МЕТАФИЗИКА

2009-12-02 19:50 872 Нравится 4

МЕТАФИЗИКА

ВСТУПЛЕНИЕ.

В данной работе мы рассмотрим позднеантичные концепции бытия и онтологические идеи основных школ раннего эллинизма (стоицизм, скептицизм, эпикуреизм). Поскольку греческие школы философии считаются во всем мире эталоном мыслительной деятельности человека, будет интересно провести исследование по этой теме – насколько общепринятое мнение соответствует содержанию и пользе для человечества от мыследеятельности древних греков. Исходить будем из стандартных определений (энциклопедических), но выводы будем делать независимо от устоявшихся взглядов в современной науке. Пора положить конец загнившим идеям лжеучений и ложным течениям в философии – в этом может помочь только детальное и непредубежденное рассмотрение того, что почему-то считается «вершиной мысли», хотя на самом деле является ничем иным, как пустопорожней демагогией (словоблудием), призванной лишь для того, чтобы хоть как-то, с достоинством, оправдывать свое гнусное поведение. И греков это касается в первую очередь, поскольку вся грязь, вся накипь и извращения современного мира берут свое начало в писанине так называемых «мудрецов Эллады».

Для начала рассмотрим, что именно обозначает термин «философия». В дословном переводе с греческого это «любовь к мудрости» («любомудрие» - по Э. Тополю). Практически этот термин должен означать, что любой бездельник (бездельница), возлюбив т. наз. «мудрость» (т.е. возможность изрекать некие заковыристые фразы), автоматически получает статус «философа» («любомудра»). И действительно – философия является такой дисциплиной, которая НИ К ЧЕМУ НЕ ОБЯЗЫВАЕТ, просчеты в философии не только не учитываются и не наказываются, но напротив: на твоих ошибках начинают паразитировать другие любомудры, как и ты сам только что пропаразитировал на чьей-то философской школе. Причем тысячи любомудров занимаются любомудрием на профессиональной основе, тем самым исключив себя из числа тех, кто своим трудом создает материальные ценности и обеспечивает обороноспособность страны. Мало того – любомудры паразитируют на обществе, ничего не давая ему, кроме абсолютно бесполезного словесного балласта, но при этом получают зарплату и пенсии. Естественно, что государство содержит любомудров за счет честных налогоплательщиков, чем наносит непоправимый ущерб гражданам в виде недополучения каких-либо социальных льгот или же доплат к пенсиям или страховкам. Свои корни это омерзительное явление имеет в античном мире и поэтому начало проблемы надо искать именно там, оценив школы любомудрия по шкале полезности для общества.

Оппоненты могут возразить: философы, якобы, разрабатывают пути развития общества, прогнозируют события и т.д. В ответ на это можно сказать – А ГДЕ ЖЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ИХ НЕПОСИЛЬНОГО ТРУДА? Большинство философов отрицает насилие и коррупцию – но на примере государства Украина мы видим, что коррупция и полицейский произвол являются цементирующим составом нашего общества. Где же забастовки преподавателей философии, где пикетирование ими отправки украинских военнослужащих в Ирак или же милицейского беспредела в целом по стране? Такого не было и быть не может, потому что любомудры за свое любомудрие получают деньги, должности, ученые степени и звания, работу как таковую непосредственно у государства. Потому-то все их заявления о собственной независимости от власть предержащих есть не что иное, как грубая и циничная ложь, рассчитанная на малограмотность как населения вообще, так и той жалкой социальной прослойки, именуемой «интеллигенция». О последней можно сказать следующее: точно так же, как русские придумали «любовь», чтобы не платить за этого рода услуги, так же они придумали «интеллигенцию» - т.е. социум недоучек, имеющий своим оправданием пассивное противление (в очень разумных пределах) правящему режиму (болтовня кухонных фрондеров – вот основной удел основной массы этих «интеллектуалов», зачастую слово «ГОВНО» пишущих через букву «А»).

Поскольку в данной работе речь идет об античной философии, то хочется сразу предупредить читателя, что взгляды автора этой работы находятся где-то около «школы скептицизма» и их, т.е. взгляды, выразил в первой половине ХХ столетия один действительно мудрый москаль, заявив во всеуслышание, что «все на свете дерьмо, окромя мочи» (школа скептицизма наличия «мочи» не предполагает, что лишний раз доказывает примитивизм мышления древнегреческих любомудров).

Итак, переходим к рассмотрению онтологических идей основных школ раннего эллинизма.

1. СТОИЦИЗМ

Название этого лжеучения происходит от портика Stoa в Афинах, где ошивался древнегреческий любомудр Зенон со своими последователями. Это направление в любомудрии античного рабовладельческого мира (3 в. до н.э. – 6 в. н.э.) колебалось между материализмом и идеализмом. Апологетами стоицизма были Зенон и Хризипп в древней Греции, Сенека, Эпиктет, Марк Аврелий в Риме. Согласно стоицизму, задача мудреца – освободиться от страстей и влечений и жить, повинуясь «разуму»; римский стоицизм, в котором преобладали религиозные и идеалистические воззрения, оказал большое влияние на раннее христианство. Социальное содержание философии стоицизма на протяжении его почти тысячелетней истории изменялось, отражая изменения в идеологии господствующих классов периода упадка античного рабовладельческого общества. В бытовом значении «стоицизм» - это твердость, стойкость в жизненных несчастьях и испытаниях.

Грубо говоря, онтологическая идея стоицизма заключается в покорности судьбе, что характерно для религий, порожденных иудаизмом и, по сущности своей, являющихся иудаистическими сектами (ислам и христианство). Прослеживаются также и буддийские мотивы, но они выражены гораздо слабее и не имеют превуалирующего значения.

Последователям неоиудаизма (христианства) больше всего в стоицизме понравилось то, что стоики не делали активных попыток изменить ход событий, даже если события развивались не в их пользу. Подобная политика давала возможность господствующим социальным группам нещадно эксплуатировать мирное население в целях собственного обогащения. Следовательно, стоицизм является навязанной высшими классами низшим философией всепрощения в ответ на любой произвол. Бытовое же значение слова «стоик» включает также и активное сопротивление обстоятельствам, что несколько смягчает гнетущее впечатление от изучения любомудрия стоицизма.

2. СКЕПТИЦИЗМ.

Способность сомневаться, конечно, это вполне человеческая черта, но скептики развили ее до абсурда. Наиболее подходящей иллюстрацией применения скептицизма в быту является библейский рассказ о Фоме неверующем, а также детское стихотворение об упрямом Фоме (который, сомневаясь в наличии в реке крокодилов, полез купаться, но результатом купания стали : «…трусы и рубашка лежат на песке, никто не плывет по опасной реке…» То есть онтологическая идея скептицизма лежит в анархическом отрицании всего, даже наглядно – очевидного. Можно считать, что стоики предполагали духовно превратиться во все отрицающих упрямых ослов.

Следовательно, скептицизм как философское учение не только вреден, но даже опасен для жизни. В конце концов знаменитое «Не верю!» Станиславского принесло пользы больше, чем все сочинения скептиков - любомудров. И это только доказывает лишний раз вред и развращающее действие скептицизма.

3. ЭПИКУРЕИЗМ.

Учения, исходившие из идей Эпикура. Школа в Афинах - "Сад" Эпикура; крупнейший представитель эпикуреизма в Риме - Лукреций Идеи эпикуреизма вновь привлекли внимание в эпоху Возрождения, затем в материалистических и просветительных течениях 17 - 18 вв. (П. Гассенди) Как этический принцип родствен эвдемонизму; впоследствии вульгарно толковался в духе гедонизма. Этот вид любомудрия больше подходит богатеньким буратинам, которые еще не утратили (или не хотят терять) вкуса к жизни, для чего им и нужна теория вечных развлечений. Грубо говоря – бесконечного и непрерывного балдежа любой ценой, беззаботного (читай – растительного) существования. Пользы обществу от «эпикурейцев» всех мастей – НОЛЬ, а вот вреда они могут принести немало – хотя бы своими выпячиваемыми на всеобщее обозрение исключительно потребительскими принципами (точнее говоря – ПАРАЗИТИЧЕСКИМИ).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Из всего вышесказанного можно сделать следующие выводы:

1. Античная философия не смогла дать миру ничего, что могло бы реально повлиять на изучение процессов бытия. И дело не столько в том, что античная философия скорее предполагала преобладание духовного начала над физическим, сколько в том, что древние греки, ведя паразитический образ жизни, извращенно понимали сам смысл бытия. Впрочем, т. наз. «естественные науки» далеко от них не ушли – до сих пор ни философия, ни медицина не в состоянии дать вразумительного и точного определения ЧЕЛОВЕКА. При этом раскладе ЛЮБЫЕ попытки толковать что-либо о проблемах бытия – хоть духовного, хоть физического (учитывая существование психических заболеваний, появление которых наука также НЕ МОЖЕТ вразумительно пояснить) выглядят циничной и абсолютно безнравственной демагогией.

2. Ближе всех к действительности оказались стоики, чье учение подозрительно напоминает учение дхьяна – буддизма (основатель – бодхисаттва Боддхидхарма). Однако греки, так и не сумев определиться в понятии «человек», в самолюбовании не учитывали ничего иностранного – для них все другие народы были дикарями. Потребительское отношение к миру привело к тому, что Греция, со всей ее «высококультурной» жизнью стала добычей тех, кого презирала греческая цивилизация (на самом деле – убогая и примитивная). Пожалуй, самый отвратительный из античных философов – это Аристотель. Мало того, что он боготворил институт рабовладения (дескать, ничегонеделанье развивает мозг), так он еще и являлся активным проповедником противоестественного образа половой жизни. Именно Аристотель развил в Александре Македонском педерастические наклонности и всячески поощрял его на этом поприще. О каких высоких материях в «учении» Аристотеля может идти речь, когда буквально все в нем сводится к одному – ПЕДЕРАСТИИ. Не зря же лжеучение Аристотеля было с радостью воспринято т. наз. христианской наукой, базирующейся на примитивных верованиях примитивного кочевого народца. И это при том, что Аристотель был язычником и гомосексуалистом, что должно было бы отвратить от него истинных христиан (грешник, каких мало!). Ведь не просто так сограждане «великого философа» вышвырнули его и его «учеников» за пределы Афин, и свои оргии аристотелевцам приходилось устраивать в месте, которое в переводе с древнегреческого означает нечто вроде «Волчьей балки» (в Луганске, кстати, всем известная Сучья балка, пристанище сексуальных маньяков и «лиц нетрадиционной сексуальной ориентации», до недавнего времени была ЗА пределами городской черты!). Даже развратные древние греки не могли терпеть того, что проповедовал и творил Аристотель вкупе со своими последователями! А сейчас, в угоду схоластам и извращенцам, учебные заведения называют «лицеями». Название это возникло на волне увлечения классицизмом и пиком масонского движения, когда в масонерии состояли даже царствующие особы (Фридрих II, Павел I , Александр I, и другие). Насильственное же насаждение подобных безнравственных названий для учебных заведений можно представить себе никак не иначе, кроме как часть масонского заговора, стремящегося извратить все ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ понятия.

3. Последователи Эпикура, по крайней мере, не скрывали своей животной сути – они жрали, пили, совокуплялись прилюдно, оправдывая свое поведение ничем иным, как «естественностью», природностью, почерпнутой из жизни животного мира. Теперь почему-то этот образ жизни (растительно-животного существования) называют философским течением. Равно как и «школа циников», ярчайшим представителем которой был всем известный Диоген. Прославился он тем, что жил в бочке (отрицая частную собственность на недвижимость и остальное), послал куда подальше А. Македонского (потому что лень было передвинуться на солнце из тени), мастурбировал прилюдно во время своих лекций (отрицая брак и вообще связь с женщиной) и был за все эти безобразия выдворен за городскую стену. Вот что пишет о Диогене энциклопедия Брокгауза и Эфрона: «Диоген из Синопа - циник, ученик Антисфена (414 - 323 до Р. Хр.). Отец его был менялою и фальшивым монетчиком; сын, участник в предприятиях отца, должен был покинуть родной город; придя в Афины, услышал беседы Антисфена и был им пленен. Антисфен считал себя последователем Сократа, но учение Сократа понимал односторонне: цель жизни видел в добродетели, а добродетель - в аскетизме. Д. не прибавил к этому ничего принципиального и замечателен не столько учением, сколько жизнью, в которой он до крайности доводил принципы своей школы. Древность изукрасила жизнь Д. различного рода эпизодами, в которых рисуется его характер, но которые, по всей вероятности, сочинены: такова, напр., встреча Д. с Александром Македонским и знаменитый его ответ царю. Полагая, что добродетель состоит в воздержании, в отсутствии потребностей и в жизни сообразной с природою, Д. довел свой аскетизм до крайних пределов, весьма неэстетичных, вследствие чего получил прозвище: o cuwn - "собака". Будучи вполне последовательным; Д. отрицал, наряду с богатством и почестями, также и науку, и частную собственность, и брак. Платон прозвал Д. "беснующимся Сократом". Стоицизм, во многом стоявший под влиянием циников, списывал, однако, свой идеал мудреца скорее с Сократа, чем с Д. Д. умер в Коринфе, где был похоронен с большой пышностью. Письма, дошедшие до нас под его именем, подложны, как это доказал Буассонад. Учениками Д. считаются Стильпон Мегарский, Онесикрат, спутник Александра Македонского и др. О нем см. Delaunay, "De cynismo, ас praecipue de Antisthene Diogene et Cratele" (Пар. 1831) и Zeiler, "Geschichte d. Philos. d. Griechen" (4-е изд.)».

И вот этого-то извращенца считают величайшим умом! Что же тогда ФИЛОСОФИЯ и кто такие ФИЛОСОФЫ?!

4. Античная философия, имея понятие души, так и не смогла преодолеть комплекса расовой неполноценности и придумать рай для умерших. В этом греки чем-то напоминают иудеев, но у тех вообще отсутствует понятие души, подмененное опять таки животной мечтой о воскрешении на физическом плане и последующем бессмертии на полном обеспечении у Господа Бога. Именно в талмудическом иудаизме и следует искать корни марксистско-ленинского мифа о т. наз. «коммунизме» (точнее – мифа о Великой Халяве), соблазнившего в свое время многие незрелые умы. Последствия этого мы испытываем до сих пор. Собственно, сам термин «МЕТАФИЗИКА», появился после выхода в свет сочинения все того же пресловутого лжефилософа Аристотеля с одноименным названием. Изначально этот термин означал изучение явлений не в их развитии и взаимной связи, а разрозненно, изолированно, в состоянии покоя и неподвижности, застоя и неизменяемости; служил (и служит) для обоснования реакционной извращенческой идеологии. Теперь же, после подмены понятий, «метафизика» подразумевает под собой в идеалистической философии измышления всевозможных «любомудров» о «духовных началах» бытия, о предметах, недоступных чувственному опыту. То есть – о ДУШЕ (чаще всего – бред полнейший), о Боге (сектантские проповеди, разбавленные мессианскими идеями для умственно неполноценных) и т.д. Больше всего под определение состояния современной метафизики подходит стихотворение одного из американских поэтов конца XIX века:

- Милашка Гришкина глаза

Подводит, чтобы быть глазастей,

Ее фривольный бюст – намек

На пневматические страсти.

Волнообразный ягуар

В болоте топком и трясинном

Разит кошатиной слабей,

Чем крошка Гришкина в гостиной.

Прообразы живых существ

Вкруг прелестей ее роятся,

А мы – к истлевшим ребрам льнем,

Чтоб с метафизикой обняться.

Таким образом мы можем заметить, что метафизика, занявшись изучением всех вообще явлений «потустороннего» мира, продолжает рассматривать явления в отрыве друг от друга, и все жалкие попытки хоть как-то увязать несовместимые отдельно взятые из контекста жизни проявления нематериального характера, терпят неудачу.

Метафизика, как таковая, превратилась в прибежище неудачников, шарлатанов и аферистов, превратившись в еще более выгодный бизнес, чем она была в античные времена. Конечно, учитывая современные условия.

СЛЕДОВАТЕЛЬНО:

- Древние греки, мучаясь бездельем, от нечего делать вызвали из глубин преисподней чудовище, которое вышло из-под контроля. Как и официальная наука, так и метафизика, не может быть проводником в дебрях непознанного. Но если официальная наука хотя бы пользуется физическими величинами, то метафизика (в основном базируясь на идеях постиудаистического верования) агрессивно претендует на право изрекать истину в последней инстанции. Поэтому: изучение любой философской школы, опирающейся на античные источники (не говоря уже о талмудических) является вредным и ведущим к развращению разума.

Идея душевной неупокоенности и после смерти не могла не наложить отпечаток на мировоззрение древнегреческого общества. Ведь каков бы ты ни был – плохой ли, хороший ли – все равно окажешься в Тартаре, где над тобой если и не будут издеваться за какие-либо твои жизненные промахи, то ни за что, ни про что (т.е. совершенно бесплатно) ты будешь скитаться по Серым Равнинам, одинокий и неприкаянный. Понятно, что такая перспектива (вернее – ее отсутствие, ведь к лжебогам на Олимп с земли подбирали только особо избранных – вроде дебошира и зевсовой «шестерки» Геракла или красивенького, опять таки зевсового любимчика Ганимеда) никого не могла порадовать. Вот грекам и пришлось изгаляться, чтобы – по выражению киноперсонажа, робота Вертера – «было что вспомнить на свалке».

Онтологические идеи главных школ (и второстепенных тоже) раннего эллинизма (и позднего тоже) являются именно оправданием собственного паразитического и никчемного образа жизни. Иначе говоря – МЕТАФИЗИКА – ПРИСТАНИЩЕ ПАРАЗИТОВ.

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

Борется ли новая власть в коррупцией?

Реклама