Панпанацея - 16. "Города-герои" - позорное явление в нашей истории.

2009-12-02 16:53 457 Нравится 4

«ГОРОДА-ГЕРОИ» –

ПОЗОРНОЕ ЯВЛЕНИЕ НАШЕЙ ИСТОРИИ

В Советском Союзе очень любили героическое прошлое – особенно военное. Так уж получилось, что большую часть времени СССР с кем-то, да воевал. И все время - старательно готовился к очередным войнам. Очень похоже на то, что немецкий философ Ницше в СССР был в величайшей немилости непосредственно из-за того, что в своей книге «Так говорил Заратустра», он обронил следующие слова:

«Любите мир как средство к новым войнам. И притом короткий мир - больше, чем долгий. Я призываю вас не к работе, а к борьбе. Я призываю вас не к миру, а к победе. Да будет труд ваш борьбой и мир ваш победою! Можно молчать и сидеть смирно, только когда есть стрелы и лук; иначе болтают и бранятся. Да будет ваш мир победою! Вы говорите, что благая цель освящает даже войну? Я же говорю вам, что благо войны освящает всякую цель. Война и мужество совершили больше великих дел, чем любовь к ближнему. Не ваша жалость, а ваша храбрость спасала доселе несчастных».

Содержание данных слов как нельзя лучше подходит к внешней политике Советского Союза. Однако, на фоне задекларированного миролюбия СССР, оно не могло быть официальным правилом нашей политики. К тому же – и, скорее всего, это оказалось решающим фактором – Фридриха Ницше любил почитывать на досуге некий Адольф Алоизович Шикльгрубер, он же – Гитлер.

Кремлевская большевистская свора расширяла сферу своего влияния, старательно собирая бывшие имперские земли в одно государство. Но, в отличие от Российской империи, у этих земель не было теперь даже тех куцых автономий, какими они обладали при царизме - единственным полноправным хозяином в СССР была партия большевиков, а точнее – ее генеральный секретарь. Самодержавие, помноженное на тиранию и базирующееся на страхе – вот три кита советской государственности, вот ее реальная подоплека.

После сговора Сталина с Гитлером о разделе Европы, первой жертвой новоиспеченных союзников стала Польша. Сталин, не желая быть первоисточником войны (умел усатый дядька смотреть в будущее!), напал на Польшу позже Гитлера. Именно это впоследствии дало основание коммунистам из разжигателя Второй мировой войны получить статус жертвы. Впрочем, тогдашних союзников СССР – англичан, французов и американцев – этот расклад вполне устраивал. Ведь большевистская империя на деле доказала, что способна побеждать, не считаясь ни с человеческими, ни с территориальными потерями. К тому же сами французы и англичане в свое время предали так понадеявшихся на них чехов, сдав Чешскую республику на растерзание Гитлеру.

Город-герой Брест.

После этого исторического экскурса можно сказать: сотрудничество СССР и гитлеровской Германии в эскалации военных действий было настолько тесным, что они даже провели совместный парад в «освобожденном» Бресте, раздербанив Польшу как государство. В том самом Бресте, который потом получил статус «города-героя». С этого момента давайте обратим внимание на более мелкие, а точнее – покрытые советской государственной тайной детали.

Именно СССР готовил для Гитлера военных летчиков и танкистов, точнее говоря, сотрудничество большевиков с немцами началось еще до прихода к власти А. Шикльгрубера. Например, авиационная школа в Липецке, где немецкие пилоты втайне обучались искусству воздушного боя, разведки и бомбометания, была основана в 1925 году. Для размещения германской авиационной школы именно советской стороной был предложен Липецк, где в то время действовала недавно сформированная Высшая школа военных летчиков. В 1924-м ее закрыли после осмотра немецкими специалистами. 15 апреля 1925-го между Россией и Германией было подписано соглашение об образовании в Липецке немецкого авиационного учебно-боевого подразделения (одновременно создали учебный центр «Кама», специализирующийся по танкам и испытательный центр «Томка» - боевое использование отравляющих веществ). Липецкий аэродром поступил в совместную советско-немецкую эксплуатацию. В собственность германской стороне выделили: один ангар, мастерскую, «домик Управления», помещения для топливного и вещевого складов. В немецких источниках липецкое подразделение именовалось Wissenschaftliche Versuchs und Prufansalt fur Luftfahrzeuge - «Научное и летно-испытательное авиационное учреждение». В советских доку-ментах (в частности, в материалах липецкого УГПУ, пере-данных областным управлением КГБ Липецкому областному государственному архиву в 1991 г.) часть первоначально именовалась «Немецкая авиационная школа». В дальнейшем - «4-й немецкий авиаотряд 38-й (позже - 40-й) отдельной авиационной эскадрильи «Вифупаст». Последнее название — «Немецкая научно-исследовательская станция «Вифупаст». Так что совместному большевистско-нацистскому параду в Бресте предшествовало многолетнее плодотворное сотрудничество.

Затем, после нападения Гитлера на СССР, Брестскую крепость даже не стали штурмовать – ее просто обошли наступающие части, а для обеспечения безопасности тылов у крепости оставили воинское подразделение, которое – больше от скуки и от злости – все таки взяло злополучную крепость, не дожидаясь того момента, когда защитники сдались бы сами. Ведь правда – на фронте боевые камрады совершают чудеса героизма, их с цветами, шпеком и шнапсом встречает благодарное население, избавившееся от большевистско - жидовской тирании… А ты в это время должен сидеть под стенами каких-то казематов среди болот и сторожить спрятавшихся в подвалах руин коварных унтерменшей - пограничников из войск НКВД. Ну, а окрестности Бреста немцам были хорошо известны еще со дня проведения триумфального воинского шествия в честь победы над грозной Польшей – тогдашним самым страшным врагом как для относительно небольшой Германии, так и для огромного Советского Союза.

Если же, вдобавок, еще и учесть, что коварные большевики собирались напасть на великий Рейх не позднее 6-го июля, то становится понятным, что Брест был одной из отправных точек для готовящегося вероломного нападения Сталина на доверчивого, лоховатого Гитлера. Но годы сотрудничества Вермахта с Красной Армией не прошли бесследно – немцы применили по отношению к Советам излюбленную тактику самих же Советов. А именно: не объявляя войны производится нанесение массированных артиллерийских и авиационных ударов по местам скопления ничего не подозревающих вражеских войск (уничтожаются техника и аэродромы, живая сила и оборонительные позиции). Затем в прорыв вводятся пехота и танки, которые рвутся вперед, подавляя по пути небольшие очаги сопротивления и оставляя значительные пункты обороны врага заботам второго эшелона наступления.

Так что Брест никак не может быть городом-героем. Хотя бы в силу того, что он есть символ предвоенного единства агрессивных устремлений большевизма и нацизма.

Город-герой Одесса.

Тут вообще – потеха, да и только. Красная Армия долго отбивала вялые штурмы (если это только можно так назвать) грозных румынских вояк. И Одесса держалась до тех пор, пока немцам не осточертели хвастливые обещания румын «взять Одессу до …». Немецким же войскам на Одессу много времени не понадобилось. Первыми, конечно, драпанули комиссары со своими прихлебателями и чекисты. Но даже свой позорный драп они потом преподнесли как нечто героическое и возвышенное. Автор статьи непосредственно встречался на поле боя с румынами и потому может сказать: факт длительного противостояния одесской группировки РККА против румын обусловлен только низкой боеспособностью румынских солдат. Румыны смело и отважно могут действовать только против безоружного мирного населения – тут они, конечно, сильны. А вот против кадровых частей или добровольцев-идеалистов (как то было в Приднестровье в 1992-м году, когда там воевали УНСОвцы), румыняки пасовали. Так что если уж Одесса и является городом-героем, то никак не Советского Союза – немцы при своем отступлении сражались за Одессу гораздо лучше, чем коммунисты ее защищали.

Город-герой Киев.

Из-за идиотских приказов Ставки (и непосредственно великого Г. Жукова) там попали в плен около 600 000 (!!!) красноармейцев, которые были окружены и не смели отходить (трибуналы лихо разбирались с «изменниками» и нарушителями приказа гениального стратега И. Сталина «Ни шагу назад!»). Тогда немцы были просто в шоке от ТАКОГО количества военнопленных. Они настолько удивились, что половину пленных распустили по домам (их разобрали местные жители). Так что если город-герой Киев и может претендовать на героическое звание, то только в номинации «сдайся в плен».

Город-герой Ленинград.

«Колыбель Революции». Стараниями Жданова все продуктовые запасы для населения были свезены в одно место. Хватило пары-тройки воздушных налетов взлелеянной сталинскими инструкторами немецкой военной авиации, как эти запасы перестали существовать. Начался голод. Народ пытался наскрести хотя бы горелого зерна в бывших складах, но эти остатки зорко стерегли бойцы Красной Армии и доблестно отстреливали «мародеров», посмевших покуситься на народное добро (ведь среди груд пепла иногда попадались обгоревшие зернышки и оплавленные кусочки сахара!). Стоит ли говорить, что никто так и не просеял пепел до тех пор, пока большевикам самим не надоело охранять руины? Народ, конечно же, стал кушать друг дружку. Людоедов тоже стреляли за нарушение морального облика советского человека. А приговоры выносились откормленными коммуняками, которым вполне хватало жратвы и выпивки, запасенных в подвалах их коммунистических псюрень. Еще и самолетами привозили, чтобы комиссарики не исхудали на блокадной икре и балыках. Потому Ленинград можно считать городом-героем только лишь потому, что его население сумело выжить, несмотря на то, что его старатель-но истребляли как немецкие артналеты и бомбардировки, так и организованный большевиками голод. Впрочем, в этом заслуга не Ленинграда – как города – а его жителей, с потря-сающим воображение упорством цеплявшихся за жизнь.

Город-герой Москва.

Вот тут уж вообще начинается полный атас. Правительство сдрыснуло в подземные бункера под Куйбышевом (Самарой), а москвичи уже начали заготавливать белые флаги капитуляции и размышлять о том, что Гитлер, возможно, не станет жечь Москву, как это сделали кутузовские диверсанты-поджигатели при Наполеоне. Разумеется, такие разговоры приравнивались к измене Родине и наказывались расстрелом на месте. Москву, по большому счету, спас генерал Андрей Власов (впоследствии перешедший на сторону немцев и возглавивший там так называемую «Русскую Освободительную Армию»). Выходивший почти месяц из киевского окружения Власов простудился и попал в госпиталь с диагнозом «воспаление среднего уха». Однако после телефонного разговора со Сталиным, генерал немедленно выехал в Москву. О роли генерала Власова в защите столицы говорится в статье «Провал немецкого плана окружения и взятия Москвы» в газетах «Комсомольская правда», «Известия» и «Правда» от 13.12.1941. Более того, в войсках генерала называют не иначе как – «спаситель Москвы». А в «Справке на командующего армией тов. Власова А.А.», датированной 24.2.1942 г. и подписанной Зам. Зав. Отделом кадров НКО Управления кадров ЦК ВКП (б) Жуковым и Зав. Сектором Управления кадров ЦК ВКП (б) Фроловым читаем: «По работе в должности командира полка с 1937 г. по 1938 г. и по работе в должности командира стрелковой дивизии с 1939 г. по 1941 г. Власов аттестуется всесторонне развитым, хорошо подготовленным в оперативно-тактическом отношении командиром». (Военно-исторический журнал, 1993, N. 3, с. 9-10.). Такого в истории РККА еще не было, обладая всего 15 танками, генерал Власов остановил танковую армию Вальтера Моделя в пригороде Москвы - Солнечногорске, и отбросил немцев, которые уже готовились к параду на Красной площади Москвы на 100 километров, освободив при этом три города... Было от чего получить прозвище «спаситель Москвы». Кстати, именно «не получивший приказ об отходе Андрей Власов» был единственным из советских командиров, кто с минимальными потерями вывел из окружения под Киевом свою армию… Получается, что своим званием «города-героя» Москва обязана генералу-предателю! Ну, не шикарно ли это?!!

Город-герой Волгоград (бывший Сталинград).

Цеп-лялись за него - что красные, что немцы - исключительно из идейных соображений: потеря города, названного именем вождя страны, была бы для советского населения и для всего мира вообще убедительным доказательством превосходства немецкого оружия. Командиры, возглавлявшие оборону Сталинграда (вернее – оставшихся от города груд кирпича), прекрасно понимали, что как раз здесь для них нет ни шагу назад – расстрел тогда показался бы им избавлением от мук чекистского ада, который в Советском Союзе скромно и политкорректно назывался «предварительным следствием». Желание жить победило. А тут еще и удачно проведенная операция по охвату кольцом немецкой армии Паулюса. В принципе – вот и весь Сталинградский героизм. Даже самый последний солдат знал, что за Волгу из Сталинграда можно было попасть только с тяжелым ранением или по служебным делам. Потому и дрались остервенело – хотелось жить. Хотелось отдохнуть от ужаса городских боев (это самое страшное в войне).

Напоследок хотелось бы сказать о Севастополе.

Тем более, что в нашей стране это актуальная тема. Итак, в 1942 году фон Манштейн воевал против 4-х советских армий (17 стрелковых, 4 горнострелковых и 3 кавалерийских дивизии плюс много отдельных бригад и полков, поддерживаемых 5-ю танковыми бригадами) силами 7-и немецких дивизий плюс две стрелковых румынских дивизии, 2 румынских же горнострелковых и кавалерийского корпуса. Танков у фон Манштейна поначалу не было вообще – только на завершающем этапе захвата Керчи ему придали одну танковую дивизию и одну механизированную. После этого немецкая армия вернулась к Севастополю, который и захватила в результате флангового удара через Северную бухту. В 1944 году против немецкой группировки в Севастополе (около 65 000 человек) были брошены 3 советских армии (больше 450 000 человек). Не взирая на огромные потери, красные войска сбросили немцев в море. А если учесть абсолютное господство советской авиации в воздухе – то фрицам приходилось отбиваться под постоянными бомбежками и усиленным артобстрелом. Итого, на одного айн-цвая приходилось от семи до восьми доблестных советских воинов.

После знакомства с «городами-героями» напрашивается вывод; их надо или объявлять памятниками коммунистических военных преступлений и военного безрассудства, или же регистрировать как места блистательных побед немецкого Вермахта против значительно превосходящих сил врага. Никто не оспаривает мужественных действий красноармейцев, но если бы советские фюреры были умнее, то алтарь их некомпетентности не был бы завален миллионами трупов советских людей.

И после этого коммунисты еще смеют заявлять, что войну выиграли ОНИ?!! Народ, значит, по блиндажам отсиживался, пока исключительно одни коммунисты и комсомольцы ходили в атаки… Если только «атаками» можно назвать пьяные оргии с санитарками да связистками. По крайней мере, так проводили время на фронте многие красные комиссарики. В промежутках между лекциями на тему «ни шагу назад!» и безосновательными пытками и расстрелами советских военнослужащих.

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

Будете делать прививку от COVID-19, когда она появится в свободном доступе?

ГолосоватьРезультатыАрхив
Реклама
Реклама