Ребенок - яблоко раздора

2009-09-25 06:53 342 Нравится 2

Как делить ребенка? 

Когда мне задают этот вопрос - именно в таком виде, я иногда отвечаю: наверное, лучше всего нарезать на кусочки. Что поделаешь: каков вопрос, таков ответ. Но подобный подход, когда разводящиеся родители готовы буквально разорвать ребенка напополам, к сожалению, нередок… Вообще такая ситуация “дележки детей”, когда каждый из родителей кричит об “интересах ребенка”, а ребенку в итоге и достается, напоминает эпизод из старой русской былины про Илью Муромца. Вышел Илья Муромец против злых татар, взял одного из супостатов за ногу и давай махать им направо-налево, побивая остальных врагов... Точно так же бывшие супруги, сражаясь друг с другом и пытаясь друг другу насолить, размахивают ребенком, как орудием. И тащат ребенка каждый к себе зачастую именно потому, что у кого в руках это орудие – тот и победил. 

Вот одно разводное дело, где муж и жена пытались самостоятельно поделить мальчика двух лет. Разумеется, на сына претендовали оба, причем отец делал неоднократные попытки выкрасть ребенка у матери. Пока, мол, там суд да дело (извините за невольный каламбур) – ребенок будет с ним, а потом, может, все и останется без изменений... А мать, естественно, намерения отца поняла и ребенка прятала. Причем в самых неожиданных местах. В частности одним из убежищ малыша на целых полгода стал… интернат для детей с открытой формой туберкулеза. Это тоже в интересах ребенка? 

Понятно, что если супруги не могут спокойно поделить даже свои чашки-ложки, что уж говорить о взвешенном подходе к решению судьбы ребенка! В этом случае в дело вступает суд. И решает на основании очень многих данных, с кем же все-таки оставаться ребенку. 

Разумеется, в таком случае предполагается защищать в первую очередь интересы детей. Причем интересы истинные, а не подтасованные заинтересованными лицами. Однако увы: если ребенку меньше 10 лет, к его мнению вообще не прислушиваются. Если же ему больше 10 – его пожелания “могут быть учтены”. Но не более того! И если в итоге суд сочтет, что ребенку по мнению чужих взрослых лучше будет с другим родителем - ничего не поделаешь, мал ты еще указывать взрослым! Да, ребенок зачастую сам не в состоянии адекватно оценить свои желания и потребности. Ребенка можно подкупить, задарить, напугать… Но вообще-то бывают разные дети: иной ребенок и в 10 лет плохо представляет, чего хочет, а другой и в пять-шесть уже определился со своими привязанностями, причем не поддаваясь ни на какие способы давления. Но в таком случае каков же должен быть возрастной ценз ребенка, чтобы он мог сам выразить свои пожелания? А наверное, и не должно быть этого ценза. Все зависит от конкретного случая и от конкретного ребенка. 

Появился в практике разводных дел и еще один неписаный закон: если одному из родителей оставляют ребенка, то с него вроде бы как и достаточно. И получается дележка по принципу: “Машину – мужу, детей – жене”. То есть дети считаются статьей доходной. Конечно, случается, что ребенок действительно приносит доход – к примеру, у профессиональных уличных попрошаек… Но если серьезно - все как раз наоборот! Ребенок – это траты, ребенок – это нагрузка, ребенок – это фактор, уменьшающий вашу прочность. И если один из родителей получает ребенка, то нельзя рассматривать это “получение” как достаточную часть имущества: мол, теперь все остальное нужно отдать другому, обделенному… Вовсе нет! Тот, кто получил ребенка, должен получить и определенную долю материальных дивидендов на его содержание. Иначе возникают ситуации настолько абсурдные, что, как говорится, дальше ехать некуда. 

Жили-были муж и жена, имели единственного ребенка – девочку 12 лет, больную ДЦП. Наверное, не нужно рассказывать, сколько сил, времени и денег отнимал этот ребенок, какой он был нагрузкой – что ж, мать и отец с честью несли свой крест. Тем временем наступила перестройка, и в самом ее начале покатилась волна благотворительности. И отец пошел обивать пороги крупных контор, структур и организаций: помогите моему ребенку! Видимо, был он по-хорошему настойчив, потому что деньги пошли рекой. Вскоре на счету девочки накопился изрядный излишек этих денег; отец забрал их… и пустил, как говорится, в свое дело. 

Он занялся квартирным бизнесом, поскольку на жилье в то время как раз был самый высокий, ажиотажный спрос. Покупка и перепродажа квартир принесли неплохой доход, который еще умножался все поступающими благотворительными средствами. Бизнес предприимчивого папы активно развивался, требуя все больших вложений, и папа вскоре перестал выделять дочери средства даже на самое необходимое. Мать возроптала: как же так, это же деньги для дочери! Отец огрызался: мол, я зарабатываю тоже для дочери. Вечно присылать подаяния нам не будут, а жить потом на что-то надо… Однако параллельно с деятельностью отца ухудшались его отношения с семьей: жена и дочь нередко сидели вообще впроголодь, пока папаша проворачивал огромные суммы. И через некоторое время жена подала на развод. 

Суд распределил имущество супругов таким образом: больная девочка, как нуждающаяся в уходе, безоговорочно была оставлена матери. А все деньги, участвующие в процессе папиной деятельности – разумеется, папе. Потому что все средства, полученные за счет благотворительности для дочки, были заблаговременно переведены папой на свое имя… И никого не интересует, что раскрутил папаша свой бизнес именно на дочкиной болезни. Продолжение следует...

Нарицын Николай Николаевич, врач-психотерапевт, психоаналитик

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

За кого планируете голосовать на местных выборах осенью?

ГолосоватьРезультатыАрхив
Реклама
Реклама