сумерки умерли, и вспышки бластера, уничтожающего цианаррских монстров, не могли привлечь ничьего внимания. Пробравшись по вентиляционному каналу к комнатам Бонда (несколько раз пришлось обезвреживать автоматы, следящие за мирной жизнью жителей отеля), майор Пронин сквозь щели жалюзи стал наблюдать за поведением шпиона. Тот, ничего не подозревая, спокойно спал.

- А вот хрен ты угадал, голубчик!- зло прошипел Пронин сквозь зубы и бесшумно ввалился в комнату. Ничто так не успокаивает беззаботно спящего человека, как хороший удар кулаком по голове. Чекистское прошлое майора вновь оказало ему бесценную услугу в общении с представителями вида гомо сапиенс. Джеймс Бонд только хрюкнул и тело его расслабилось, сфинктеры тоже. Майор Пронин связал противника и с увлечением начал рыться в его личных вещах, не забывая при этом составлять протокол обыска.

- Как жаль, что не могу пригласить понятых, чтобы все было согласно Закона!- с горечью подумал он,- Это сейчас, в РосКите, можно шмонать, арестовывать и сажать безо всяких церемоний, а раньше – раньше ПОРЯДОК был! Что говорить, измельчали людишки, не то что когда-то, когда все было по правилам, по-людски!

Размышляя таким образом, майор Пронин вскоре нашел то, что искал – как оказалось, запасливый шпион успел таки сделать копию с секретных документов, прежде чем его настигла злая ухмылка судьбы в виде феминизированной шлюхи - мужененавистницы.

- Да, вот она – старая школа!- майор понял, что восхищается своим заклятым врагом,- Другой бы ни в жисть не допер бы до такого – где им, нынешним, на нас быть похожими!

В этот момент Пронину дико захотелось спать. воровато выглянув в коридор, чекист повесил на дверную ручку номера табличку с грозной надписью «НЕ БЕСПОКОИТЬ!» и, врезав еще раз, на всякий случай, Джеймсу Бонду по кумполу и не забыв запереть дверь, закрыть воду и выключить все электроприборы, майор Пронин провалился в мягкие объятия сна. Он спал, но его тренированный тысячелетиями организм знал, что через двадцать пять минут и семнадцать секунд майор проснется и продолжит свой нелегкий труд во благо Родины.

Но случилось непредвиденное – когда Пронин Ван-И спал сном невинно убиенного младенца, очнулся Джеймс Бонд. У него, как представителя англосаксонской цивилизации, были очень крутые мозги, и их не так уж просто было отключить на необходимое время. обнаружив себя не только связанным, но еще и в обществе спящего противника, Джеймс Бонд едва не взвыл от злости. Но тут же успокоился и стал подражать движениям гунгландского болотного червя, попавшего в вентерь ухнагуста. Эти упражнения заставили крепкий шнур соскользнуть с запястий и лодыжек шпиона. Буквально через каких-то пять минут он, жестоко ухмыляясь, связывал беззащитного чекиста, которому с превеликим удовольстви-ем, вложив в удар классовую ненависть, зарядил креслом по голове же. Джеймс Бонд знал, что у русских, особенно работников органов правопорядка, разведки и контрразведки, головы не менее крепки, чем у русских военных. А русские военные в ушедшем, милом сердцу Джеймса Бонда мире, были эталоном крепколобости, по сравнению с которым даже британские черепа проигрывали по всем параметрам.

Затем шпион быстренько превратил свою импозантную морду в лицо майора Пронина при помощи портативного пластохирургического набора и отправился в отель разведчика, чтобы забрать там единственный экземпляр документации, способной распространить торжество демократии по всей Вселенной. Джеймс Бонд шел, напевая старый британский гимн «Боже, храни королеву» и размышлял о том, как транссветовые бомбардировщики Конфедерации принесут дары демократии на планеты, пораженные тиранией и зараженные чумой межгалактического терроризма.

- В этот список, несомненно, надо добавить и Циа-нарру – слишком уж недоброжелательный народ тут обитает!- вслух сказал он.

В номере майора Пронина лже-Пронин возился недолго. Через несколько минут он вышел, насвистывая модную в годы его молодости песенку в стиле «шимми» и направил свои стопы к космопорту. Но по дороге его ожидал неприятный сюрприз в виде десятка разъяренных аборигенов.

- Вот он, гад!- заревел заросший рыжей шерстью по самые глаза верзила, указывая пальцем на Джеймса Бонда. Толпа, яростно издав древний боевой клич, кинулась на шпиона, размахивая церемониальными ножами.

- Вот же, провинция!- подумал Джеймс Бонд, рванувшись наутек,- Разве ж это вежливо – на улице показывать пальцами на людей, которым они не были представлены!

Британская кровь кипела от столь явного небрежения элементарным этикетом, Бонд готов был растерзать своих преследователей, но дело государственной важности требовало немедленной эвакуации с этой проклятой планеты ценнейшей информации, ради которой Джеймс Бонд и оказался здесь. Поэтому, сняв парой выстрелов из бластера нескольких преследователей и случайно подвернувшихся на линию огня прохожих, шпион в суматохе скрылся.

Вернемся теперь к нашим баранам, то есть к чекисту Пронину и его незавидному положению. Само собой разумеется, что за Джеймсом Бондом погнались родственники убитой чекистом Ассунты. Пылая жаждой мести, они собрались со всей Цианарры, чтобы выследить и изрезать на куски подлую тварь, сначала бросившую в беде девушку, затем убившую ее, братьев и бабушку. В мире Цианарры такое не случалось уже пару сотен лет. И потому всем не терпелось обновить свои церемониальные ножи, которые еще не пили крови преступника такого уровня. Ведь банальная поножовщина в барах и убийства на дуэлях – это совсем не то. Семейный совет постановил, что бешеного зверя надо уничтожить. И даже то, что некий геолого – ботаник несколько раз появлялся в двух местах одновременно, не смогло остановить принятия единственного верного в этом мире решения. В конце концов, валить надо обоих, и пускай Один разбирает – кто из двух преступник, а кто – нет.

Майор Пронин не стал усилием воли размягчать свои кости, чтобы избавиться от уз, как незадолго до него сделал Джеймс Бонд. Майор воспользовался иным способом, которому он научился на забытой Богом и людьми планетке, в системе Эпсилона Лебедя, где чекисту пришлось почти год скитаться в джунглях, разыскивая секреты пфимфы. Пфимфой называлась целебная мазь, при помощи которой туземцы излечивали самые безнадежные ожоги кожных покровов. Но и там ему дорогу перебежала черная кошка в виде проклятого Джеймса Бон-да. Бонд сумел заполучить рецепт изготовления пфимфы за смехотворную цену – за два десятка стеклярусных бус со светонакопителем, десяток молибден – ванадиевых ножей и визор на солнечных батареях, позволяющий принимать визоропередачи в округе пятнадцати парсеков. Туземцы, конечно, не понимали ни слова из этих передач, но визор стал оракулом в руках многоопытного шамана племени. А потом Джеймс Бонд убедил аборигенов в том, что с небес спустится демон, который мечтает отобрать у них бусы, ножи и визор. И показал им стереофото майора Пронина. Потому, когда чекист добрался до стойбища племени, владеющего секретом пфимфы, жестокие дикари его встретили градом отравленных кровью бабдураптора стрел и грозным улюлюканьем. Пронин, конечно, добыл технологию, но мучения его оказались длительными и малоприятными – он, представитель галактической цивилизации и носитель интеллекта, был вынужден целый год бродить по лесам, питаясь слизнями и съедобными кореньями, словно его угрофинские предки из племени меря! Напоследок, когда за Прониным прибыл спасательный бот, майор не удержался, и жахнул по планете гравибомбой, после чего на этой жалкой и ничтожной планетке не осталось даже микроорганизмов. А ведь мог и вообще – распылить планету на атомы, чтобы дикарям (если такие еще появятся через несколько миллиардов лет) не было где жить. Майор Пронин оставался сентиментальным гуманистом, чего нельзя было сказать о Джеймсе Бонде.

Чекист необъяснимым способом вывернулся и просто перегрыз своими мощными зубами с титановым напылением стягивающие его шнуры. Если бы в этот момент в номере находились посторонние наблюдатели, то им вполне могло показаться, что майор то ли массирует себе подбородком простату, то ли удовлетворяет сам себя особо извращенным способом. После освобождения от пут, майор Пронин ринулся в свой отель – он прекрасно знал, куда направился Джеймс Бонд после своего подлого поступка, никак не вяжущегося с рыцарской честью и неписанным кодексом разведчиков всех времен и народов. А кодекс был прост: не бить ногами упавшего и не гасить спящего. Да, прощать ТАКОЕ какому-то, пусть и легендарному, шпиону, Пронин не был намерен.

Однако по пути майор заметил, что с экранов всех уличных визоров на него смотрит его же умное и доброе лицо. Заинтересовавшись этим фактом, Пронин остановился и прочитал в бегущей строке:

«Особо опасный рецидивист, преступник-инопланетник! Вне закона! Разрешено открывать стрельбы на поражение без предупреждения!»

Тут Пронин вспомнил, что видел в номере Джейм-са Бонда брошенный набор для пластохирургии. разведчик понял все – снова шпион воспользовался светлым обликом майора Пронина, заслуженного чекиста, для исполнения своих корыстных целей. И теперь толпы цианаррцев, пылающих жаждой убийства, будут высматривать его, чтобы укокошить самым жестоким образом. Майор знал, что таких как он, будут долго и весело расчленять в главном спорткомплексе Цианарры острыми, как бритва, ножами под восторженный рев толпы туземных ротозеев. И этого ему аж никак не хотелось. Пронин должен был выжить. Ему еще две тысячи лет назад Партия приказала: ВЫЖИТЬ ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ! И честный чекист с тех пор свято блюл завет. Потому Пронин, прикрывая лицо и проклиная Джеймса Бонда, бросился бе-жать в направлении к космопорту, где надеялся угнать небольшую межзвездную яхту планетарной посадки. Таких суденышек в любом космопорту, даже цианаррском, всегда стояло около десятка. Космояхты были излюбленными кораблями контрабандистов, пиратов, мошенников - авантюристов и путешествующих богатеев.

Между тем, Джеймс Бонд, с ужасом обнаруживший, что его незаменимый пластохирургический набор остался в гостиничном номере, со всех ног улепетывал на флайере подальше от мегаполисов. Он увидел, что окрестности космопорта превратились в кишащие потенциальными убийцами каменные джунгли, и потому решил добраться до какой-нибудь спасательной станции, отпра-вить оттуда шифрограмму в Центр и дождаться спасательного бота Конфедерации. Через некоторое время, по тому же маршруту, вылетел и майор Пронин. По тем же причинам. И только маршруты их совпали совершенно случайно, волею судьбы-злодейки.

А судьба слишком крепко привязала этих двух извечных противников. Казалось, что ей доставляет удовольствие постоянно сводить их в смертельных битвах. Казалось, что судьба с кем-то поспорила на одного из бойцов – кто окажется более ловким и умелым, кто сможет выжить во все более усложняющемся мире. И потому, в одном и том же месте, сначала у Джеймса Бонда, а потом и у майора Пронина, ломаются флайеры.

…Крутое пике завершилось отнюдь не мягкой посадкой. Когда уселась пыль, поднятая плюхнувшимся аппаратом, Джеймс Бонд вылез из флайера и осмотрелся. Перед ним лежала абсолютно голая равнина со слабо выраженным рельефом местности. И, словно зловещий перст судьбы, показывающий угрюмому небу «fuck», не-подалеку возвышалась черная скала. Присмотревшись, Джеймс Бонд увидел какое-то еще более черное пятно у ее подножия. Сквозь электронику бинокля оказалось, что это был вход в пещеру. Услужливый прибор сообщил Джеймсу Бонду, что высота входа примерно равна человеческому росту, а сканер зафиксировал отсутствие крупной животной жизни по крайней мере на сто метров вглубь пещеры.

- Прекрасное место для уик-энда!- весело возопил Джеймс Бонд и бросился обустраивать комфортабельное холостяцкое гнездышко в пещере, предварительно обработав ее сильнодействующим нервно-паралитическим газом. Живности, на удивление, оказалось до смешного мало. Бонд аккуратно закопал жуткого вида трупики в песке за скалой и, замаскировав флайер ветками фектофакусов и стеблями геморрокактусов, отправился почивать.

Тем временем, едва приземлившись, майор Пронин вылез из разбитого флайера и уставился на подозрительную скалу. Так как он приземлился с противоположной от входа в пещеру стороны, то решил не искушать судьбу и родственников Ассунты, маяча посреди равнины – Пронин решил под скалой обустроить небольшой временный бункер, чтобы переждать некоторое время. А там – или шумиха уляжется, или за ним пришлют спасательную космошлюпку. Потому майор Пронин взял с собой самое необходимое для выживания из флайерного НАЗа, замаскировал его так же, как и Джеймс Бонд, и решительным шагом направился к скале, заметая за собой следы пушистой фектофакусовой веткой.

И вот наступили страшные Сумерки Цианарры. Красная муть была полна странных звуков, жутких и не-пристойных. Майор Пронин нервно ворочался в вырытой им под скалой норке, когда сканер выдавал присутствие постороннего организма поблизости. Уж чего, чего, но дружественных организмов на этой планете у Пронина не было! Почему-то все, от микробов до гигантских рейдеров - падальщиков, хотели его убить. Жизнь, как все больше убеждался майор Пронин, совсем не то, что нам представлялось лет так в пятнадцать. А учитывая необычайный возраст майора, можно легко догадаться, что циничность в нем достигла такого же необычайного уровня. Потом сканер успокоился, но началось нечто странное – откуда-то из недр скалы раздавалось ритмичное похрюкиванье и повизгивание, перемежающееся иногда чем-то похожим на шипение мощного портативного бластера. Потом, под утро, Пронин решил, что его беспокоят привидения, и, измученный, впал в забытье минут на пятнадцать перед восходом Синего Q.

В то же самое время, в пещере, за мощной завесой силового поля, нервно ворочался Джеймс Бонд в пластикатовом спальном мешке. Его постоянно будили странные звуки – как будто кто-то что-то жевал у него под ухом. Сканер же не фиксировал присутствия чего-либо живого как минимум на расстоянии десяти метров. В конце – концов, Джеймс Бонд не выдержал, и открыл огонь из бластера, целясь в сторону волнующих его чавканий и присвистываний. На какое-то время звуки прекратились, но вскоре опять Джеймс Бонд был разбужен. Так прошла вся ночь – просыпаясь, Джеймс Бонд стрелял из бластера, опять засыпал, просыпался, стрелял, засыпал…

И только окружающая живность, в страхе от частой пальбы, затаившаяся в укромных местах неподалеку от скалы, знала, что Джеймсу Бонду и майору Пронину не давал спать их храп – Пронин будил Бонда, а Бонд будил Пронина.

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

Как считаете, инициированные законодательные изменения Владимиром Зеленским это...

ГолосоватьРезультатыАрхив
Реклама
Реклама