История Киевского Афона (Китаево)

2009-12-03 18:57 7 628 Нравится 6

Китаево или как его еще именовали «Киевский Афон» (на ряду с Голосеевской и Преображенскими пустынями), с одной стороны всемирно известная православная святыня, о которой знают далеко за пределами «Киевской Руси», а с другой стороны до сих пор хранящее под пластами времен множество удивительных исторических загадок и неожиданностей.

Какие только великолепные эпитеты не используют, дабы передать свое впечатление от знакомства с историей Киевского Афона. И это не случайно, ведь его история уходит глубоко корнями в эпоху бронзы. Здесь было одно из древних поселений славян…

Привлекает современных историков и материал известного археолога А.Д. Эртеля, уверенно выдвигавшего гипотезу (теорию) о происхождении Киева именно с этого места, и в дальнейшем и принятии самого названия местности от Китаев – Куив – Киев.

«Китаево» от тюркского Китай (крепость) – древнейший военный форпост языческих славян, располагавшийся на подступах к будущему Киеву. Нужно отметить, что форпостом Пересечен в духовном смысле снова ее можно назвать на все исторические времена.

После принятия христианства печерские холмы становятся в т.ч. первыми поселениями монашествующих отшельников, а после разграбления и разрушения Киева татаро-монгольскими полчищами, Китаево, одно из мест приютившее их долгие года спасавшихся от захватчиков монахов.

Китаево – загородная резиденция первого как его называют некоронованного царя – благоверного великого князя Андрея Боголюбского. Сей святой муж благословил своей грамотой передать земельные владения Китаева в дар Киево-Печерскому монастырю (позднее Лавре) из любви к Богу и Пречистой Его Матери. Тот, который со своим отцом князем Юрием Долгоруким основал множество русских городов (в т.ч. Москву), просвещению Белоруссии и положил многие труды на объединение славян во всех сферах жизни.

В XVII веке после объединения России и Украины преподобные отцы Киево-Печерской Лавры благословляют трудами князя Голицына поставить первый престол в честь прп. Сергия Радонежского игумена земли Русской, объединителя славян, возродившего истинный смысл монашества принесенного на Святую Русь еще преподобными Антонием и Феодосием Печерскими.

Преподобный Сергий был реформатором (возродителем) духовного делания отцев Печерских. Никто (?) из учеников преподобных Антония и Феодосия Печерских не принес таких плодов по насаждению и расцвету монашеских обителей в духе их духовных воззрений как сей игумен земли русской.

Не случайно в дальнейшем после постройки на месте первой деревянной церкви прп. Сергия Радонежского Свято-Троицкой каменной церкви обитель именуется так же, как бы символизируя соборность и единство славы веры православной.

Оптина пустынь известна своими старцами, но исторически доказано, что Китаево на 100 лет раньше получило расцвет старчества. Среди них прп. Досифея, прп. Паисий и др.

Прийдя в Киев в поисках воли Божией о себе Прохор Мошнин (будущий прп. Серафим Саровский) нигде не мог найти ответа на мучивших поиск ответа как спастись, и только в Китаево в пещере прп. Досифееем Матерь Божия призывает благословением старца на монашеский подвиг в Саров. Сама императрица Елизавета Петровна проделала подвижнический путь, дабы увидеть прп. Досифею и благословиться у нее. И как гласит предание именно после этой беседы прекращаются притеснения в отношении монашествующих в государстве Российском.

Иеросхимонаха Феофила Христа ради юродивый по благодати, дарованной Господом иногда приравнивают к святителю Николаю Мирликийскому чудотворцу.

Император Николай I посетив Киев лишь здесь в Китаево получил пророчество от преподобного о своей кончине.

Так в исторических документах с конца XVIII – начала XIX вв. эту местность начинают именовать «Киевским Афоном»… Она постоянно была удалена рельефно от Киева (12 верст), что лучший способ добраться пароходом по Днепру. Да и само сочетание реки, озер, пещерных ходов и полей невольно наводило воспоминание о святой Горе Афонской. В путеводителях того времени местность сия именуется также «жемчужиной Киевской околицы».

Как некогда греческая Гора Афон промыслом Божиим превратилась во 2-й удел Богородицы во Вселенной, или ее еще называют «цветник Божией Матери». Так и нечто подобное происходило и с Китай горой. Место, где исторически существовал древний языческий фортем),стион), стал духовным форпостом (монашеской общины) в невидимой брани.

Кладбище – происходит от слова Клад (сокровище), ибо там погребены тела усопших христиан, вместилище душ человеческих освященных покаянными молитвами. Несомненно, в духовном смысле Китаево это клад, ибо исторически место погребения многих тысяч подвижников Киево-Печерской Лавры, которые после окончания своим земных трудов погребены в Китаевской пустыни. И теперь кто бывает в монастыре фактически ходит по местам исторических захоронений.

Последним форпостом (цитаделью) Киево-Печерской Лавры стала Китаевская пустынь (часть «Киевского Афона») в 20-х годах XX столетия в период наступления богоборческого режима. Здесь заканчивалась история Царской Лавры с ее последним наместником архимандритом Ермогеном, ставшим и последним наместником Китаевской пустыни. Пройдет немало времени и в 70-х годах XX века именно здесь он найдет свое вечное упокоение на Преображенском кладбище пустыни уже в сане Архиепископа.

Старей Феофил (Рассоха) схиархимандрит, 1-й наместник возрожденной Китаевской пустыни (1928-1996 гг.) известный как всероссийский исповедник включен в реестр имен великих русских старцев. Продолжил историческую череду старцев «Киевского Афона», погребен на территории монастыря возле Свято-Троицкого храма.

Удивительное и противоречивое это место «Китаево» и в начале тысячелетия продолжающего поражать своей необычностью. Здесь на «Афон-горе» (Китай-горе) поставлен престол в честь праздника Собора Пресвятой Богородицы на месте благословения прп. Серафима Саровского на монашество и первый престольный праздник приходится 8 января 2000 года. Как благодарность св. града Киева Богоматери за то, что она послужила орудием воплощения Господа и Спаса нашего Иисуса Христа. Историческое предание гласит, что подобное название престола когда-то носила известная Десятинная церковь в Киеве.

Форпост на все времена – незримой строкой проходит и в наше время, когда и в начале третьего тысячелетия здесь в Киевском Афоне происходит противостояние монахов и сатанинского ордена масонов тамплиеров решивших обосноваться в одном из зданий обители исторически (ранее) принадлежавшем монастырю. История ставшая достоянием во всем православном мире.

Но милость Божия неизреченна и Пречистая Богородица пока хранит свой омофор над своим Киевским Афоном, так же как до сих пор хранит множество пока еще не раскрытых тайн это удивительное место именуемое «Украинская оптина», «Жемчужина Киевской околицы», «Пересечен», «Древний форпост славян», света славянского единства, кладбище (сокровище) монашествующих и т.д.

Благословенное Богом место являет собою Китаево. Приближаясь к нему, хочется остановиться на достаточном расстоянии, чтобы охватить взглядом вначале весь былинный пейзаж целиком, и лишь затем, вдоволь налюбовавшись, приблизиться ко всему увиденному.

…Череда холмов, густо поросших деревьями, отражается в зеркальных прудах филигранным рисунком. На одном из склонов едва виднеется среди ветвей деревянная часовенка, построенная над входом в древние монашеские пещеры. Созвучно пейзажу, устремляются к небу купола церквей и колокольни Китаевской пустыни. Духовным источником, питавшим многих христианских подвижников, было, и, молитвами их, остается сегодня Китаево.

Древняя твердыня славян.

В то далекое время, когда славянские племена еще не были просвещены верой Христовой, а поклонялись языческим идолам, здесь, в Китаевском урочище, на правом берегу Днепра, существовало поселение полян. Оно оставило немало следов, расшифрованных археологами. Это позволяет уже не слепо, наугад пробираться сквозь таинственные дебри, а вполне реально представлять себе образ жизни наших далеких предков, старавшихся занимать удобные и достаточно безопасные возвышенности вблизи рек и озер.

Первые поселения в Корчеватом, Китаево, Голосееве появились еще в эпоху меди-бронзы и раннего железного века (III-ІI тыс. до н. э.). К V-VI векам историческая наука относит время возникновения союзов славянских племен, одним из которых был союз полян. Тогда возникло поселение, положившее начало Киеву. Вскоре Киев стал центром Полянского княжества, объединившего славянские племена в единое государство Киевская Русь.

Археологическая экспедиция 1911 года, исследовавшая антропологический тип (анатомические особенности), ритуальные обряды древних жителей урочища, констатировала их однородный этнический состав..

На высоком холме (40 метров над уровнем Днепра) поляне-язычники построили городище общей площадью 2,22 га. Место было настолько удобным, что городище это продолжило свое существование и в христианские (великокняжеские) времена. Тогда, как известно, стала быстро развиваться торговля, происходил культурный обмен, особенно со странами Востока. В то же время, жизнь наших предков постоянно подвергалась опасности со стороны кочевых тюркских племен, совершавших частые набеги на богатую Киевщину. Они убивали, грабили и уводили в плен людей, которых затем продавали на невольничьих рынках Кафы и Боспора. Для защиты от внезапных нападений в Китаево была создана система фортификационных сооружений (три линии валов и рвов). Таким образом, к естественной сложности рельефа, испещренного ярами и балками, которые разделяли территорию городища на пять отдельных площадок, прибавились искусственные укрепления. Подобным образом были созданы форпосты в древнем Вышгороде, Киеве, в соседней Церковщине, Триполье и т.д. Эти высоты служили друг для друга своеобразными маяками на случай вторжения врага. Южнее Китаевского городища возник наибольший из существующих в окрестностях Киева курганный могильник - свыше 400 насыпей. Он состоит из трех групп курганов, разделенных между собою валами. По мнению археологов, датирующих самые ранние здешние находки Х веком, одна группа захоронений – это могилы воинов-защитников поселения, две другие – это, скорее всего, погребения мирных жителей. Ныне курганы поросли вековым лесом.

Археологические изыскания в урочище, начатые еще во второй половине ХIХ века, привели исследователей к выводу о значительной роли Китаевского городища в истории Древней Руси. К этому подводит и географическое положение пункта – на пересечении торговых путей, рядом с рекой, на южной окраине Киева, первой встречавшей нападавших печенегов, половцев. Многие историки (начиная с первого ректора Киевского университета М.А. Максимовича) считают, что здесь был древнерусский город-крепость Пересечин (Пересечна). Этот город, расположенный южнее Киева, дважды упомянут в летописи: под 1154 годом, когда князья Ростислав и Святослав собирали в Пересечине свои дружины для совместного похода против половцев, угрожавших Переяславу, и под 1161 годом, когда за пленение сына князя Ростислава в “Пересеченский погреб” были посажены пойманные новгородцы. А увлеченный красотой и тайнами урочища, член Киевского общества охраны памятников А.Д.Эртель, отводил городищу в Китаево роль именно того пункта, который назван в летописи “Куява”, и обычно связывается с Киевом. Киев, по версии Эртеля, возник позднее Китаево. Китаево же, утратившее свое значение, передало его Киеву вместе со своим именем. Это могло быть связано, в частности, с тем, что древнее поселение Китаевского урочища находилось южнее Киева и раньше сталкивалось с нападавшими степняками. Постоянное буферное положение, естественно, истощало ресурсы и могло привести к упадку Китаево. Учитывая то, что последнее несравнимо меньше изучалось, чем центр Древнего Киева, здесь рано делать окончательные выводы. Археологами исследована лишь четвертая часть курганов; Китаевские пещеры, при неослабевающем интересе к ним, становились только объектами “разведок” – в основном, визуальных наблюдений. Таким образом, относимые к ранней истории Китаево даты достаточно приблизительны. И утверждать можно лишь то, что события здесь разворачивались не позднее указанных столетий, но насколько раньше, пока неизвестно.

У подножия городища, на противоположном берегу ручья, бегущего со стороны Феофании и впадающего в Днепр, по результатам археологических исследований, в VIII-IХ веках возникло поселение-посад. К ХI-ХIII векам оно растянулось вдоль берега ручья на 1,5 км. и заняло площадь около 40 га. Таким образом, размеры поселения для того времени вполне сопоставимы с масштабами города. Здесь были найдены остатки жилищ, печей, хозяйственных построек, многочисленные фрагменты керамической посуды, женских украшений, изготовленных местными ремесленниками и многое другое, что позволило отнести его к городскому ремесленному типу поселений, а не к сельскому.

Если Китаевское городище после монголо-татарского нашествия ХIII века было разорено и заброшено, то посад у подножия холма не прекращал своего существования.

Часть Киева, определяемая как Верхний город, где располагались княжеский дворец, дома знати и т.п., после нашествия Батыя в 1240 году, была опустошена и долгое время оставалась в запустении. Административный центр фактически переместился с “княжьей горы” к ее подножию – на Подол, где до этого жили лишь купцы и ремесленники. Аналогичная ситуация наблюдается в Китаево: городище на холме, где, по преданию, находился княжеский дворец Андрея Боголюбского, прекращает свое существование после разорения монголо-татарами; вместе с тем, посад продолжает развиваться.

В начале ХVII века часть его занял монашеский скит.

Из глубины веков до наших дней дошли названия отдельных местностей (топонимы) Киева. Древними преданиями веет от Андревской и Бусовой гор, Наводницкой долины и Выдубичей. Подобно им сохранилось наименование Китаевского урочища, а холм, в недрах которого некогда был пещерный монастырь, стали величать Китай-горой.

Тюркское по происхождению слово “китай” буквально переводится как “крепость”, “укрепление”. В этом значении оно довольно часто употреблялось в старину. Вспомним, к примеру, “Китай-город” в центральной части Москвы. Китаевское городище, построенное на высоком холме, укрепленное к тому же фортификационными сооружениями, было почти неприступно. Слово “китай” по отношению к нему вполне могли употреблять нападавшие кочевники. Со временем, как топоним, оно вошло в употребление среди местного населения.

Кроме того, китами, как известно, называли длинные жерди, которыми обносили укрепляемое место. Возможно, что используя их при строительстве описываемого городища, жители назвали последнее “китаевским” в значении “огороженного китами”.

Еще одна версия происхождения топонима встречается в “Описании Киева”, составленном Николаем Закревским. В 1159 году князь Андрей-Китай Юрьевич Боголюбский (прозвище князя “Боголюбский” происходит от названия села Боголюбово возле города Владимира-на-Клязьме, где была его резиденция) дал Киево-Печерскому монастырю грамоту на ставропигию, начинавшуюся словами: “Се аз великий князь Китай, нареченный во святом крещении Андрей Юрьевич…”. Эта строка косвенно подтверждает предание, согласно которому местность Китаево называется так от прозвища этого князя – “Китай” (“Крепость”), данного ему за крепость сложения или за воинскую доблесть. Предание гласит, что здесь (в Китаево), на северной горе, он “выстроил загородный дом для удовольствия и отдохновения от беспрерывных браней, коими он утвердил отца своего [Юрия Долгорукого – О.К.] на Киевском престоле”. Причисленному к лику святых князю Андрею Боголюбскому, известному щедрыми дарами в пользу Церкви, приписывается и основание лаврской пустыни вблизи упомянутого загородного дома.

В грамоте Андрея Боголюбского Киево-Печерскому монастырю называются владения, дарованные для вечного поминовения его рода: Васильев и Мическ (современный Радомышль). Указания на место, которое можно было бы отождествить с Китаево, в тексте отсутствует. Таким образом, нет письменных подтверждений основания древнего пещерного монастыря, действительно существовавшего в Китаево, святым князем Андреем. Но, тем не менее, легенда эта передается из уст в уста, и у многих вызывает доверие.

Современный историк, кандидат богословия И.В.Жиленко, анализируя текст грамоты, делает вывод о том, что «Китай» – не прозвище, как считали многие исследователи, а языческое имя князя. «Собственно, словом “китай” или “китайка”, – пишет она, – в Украине еще со времен Киевской Руси называли дорогую шелковую материю (позднее в Московии — дешевую ткань, преимущественно оранжевого и красного цветов). Как прозвище это слово могло быть использовано лишь в том же значении, что и “багрянородный”. Однако древнерусские источники не подтверждают наличия у Андрея такого прозвища. Считаем, что в данном случае “Китай”— несколько видоизмененное половецкое имя “Китан”. Появление у Андрея такого имени становится понятным, если мы вспомним, что его мать была половчанкой. Кстати, второе имя его деда Владимира — “Мономах” — также перешло от матери-гречанки. Правда, в случае с Андреем возникает та проблема, что неизвестно его русское языческое имя. Но его, собственно, могло и не быть, если учесть значительное распространение в роду Мономаховичей культа апостола Андрея»

Широкая известность грамоты 1159 года и неутихающие споры вокруг нее объясняются не столько перечисленными в ней землями, которые даровал Андрей Боголюбский Киево-Печерскому монастырю для поминовения своего рода, сколько правом ставропигии, утверждаемом этой грамотой.

Собственно “ставропигия” переводится с греческого как “поставление” или “водружение” креста перед алтарем, монастырскими воротами в знак его прямого подчинения патриарху во всех вопросах, касающихся управления. Таким образом, в пределах одной епархии могли существовать одновременно церкви и монастыри внутренние, т.е. подчиненные местному епископу и митрополиту, и внешние – ставропигии, которыми управлял непосредственно патриарх. Киевский архиерей не участвовал в выборах настоятеля-архимандрита Печерского монастыря и в вопросах его управления. В свое время это сыграло положительную роль в истории нашей Церкви. С 1786 года Киевский митрополит стал настоятелем и священноархимандритом Киево-Печерской Свято-Успенской лавры. Фактически, ставропигия таким образом была упразднена.

Грамота Андрея Боголюбского ХII века сохранилась в списке, протограф (первоначальный список) которого восходит к концу XVI века, и является своеобразным “поновлением” утраченных давних документов, осуществленным архимандритом Мелетием Хребтовичем. Многие историки считают ее подложной, опираясь на выводы, сделанные преосвященным Макарием в ХIХ веке. Но анализ текста грамоты И.Жиленко заставляет пересмотреть скептическое отношение к документу, который, скорее всего, являлся копией оригинала с позднейшими вставками. К тому же следует помнить, что на грамоту Андрея Боголюбского ссылается в своей грамоте, данной Печерскому монастырю в 1481 году константинопольский патриарх Максим.

Общеизвестная ныне копия была получена в ХVIII веке из Сената (об этом свидетельствует приписка после ее текста в копии, опубликованной преосвященным Евгением Болховитиновим, где сказано: “Сия выпись с книги, данной с Правительствующаго Сената из конторы от герольдместерских дел из розрядной архивы, 1743 года августа 31 дня выписана, которая выпись имеется и в данной книге с иностранной коллегии 1720 года”). Грамота, хранившаяся в Киево-Печерском монастыре могла сгореть во время пожара 1590 года, как и утверждал тогда настоятель Лавры. Копия грамоты была снята по просьбе руководства Киево-Печерського монастыря в 1592 году с еще одного подлинного списка, имевшегося в патриаршем константинопольском архиве (факт внесения грамоты в Цареградские книги и сообщение о внесении князя Андрея и его родственников в Константинопольские синодики зафиксированы в тексте самой грамоты). Патриарх Иеремия поручил сделать соответствующую справку своему логофету Иераксу. Полученная таким образом копия была засвидетельствована патриархом Иеремией.

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

Как считаете, инициированные законодательные изменения Владимиром Зеленским это...

ГолосоватьРезультатыАрхив
Реклама
Реклама