Первый пляж Киева

2009-12-03 02:00 643 Нравится

Еще в начале XX века во многих крупных городах Европы и у нас

в Крыму появились общественные пляжи. Но в Киеве по-прежнему купались или в

платных купальнях, или же просто "в кустах", стараясь оставаться незамеченными.

На обоих берегах Днепра было много прекрасных мест для купаний, но обустраивать

на них общественные пляжи никто не решался. Раз не приживаются купальни,

рассуждали гласные городской Думы, значит, пляжи понадобятся нам еще очень не

скоро.

"Я держал в руках отрубленную человеческую голову"

Историк Федор Эрнст утверждал, что первый киевский пляж на Трухановом острове

был создан летом 1918 года, причем открыли его не для киевлян, а для солдат

немецкого оккупационного гарнизона.

"Впервые пляж как место массового купания, - писал исследователь в 1930-м, -

устроили немцы в то время, когда они оккупировали было Украину в 1918 году.

Новая идея привилась, и с того времени каждое лето весь берег покрывается

бараками и кабинками для раздевания".

В том же 1918-м известный украинский меценат Евгений Чикаленко провел две

недели под Каневом на плавучей земской даче (базе) "Чайке", загорая вместе с

компанией энтузиастов нового отдыха на воде - экс-министрами УНР Голубовичем и

Шаповалом, генералом Павленко и заядлым "пляжником" писателем Владимиром

Винниченко.

"Хорошо там жить, - писал Винниченко, - прекрасный воздух, чудное купание на

бархатном песчаном пляже, такими усеян почти весь Днепр, так что через месяц и

воды не будет, а все русло станет грандиозным пляжем".

Во время Гражданской войны пляжный отдых был для горожан чем-то сродни "пиру

во время чумы". Нередко волны выносили на песок трупы расстрелянных, но люди

научились как-то мириться с этим.

Страстным пляжником был в те неспокойные времена Сергей (Серж) Лифарь -

будущая звезда мирового балета. Он ездил на Труханов остров ежевечерне. Но

однажды река преподнесла ему страшный сюрприз.

"Я любил, - читаем в воспоминаниях Лифаря, - глубоко, по самые локти,

зарываться руками в мокрый песок у самой воды и, захватив его рассыпающуюся

массу, следить, как образовавшаяся ямка тотчас же наполняется жидким

серебром...

Однажды, играя с песком, я ощутил под пальцами уже не рассыпчато-тягучую

массу, а что-то тяжелое, большое, твердое. С трудом вытащив неведомый предмет,

поднес его к глазам... и остол-бенел: я держал в руках отрубленную человеческую

голову, посиневшую, с бритым черепом и густым, длинным гайдамацким чубом; один

глаз был закрыт, а другой - и в этом был какой-то нечеловеческий ужас - жуткий,

стеклянный, неподвижно смотрел мне прямо в глаза и как будто видел меня.

Леденящий страх овладел мною. Пальцы судорожно сжались, кошмарная голова,

казалось, приросла к рукам - я не мог разжать их. Наконец, окончилось мое

оцепенение, судорога, сжавшая пальцы, прошла - и голова глухо ударилась в

песок... Больше я уже никогда - ни ночью ни днем - один не ездил на Труханов

остров"...

Нудисты считали себя носителями передовых взглядов на жизнь

Немало людей пляжу предпочитали "отдых на воде" в сдержанном старокиевском

стиле. Из их числа был и гетман Павло Скоропадский. В жаркое лето 1918 года он

приглашал на свои пароходные прогулки ближайших сотрудников и часами беседовал с

ними на палубе. "Часто, - пишет он в своих "Воспоминаниях", - останавливались в

каком-нибудь удобном месте и шли купаться. Мне особенно памятно одно такое

купание, когда мы остановились на повороте реки верстах в 20-ти от Киева.

Течение было очень сильное. Я с моим сыном выбрались на середину реки. Нас

уносило течение, мне было весело и вместе с тем страшно за мальчика. Среди той

безотрадной жизни, которую приходилось вести, эти поездки казались особой

благодатью"...

Большинство же горожан любило пляж на Трухановом острове. В летнюю пору его

ежедневно посещали десятки тысяч людей, а каждый большой профсоюз имел свою

водную станцию.

"Ближе к Киеву движение по реке усиливалось, - писал Валериан Пидмогильный в

романе "Город". - Впереди лежал пляж - песчаный остров среди Днепра, куда три

моторки бесперебойно перевозили с пристани купальщиков. Город сплывал сверху к

берегу. С улицы Революции (теперь М. Грушевского. - Авт.) по широкой лестнице к

Днепру катилась пестрая волна юношей, девушек, женщин, мужчин - бело-розовый

поток подвижных тел, что предвкушали наслаждение солнцем и водой. Среди этой

толпы не было хмурых лиц - здесь, на краю города, начиналась новая земля, земля

первобытной радости. Вода и солнце принимали всех, кто оставлял на время перо и

весы - каждого юношу, как Кия, и каждую девушку, как Лыбедь. Месяцами угнетаемые

одеждой белые тела вырывались из темницы, расцветали бронзой в горячем

изнеможении на песке, как затерянные где-то на нильских берегах дикари. Здесь на

мгновение в каждом воскресала первобытная голая жизнь. И только легкие купальные

костюмы напоминали про тысячелетия".

Писатель упоминает о "первобытной голой жизни" не случайно. Новая власть

привнесла в пляжный отдых одну существенную деталь. В 1919 году, овладев

городом, красные комиссары по образцу берлинского Freier Bund ("Свободный союз")

приступили к "практическому осуществлению наготы в современном обществе". Под

лозунгом "Долой стыд!" они устраивали "голые" демонстрации на Крещатике и

пытались отменить купальные костюмы на Трухановом острове. Трусы на киевлянах

остались, однако в 1920-х и даже в 1930-х годах на городском пляже можно было

увидеть компании нудистов, мнивших себя носителями передовых взглядов на жизнь и

презиравших "обывателей"...

Регулярные посещения пляжа вошли в моду. Поэт Драй-Хмара воспевал крымские и

киевские пляжи в стихах. Он писал о жарких лучах солнца, чайках, душистых

персиках, винограде, разноцветных камушках в пене волн. Все это звучало тогда

свежо и необыкновенно привлекательно.

Пережив ужасы войны и революций, киевляне стремились избавиться от тяжелых

воспоминаний, чтобы снова жить бодро и успешно. Воплощением этой мечты и стал

Труханов остров - некая утопическая страна солнца, счастья и свободы. Горожане

посещали остров так же усердно, как некогда ходили в церковь, и подзаряжались от

него энергией.

А сколько было говорено-переговорено на теплом песочке пляжа!.. О политике,

работе, о родном-семейном. И конечно, о женщинах... О них под плеск речных волн

говорили особенно много и вдохновенно. "Как-то после репетиции, - вспоминал

известный актер Васыль Василько, - отдыхали мы все вместе на Днепре. Как это

бывает на пляже, начались разные разговоры. Рассказывали про всякие приключения,

в том числе про артистов и их поклонниц. Садовский (корифей украинской сцены. -

Авт.) бросал шутливые реплики. Кто-то не удержался и сказал:

- Да кто ж, как не вы, Николай Карпович, пользовался небывалым успехом у

женщин!..

Садовский загадочно улыбнулся. Видно было, что это тешило его самолюбие.

- Правду сказать, повидал я их немало. И верите, преклонялись не только предо

мной, но и перед моей собакой Норкой - кормили ее все разными лакомствами. Да,

было когда-то много приятного..."

Нынешние горожане также не прочь понежиться на теплом песочке. Однако такой

популярностью, как раньше, общие городские купания уже не пользуются. Кроме

пляжей, появилось много других развлечений. Да и купаться теперь модно на морях

да за рубежом... Но спросите у старых пляжников о былой жизни Труханова острова

- и вы увидите в их глазах отблеск тех счастливых дней.

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

У вас есть долги за коммунальные услуги(газ, электричество и др) за прошедший год?

Реклама
Реклама