Цианарра.1.

2009-12-11 19:38 541 Нравится

М. Й. Р. ПРОНИН

ЦИАНАРРА,

ИЛИ

МАЙОР ПРОНИН –

ГЕРОЙ МЕТАГАЛАКТИКИ

1

ЦИАНАРРА

Над Цианаррой вставало мутное красное местное солнце. Второе, синее, взойдет чуть позже, и тогда день обретет краски и свежесть жизни. А пока что планета была во власти сумеречных тварей, которые торопились насытиться и уползти обратно в свои смрадные сырые логова. Даже ночные хищники не были так страшны, как эти – во власти которых была вся Цианарра по три часа утром и вечером – в лучах красного Ψ.

Майор Федеральной Службы Безопасности Российско-Китайского Блока (РосКита) Пронин Ван-И, скрипнув зубами, застегнул на своем тренированном теле разгрузочный жилет разведчика. Не нравилось Пронину это задание, на которое он шел по давешнему шифроприказу из Пекина. Конечно, святое дело – обезвредить бывшего английского, а ныне – североамериканского (Американская Конфедерация) супершпиона Джеймса Бонда! Но как доставить его на крейсер Галактических сил ФСБ РК – вот в чем проблема! Присев за столиком роботокухни, майор Пронин заказал на завтрак настойку гибридного цианаррского чая и кубик протеинового желе. С каждым глотком горячей двойной настойки у майора ФСБ РК поднималось настроение. По легенде, в нейтральном су-веренном мире Цианарры, Пронин был геолого-ботаником из Великой Антарктиды, который подыскивал полезные туземные растения для культивирования на ос-вободившихся от ледника жарких пустынях и скалах шес-того материка. Население Антарктического Союза Мегаполисов состояло из разношерстной многонациональной публики (вернее – сброда), поэтому никто не удивлялся красноярскому диалекту великого и могучего китайского языка «геолого-ботаника».

Покончив с завтраком, майор Пронин (он же – инженер-агроном Пу Сунван) подошел к шлюзовой камере гостиничного бокса, которая вела в красную предрас-светную жуть Цианарры. Поставив на боевой взвод бластер системы АК-РКБ-47 гениального РосКитовского изобретателя Калаш Цюаня и проверив подгонку снаряжения, майор решительно шагнул в разверстую пасть шлюза. Люк за ним мягко захлопнулся и раскрывающаяся диафрагма наружного люка, вместе с красным рассветом, впустила в камеру кошмарного вида существо. Бластер в руке Пронина вздрогнул от всплеска высвобождающейся энергии, и крылатое порождение сумерек исчезло во вспышке разряда, оставив после себя лишь клочья шерсти и зловоние. Майор покрутил головой, глядя на обзорные экраны над выходом. Сканеры молчали. Тогда Пронин вышел на улицу и пошел по срединному разделительному тротуару, не опуская бластер.

Метров через двести, перед ним из красного ту-мана проявилось здание ангара флайеров. В тот же миг мерзко запищал сканер Пронина, регистрирующий при-ближение враждебной формы жизни. Пронин моментально развернулся в сторону опасности и, когда в наглазном дальномере совпали точки прицела и цели, нажал на спусковую кнопку. Раздался взрыв, белое пламя которого заставило мгновенно потемнеть светофильтры щитка обзора. Пронин выругался. То, что сейчас с потрескиванием догорало на базальтобетонной мостовой, было одним из самых страшных хищников Сумерек. Драгены, живые водородонаполненные дирижабли, передвигались чрезвычайно быстро и бесшумно. А во время охоты они так стремительно маневрировали, выполняя противосканерные движения, что попасть в длинную, до сорока метров, крылатую змею с огромной зубастой пастью, было очень трудным делом. Эта дрянь облюбовала для себя города – тут можно было хорошо спрятаться днем в многочисленных коллекторах и нападать неожиданно из-за углов зда-ний.

Прижавшись спиной к шлюзовому люку ангара, майор Пронин набрал код входного устройства. Драгены редко охотились в одиночку, поэтому в любой момент из кроваво-красной туманной мути могла появиться хищная разинутая пасть с загнутыми назад пятью рядами иглообразных зубов, несущая мучительную смерть. Шлюз впустил Пронина и тут же закрылся. Тщательно осмотрев ка-меру, майор открыл второй люк и вошел в ангар. Вроде бы никто и ничто не притаилось в переходнике шлюза. Сканер молчал, но майор Пронин больше доверял себе и своим рефлексам старого чекиста, чем новомодным электронным штучкам. Сейчас же, несмотря на отличное настроение, Пронин ощущал опасность, исходящую от чего-то неведомого. Когда майор устроился на сиденье флайера, закрыл фонарь и проверил системы жизнеобеспечения, то гнетущее чувство отступило перед азартом охоты на давнего врага. Две тысячи лет тому назад, в 1949 году, Джеймс Бонд пытался украсть секреты советской ядерной физики, и вместе с преследующим его майором Прониным попал под радиационные осадки. Излучение что-то изменило в их организмах, и они стали бессмертны. Клетки, из которых исчезли гены старения, регенерировали настолько быстро, что даже утраченные органы и конечности восстанавливались за несколько дней. Единственное, что могло уничтожить майора Пронина и Джеймса Бонда – аннигиляция. И вот уже больше двух тысяч лет они гонялись друг за другом. Сначала – по Земле и ближним планетам, а потом – по всей Галактике.

Майор Пронин отогнал нахлынувшие воспоми-нания и ухмыльнулся. Он давно уже не видел иной цели в своей кочевой жизни разведчика, как перманентная борьба с Джеймсом Бондом. Великая Ядерная война 2114 года неотвратимо изменила Землю. Из-за парникового эффекта растаяли льды в горах и на полюсах, уровень океана поднялся на двести метров. Под водой скрылись наиболее обитаемые части Европы. Родина Джеймса Бонда, за исключением нескольких районов, которые стали островками, разделила участь многих стран, навсегда ставших морским дном. Огромные районы на остатках североамериканского и евразийского континентов были выжжены взрывами ядерных ракет, и в этих районах развивалась своя, не менее жуткая, чем в Сумерках Цианарры, жизнь.

Пройдя потолочную шлюзовую камеру, флайер майора Пронина вонзился в небо, набирая высоту среди кровавых облаков. Вдруг сканер ожил и на экране локатора появилась приближающаяся с востока гигантская пульсирующая масса. Это был рейдер-падальщик, безмозглое полусущество-полурастение, питающееся останками водородонаполненных организмов. Рейдер напоминал воронку, эллиптический раструб которой служил ротовым отверстием, втягивающим болтающиеся в верхних слоях атмосферы сегменты драгенов, гюйгенсов и прочих летающих чудовищ, а также парящий аэропланктон животного и растительного происхождения. Рейдер для флайера мог быть опасен только тогда, когда флайер попадал в узкую часть пасти-воронки. Взрыв водорода мог уничтожить флайер вместе с пилотом и рейдером, если неосторожно манипулировать маневровыми атомными форсунками. При умелом же пилотировании на гравитационной тяге, флайер выходил из ловушки без вреда для себя и рейдера. Падальщики все время находились в движении, следуя за Зоной сумерек и никогда не пересекая терминатор. В лучах Синего Q они гибли от жесткого излучения; а в темноте для них было слишком холодно, и они опускались в опасные нижние слои атмосферы, где легко становились добычей крылатых хищников. Водородонаполненные обитатели Сумерек никогда не поднимались живыми на уровень рейдеров – для этого у них не хватало воздухоизмещения из-за мощных орудий убийства – клыков и когтей, которые составляли львиную долю веса этих монстров.

Внезапно майор Пронин услышал призыв о помощи, одновременно со вспыхнувшим на приборной панели тревожным красным огоньком.Сканер флайера автоматически нашел источник сигнала. Пронин скривился. Какая-то баба влезла со своей коробчонкой в пасть рейдера и безуспешно пыталась выбраться оттуда. Женский голос был удивительно спокойным. Пронин, благодаря гипномнемоническому знакомству с историей планеты, знал – почему. Когда на истерзанной Великой Ядерной Войной Земле наступило недолгое затишье и действовало Всемирное Правительство (ВП) Нового Мирового Порядка ООН, на Цианарру попало несколько десятков космических транспортов, которые на Земле и ближних планетах были захвачены уничтожаемыми ВП радикалами. Каждый транспорт был рассчитан для перевозки 50 000 колонистов на Марс и Венеру. После небольшой доработки двигателей и систем жизнеобеспечения, что сократило посадочные места до десяти тысяч на каждом транспорте, корабли разогнались до гиперсветовой скорости и вынырнули из подпространства в системе Синего Q. До Цианарры добралось лишь немногим больше половины беженцев – остальные, не выдержав пространственного скачка без соответствующего оборудования, погибли. Некоторые сошли с ума от ностальгии и страха уже на Цианарре, многие погибали в ожесточенной борьбе с хищниками – потому-то население Цианарры даже через полторы тысячи лет после колонизации едва превышало миллион человек. Города на Цианарре, хотя и гордо назывались «мегаполисами», редко достигали тридцатитысячного рубежа населенности. Между собой мегаполисы были связаны сетью туннелей для индивидуальных и общественных каров и флайерным сообщением. Для поездок по поверхности Цианарры использовались бронированные гусенично-колесные краулеры, оборудованные лучеметными установками для защиты от хищной флоры и фауны. Частной собственности, кроме вещей индивидуального пользования, на планете не было. Тяжелые условия жизни в непрерывной борьбе с планетой за выживание человека, как биологического вида, чрезвычайно развили жизненную установку «один за всех, все за одного», а промышленность обеспечила снабжение как всего населения, так и каждого отдельно взятого гражданина Цианарры всем необходимым для жизни. Что в условиях этой планеты было непрерывной борьбой за жизнь. Цианаррцы славились своей непоколебимо устойчивой психикой, хотя иногда производили впечатление существ с полным отсутствием эмоций. Но сохранение спокойствия в любой, самой сложной обстановке и умение моментально находить са-мое верное решение были главным условием выживания людей на Цианарре.

Цианарра была вновь открыта землянами около трехсот лет назад. Потомки мятежников предвидели появление заносчивых и высокомерных обитателей Земли и обезопасили свою цивилизацию сетью мощнейших гразерных установок, которые разнесли несколько космических эскадр РосКита и Конфедерации в пространстве Синего Q на атомы. После этого земные политические блоки были вынуждены признать суверенитет Цианарры. Цианарра же, в свою очередь, объявила о нейтралитете и разрешила посадку кораблям всех больших и малых земных блоков. Единственным условием было то, что инопланетникам запрещалось воевать между собой в сфере одного светового года, центром которой была Цианарра. Пронин, получив задание и выйдя на охоту, нарушил этот закон. Если кто узнает об этом, то Пронина ждала долгая и безрадостная работа на астероидах молибден-ванадиевого пояса.

Посещения землян не прошли бесследно для Цианарры. Планета открыла активную торговлю трансурановыми и редкоземельными элементами с разными блоками, граждане Цианарры стали жить более раскованно, так как земные корабли стали привозить предметы роскоши и рабов. Рабы высвободили цианаррцев от рутинного труда, но рабство не было слишком обременительным. После пяти лет управления горнопроходческими и горнообогатительными механизмами, раб освобождался и был обязан или улететь в любую зону и на любую планету обитаемого мира, или еще пять лет работать по контракту в центре обучения, где новоприбывшие рабы получали знания по своим будущим специальностям. К привилегиям цианаррцев относилась изыскательская деятельность, спасательная и воинская службы. Впрочем, даже после освобождения из рабства, у инопланетников было достаточно средств, чтобы устроиться довольно неплохо (а кое-где и отлично) в любом из миров. Здоровья же Цианарра не добавляла. Да и из каждых десяти рабов к концу пятилетнего срока доживали только двое. Цианарра брала дань жизнями тех, кто не мог мгновенно ориентироваться в обстановке, терял самообладание или не умел слиться с коллективом в одно целое.

Второй формой рабства было отбытие наказания за совершенное преступление. Срока меньше десяти лет не существовало. Больше – тоже. А отсутствие в законодательстве смертной казни объяснялось не гуманностью, а условиями мира – никто из инопланетников еще ни разу не отбыл полного срока заключения. Погибали все – на Цианарре – от хищников, в поясе астероидов – от накапливающейся дозы облучения жесткой радиацией.

Население Цианарры продолжало жить в усло-виях первобытного коммунизма, так как предметы роскоши закупались государством и распределялись между гражданами в порядке поощрения за труд. Зараза цивилизации Земли не смогла пустить корни в счастливом, вечно воюющем мире. В расовом отношении люди Цианарры были довольно однородны – потомки европейцев, они представляли собой ярко выраженный нордический тип с небольшой примесью кельтской и динарской крови. При силе тяжести 1,5 G как мужчины, так и женщины выглядели атлетами, сошедшими с пьедесталов древнегреческими статуями. Естественный отбор создал великолепные образцы человеческой породы, обладающие молниеносными реакциями тела и разума. Мягкотелые же инопланетники пользовались заслуженным презрением со стороны цианаррцев.

Итак, майор Пронин обнаружил цианаррку, терпящую бедствие. Просканировав ее флайер, он увидел на экране прекрасную русоволосую девушку, манипулирующую управлением. Сканер показал, что гравитационные батареи флайера цианаррки почти на нуле. Первым порывом майора Пронина было спасти прекрасную незнакомку, но долг чекиста был превыше всего и потому майор лишь прибавил скорость, отключив прием сигнала бедствия. Сумерки быстро светлели, превращаясь из красных в фиолетовые. И вот из-за горизонта в кабину хлынул интенсивный синий, почти белый, свет. Терминатор был позади. Пронин сверил маршрут по компьютеру флайера с картой в своей записной книжке. Все идет по плану. Скоро будет бункер одной из заброшенных изыскательских станций, где укрылся империалистический шпион Джеймс Бонд. Эти бункера не были заброшенными в полном смысле слова – скорее, законсервированными островками спасения для терпящих бедствие. Майор Пронин повел флайер на снижение. Вот и оранжевый купол из базальтобетона, с зеленой тенью от Синего Q и слабой фиолетовой от Красного Ψ. Вынув из кармашка разгрузочного жилета «Ван Ли» портативное антисканерное устройство, Пронин облучил сверху купол станции. Теперь умные приборы не заметят ни его посадки, ни проникновения в бункер. Майор плавно посадил флайер на полянку среди зарослей геморрокактусов, окружающих базальтобетонную полусферу. Откинув фонарь кабины, Пронин выскользнул из нее, прихватив с собой сумку с неприкосновенным аварийным запасом (НАЗ). Ситалловый колпак фонаря автоматически опустился, когда майор Пронин двинулся к станции, продираясь сквозь ожившие изви-вающиеся колючие стебли. А когда до входного шлюза оставалось менее пятидесяти метров, сканер Пронина отчаянно запищал, а сзади послышался громкий хруст и глухие тяжелые удары. Сквозь заросли геморрокактусов ломилось гигантское, скачущее подобно жабе, существо. «Сальвенция монструоза»,- всплыло в памяти Пронина название существа из гипномнемонического учебного курса. «Симбиоз животного и растения, хищник, охотится только при Синем Q, защищен колючками. Жертвы убивает тушей, прыгая сверху, после чего сидит над добычей, переваривая ее. Пищеварение наружное, Уязвимое место – бугорок с четырьмя парами глаз на спине, в котором заключен мозг…» Майор выхватил бластер и послал серию зарядов в надвигающийся кошмар. Ни один из выстрелов не достиг смертельной точки, хотя в жабоподобной туше появились сквозные отверстия, из которых повалил пар и хлынула желтоватая, омерзительного вида слизь. Чудовище взревело так, что земля содрогну-лась и ускорило движение. Хладнокровно Пронин переключил бластер на непрерывный огонь и располосовал ослепительным лучом энергии тело монстра. Дымящаяся, истекающая зловонной жижей туша рухнула на землю в пяти метрах от чекиста. Спинной бугорок с бешено моргающими глазами откатился в сторону и пополз к зарослям геморрокактусов. Тогда майор Пронин одиночными выстрелами, навскидку, поразил наповал отвратительное детище Цианарры.

Просканировав цифровое кодирующее устройство входа, Пронин набрал нужную комбинацию цифр и проник в шлюзовую камеру. Открылась входная дверь станции. Пронин, сжимая бластер двумя руками, двинулся по лабиринту коридоров, план которых и зеленая точ-ка, обозначающая его самого, высвечивались на стекле дальномера. Сканер вновь подал сигнал. На плане появи-лась вторая, красная точка, которая от входа двинулась следом за майором Прониным. Чекист отстегнул от раз-грузочного жилета гипноизлучатель и затаился в темном боковом ответвлении коридора, внимательно следя за точкой, обозначающей чужака. Неожиданно изображение задрожало и исчезло, а в глубине коридора показалась крадущаяся фигура. Когда расстояние, согласно показаниям дальномера, сократилось до пятнадцати метров, майор Пронин с удивлением опознал в ней очаровательную пленницу рейдера-падальщика. В ее левой руке была непонятного предназначения коробочка. «Антисканер»,- подумал майор Пронин и, не видя явной опасности, вышел навстречу девушке. Она ничуть не испугалась, хотя и вздрогнула от неожиданности.

- Приветик!- майор Пронин был сама любезность.

- Су асти!- ответила девушка, и ее нога вонзилась в майорский пах. Дыхание Пронина переклинилось и он грузно упал на колени. Ударом второй ноги прекрасная аборигенка сбила с майора Пронина шлем. Но майор этого уже не увидел. В глазах вспыхнул ярчайший свет, запахло кровью и где-то в глубине подсознания зашевелилась давно забытая дебильная песенка с оккупантского бронетранспортера про милого кому-то Августина. Затем наступил мрак и майор Пронин рухнул честным лицом чекиста на базальтобетонный пол коридора.

Очнувшись, Пронин обнаружил себя в каком-то помещении, похожем на центральный пост управления космическим кораблем из-за многочисленных пультов. Сам Пронин был накрепко прибинтован к креслу, отчего напоминал фараона, мумифицированного вместе с унита-зом. Девушка стояла перед ним и взирала с явным отвра-щением.

- Ну что, падло, оклемался? Ты что, козья морда, не ждал, что я подканаю? Думал, сучий потрох, я в той летающей параше гавкнулась?!

Не успев ощутить удовольствие от встречи со старым РосКитовским диалектом, майор ощутил весьма болезненный удар в область желудка. Потом голова его словно взорвалась от оглушительной затрещины. Когда Пронин пришел в себя, то понял, что находясь в бессознательном состоянии, он получил еще несколько ударов. Три передних зуба отчаянно шатались, ныла правая скула, а заплывший левый глаз отказывался воспринимать что-либо, кроме света и темноты. Он лежал на полу вместе со своим неразлучным креслом. Девушка довольно грубо вернула Пронина в исходное положение.

- Знаешь, сраная земная вонючка, как у нас поступают с теми, кто бросает человека в беде?

- Я плохо знаком с вашей историей!- гордо произнес майор Пронин и тут же увесистый удар в ухо заставил его пожалеть о сказанном.

- Ты еще и квакаешь, клистер!- девушка была вне себя от ярости. Пронин знал, что клистером назывался цианаррский зеленый слизень – существо безобидное, но мерзкое на вид и ужасно вонючее.

- Я не мог вам помочь, потому что за мной самим гнался ужасный преступник – некий Джеймс Бонд, который вопреки запрету решил свести со мной старые земные счеты,- соврал, не моргнув глазом, майор Пронин.

При этом он честно вытаращил на девушку неповрежденное око, как рецидивист на следователя во время допроса.

- Я чуть не погиб, когда возле бункера на меня напало чудовище. И, выходит, спасся от ужасной смерти только для того, чтобы в этой норе меня пытала какая-то ведьма!- Пронин сознательно шел на риск. Теперь садистка или убьет его, или выслушает жалостливую легенду. Майор больше надеялся на присущее даже в суровом мире Цианарры женское любопытство.

- Фильтруй базар, сука!- девушка было замахнулась, но вдруг сменила гнев на милость,- А что у тебя случилось?

Полтора часа майор Пронин рассказывал, для большего эффекта вращая вытаращенным правым глазом и отчаянно потея, сказку о кровожадном громиле Джеймсе Бонде и несчастном геолого-ботанике, инженере-агрономе Пу Сунване. Когда галстук майора пропитался потом, девушка уже поверила в напетую хриплым шепотом, от начала и до конца лживую выдумку Отдела Внедрения ФСБ РК.

- А где этот гад?- спросила она, имея в виду злополучного Джеймса Бонда.

- Где-то тут, он ворвался следом за мной, я спрятался, а тут еще сканер отказал и на гипноизлучателе кнопка запала,- майор Пронин вдохновенно импровизировал. Он был уверен, что его уже не убьют. И, может быть, даже развяжут.

Девушка задумалась, но минут через пять она приняла решение. Нажав на пульте своего идентификационного браслета какую-то кнопку, девушка направила браслет в сторону связанного пленника. Лента, удерживающая майора Пронина, словно растворилась в воздухе. Чуть не свалившись от неожиданности, Пронин растер затекшие руки и ноги, а когда кровообращение восстановилось, сделал еще и легкую разминку.

- Я – Ассунта. А твое барахло лежит на столе,- вежливо, хотя и резко, произнесла девушка. Но майор Пронин уже и сам увидел лежащий на полированном зеленом стеклобетоне разгрузочный жилет, бластер в кобуре и гипноизлучатель. Отогнав промелькнувшую было мысль - тут же убить туземку – майор Пронин решил использовать ее, до поры, как квалифицированного помощника. Не последнюю роль в этом решении сыграло и то, что цианаррка была сильнее и проворнее любого земного мужчины. Если она скрутила майора Пронина, то уж вполне возможно, что справится и с Джеймсом Бондом. А убить ее можно будет тогда, когда помощь станет не нужна. Вот такое рациональное умозаключение родилось под крепкой черепной костью чекиста.

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

Если бы выборы Президента Украины состоялись в ближайшее воскресенье, за кого отдали бы голос?

ГолосоватьРезультатыАрхив
Реклама
Реклама