Пропаганда безопасного секса не работает

2009-12-09 01:18 480 Нравится 6

Автор Владимир Абаринов Источник grani

Опубликовал smith

Человечество

терпит поражение в борьбе со смертельной хворью. Концепция "безопасного

секса" не срабатывает. "Группами риска" объявили совсем не тех, от кого

исходит главная угроза. Так может, и впрямь ошибочна стратегия? Но дело

не в дырявых презервативах, сказал он. Дело в том, что у человека,

который ими пользуется, притупляется чувство опасности.

Всемирный день борьбы со СПИДом в США прошел внешне благостно, но за

казенным оптимизмом высоких должностных лиц чувствовалось сильное

подспудное напряжение. В президентской прокламации, опубликованной по

этому случаю, Барак Обама говорит об "огромных успехах, которых мы

добились в борьбе с ВИЧ и СПИДом" и о том, что "моя администрация

разрабатывает национальную стратегию борьбы с ВИЧ/СПИДом".

Однако в том же документе имеется зловещая статистика: "Каждые

девять с половиной минут в Америке появляется новый инфицированный, и,

по оценкам, с этой болезнью в нашей стране живет более одного миллиона

человек. Каждый пятый из инфицированных на сегодняшний день не знает о

своем ВИЧ-статусе, и большинство новых случаев заражения совершается

людьми, которые сами не знают о том, что являются носителями".

Отчиталась

о проделанной работе в глобальном масштабе и госсекретарь Хиллари

Клинтон. Однако известно, что ради экономии бюджетных средств

администрация США сокращает ассигнования на программы борьбы с

ВИЧ/CПИДом. Что касается крупнейшего частного инвестора в эту борьбу,

Билла Гейтса, то он был вынужден сказать на днях в телеинтервью, что

создания полноценной вакцины против вируса в ближайшее 10-летие ожидать

не стоит.

Человечество терпит поражение в борьбе со смертельной

хворью. Концепция "безопасного секса" не срабатывает. "Группами риска"

объявили совсем не тех, от кого исходит главная угроза. Так может, и

впрямь ошибочна стратегия? Вспоминается пропагандистская кампания,

направленная против папы Бенедикта XVI. В марте этого года пресса всего

мира возвестила: папа заявил, что презервативы не спасают от СПИДа, а

напротив, усугубляют ситуацию. Папе пришлось вытерпеть нападки даже от

первой леди Франции Карлы Бруни, не говоря уже о более мелкой сошке. В

печати появился какой-то вздор под видом аргументации, которой будто бы

оперирует Святой Престол, – о том, что вирус, дескать, проникает через

поры кондома.

Ничего подобного папа, разумеется, не говорил – он

не врач и не микробиолог. Его епархия совсем другая. Когда стали

выяснять, откуда взялись искажения в тексте интервью Бенедикта, которое

он дал на борту самолета по дороге в Африку, оказалось, что в

ватиканской пресс-службе есть католики святее папы: они подправили

слова понтифика по собственному разумению. На самом деле папа сказал,

что кондом – не панацея, что необходимо "гуманизировать сексуальность",

научить человека "вести себя праведно но отношению к собственному телу

и телу другого человека" - это и будет настоящим ответом на вызов.

Вкупе с самоотверженностью тех, в том числе католических монахов и

монахинь, кто заботится о страждущих.

Первое время от Бенедикта

XVI ждали, что он "разрешит контрацепцию". Были даже сообщения из

"осведомленных источников", что соответствующий документ готов и

ожидает лишь подписи папы. Как будто папа что-нибудь запрещает!

Нынешняя доктрина католической церкви о браке и продолжении жизни была

сформулирована папой Павлом VI в бурном 1968 году. Энциклика Humanae

vitae стала плодом тяжких раздумий самого понтифика и усердной работы

специально созванной комиссии. Она была ответом сразу на несколько

вызовов, прежде всего на господствовавшую тогда мальтузианскую теорию о

угрозе перенаселения Земли – человечеству, мол, не хватит пропитания,

если не ограничить рождаемость. Другим вызовом была сексуальная

революция, свобода любви.

Наконец, именно в те годы появилось

принципиально новое, оральное противозачаточное средство – пилюли

Грегори Пинкаса, принцип действия которых заключался в гормональном

подавлении овуляции. Многие ревностные католики, в том числе пастыри и

авторитетные богословы, решили, что пришла пора отказаться от

традиционного осуждения контрацептивов. Пилюля Пинкаса, доказывали они,

не вмешивается в акт соития, а лишь оказывает временное и

безболезненное влияние на процессы в организме женщины.

Павел

VI испытал сильнейшее давление либерального клира. И все же остался

тверд. Супруги, писал он, "не свободны в своем выборе в деле зарождения

жизни. Напротив, им должно привести свои желания в соответствие с волей

Творца". Папа ничего не запрещал. Он с пониманием и сочувствием

относился к тем, кто не в силах соблюсти закон. Но это не повод

отказаться от закона. "Церковь, - гласит энциклика, - не может

относиться к людям иначе, нежели Искупитель. Она сознает их слабость,

питает к ним беспредельное сострадание, принимает грешников. Но она не

может не учить закону".

Тут отменять или реформировать нечего.

В

то, что нравственный закон – не ханжеское морализаторство, а вполне

эффективный способ противостояния страшной напасти, заставляет поверить

Эдвард Грин, антрополог Гарвардского университета, изучавший проблему

ВИЧ/СПИДа в Африке, на Карибах, в Юго-Восточной Азии и Восточной

Европе. В тот момент, когда в папу полетели критические стрелы за

"осуждение кондомов", Грин поддержал понтифика.

Дело не в

дырявых презервативах, сказал он. Дело в том, что у человека, который

ими пользуется, притупляется чувство опасности. Пропаганда безопасного

секса эффективна лишь в тех странах, где вирус распространяется главным

образом через сферу интимных услуг – таких, как Таиланд и Камбоджа.

Правоохранительные органы там полностью контролируют заведения плотских

утех, и использование презервативов является требованием закона. А в

частной жизни, особенно при длительных отношениях, кондом

воспринимается как знак недоверия к партнеру.

В Африке вирус

распространяется не через "группы риска", то есть проституток,

наркоманов и гомосексуалистов, а среди обычного гетеросексуального

населения. В тех странах, где презервативы вошли в широкий обиход, выше

и процент случайных половых связей – благодаря иллюзии безопасности. В

Ботсване, где самый высокий в мире процент заболеваемости, 43 процента

мужчин и 17 процентов женщин имеют двух или более постоянных партнеров.

Эти связи образуют невидимую сеть, паутину, по которой передается

вирус. В Малави две трети взрослого населения связаны между собой этими

незримыми нитями. Вероятно, нечто подобное происходит и в России. В

таких странах эффективная стратегия – это пропаганда моногамии.

Но куда проще, а главное, прибыльнее пропагандировать "безопасный секс".

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

Вы вакцинировались, но все равно заболели COVID-19?

ГолосоватьРезультатыАрхив
Реклама