В поисках универсального языка

2009-09-24 22:31 563 Нравится

В научно-фантастическом романе Ивана Ефремова "Туманность Андромеды" говорится, что единым языком будущих поколений жителей земли станет русский. Ефремова нет в живых уже более 30 лет. И если бы он дожил до наших дней, он бы понял несостоятельность своего пророчества.

Повсеместное наступление английского языка сделалось очевидным. Информационные закрома планеты, объединенные компьютерной сетью Internet, — неопровержимое доказательство повсеместного торжества английского языка. На него приходится 85% информации в этой сети, а на французский — всего 2%.

Если бы писатель Виктор Гюго смог воскреснуть в наше время, он бы, вероятно, очень удивился такому выгодному положению английского языка, так как 150 лет назад он предсказал возникновение Соединенных Штатов Европы со столицей в Париже и был убежден, что языком этих штатов станет французский.

Столицей Европы стал франкоязычный Брюссель, но даже в этом городе в аппарате Евросоюза французский язык сегодня уступает английскому. Означает ли это триумфальное шествие английского языка, и надолго ли оно? Британская печать постоянно ставит этот вопрос, и предлагаемые ответы не вполне оптимистичны.

Когда в 1620 г. галион Mayflover с будущими "отцами нации" —пилигримами на борту — отплывал из Плимута в Новый Свет, шансы английского языка на мировое господство уступали шансам голландского и португальского. Но захолустная заатлантическая колония пошла в гору, превратилась в торговую империю и на гребне своего экономического могущества разнесла английский язык по всему свету.

Разумеется, и Британская империя способствовала распространению английского языка. Шотландия, Ирландия, Южная Африка, Австралия, Индия получили свой язык прямо из Лондона, но над местными языками он восторжествовал не благодаря славе английского оружия, а благодаря предприимчивости лондонского купца и твердому курсу фунта. А если так, то не исключено, что в будущем мир будет говорить на другом языке.

Во всяком случае этого мнения придерживается профессор Джерри Ноулс из Ланкаширского университета, автор книги "Культурная история английского языка": "На Дальнем Востоке в странах, получивших название "тигриных экономик", возникли новые английские языки. Азия неуклонно идет вверх в экономическом смысле.

Если так будет продолжаться, не за горами день, когда тихоокеанские острова и побережья будут диктовать нам стиль жизни и еще многое, а значит — и язык". Профессор Ноулс подчеркивает, что новые языки, возникшие на базе английского, совершенно независимы и самодостаточны, ни в какой культурной метрополии не нуждаются и развиваются за счет своих внутренних ресурсов.

Иначе говоря, они все дальше уходят от языка США, не говоря уже о языке самой Англии. Кроме того, мировая компьютерная сеть телекоммуникаций усложняется день ото дня. Страницы разделов Internet заполняются сообщениями, написанными с использованием других алфавитов.

Методы автоматического перевода тоже неуклонно совершенствуются. Правда, полноценный литературный перевод машине все еще не под силу, а по мнению некоторых, никогда не будет под силу. В этом специалисты и усматривают сегодня главное препятствие на пути вытеснения одним языком всех прочих. Культура отступает под натиском экономики лишь до определенной черты.

Полагают, что в глобальной сети телекоммуникаций произойдет в ближайшее время то же, что уже произошло в больших странах: люди сгруппируются в языковые и культурные общины, члены которых будут разбросаны по всему свету.

Опасность культурной экспансии с Дальнего Востока тоже, по мнению некоторых, преувеличена. Языки продолжают свое сражение, и его исход неясен. Китайский язык не полностью вытеснен английским даже в Сингапуре.

Коммунистический Китай делает большую ставку на Internet, но устами своего министра почты и коммуникаций ясно дал понять, что от огульной вестернизации он намерен себя оградить. Важно и то, что культурные установки китайцев существенно консервативны. Можно, стало быть, надеяться, что какое бы экономическое процветание там ни наступило, нашим внукам все же не придется переходить на иероглифы.

История дает примеры крушения незыблемых языковых твердынь. В IV веке до н. э. античное Средиземноморье говорило по-гречески. Преимущество этого языка над прочими было столь очевидно, что греки просто наотрез отказались учить другие.

В IV веке н.э. большая часть Европы говорила на латыни. И император Валентиниан I никогда бы не поверил, что потомки диких алеманнов, с которыми он вел войну, пересекут Рейн и из смеси их варварского наречия с латынью возникнут языки новых народов Европы.

Естественные языки устроены странно и нелогично. Идея заменить их чем-то более совершенным многим не давала покоя. Одна возможность — порвать с обычными языками радикально, создать принципиально иную систему (функции искусственных языков далеки от функций обычных). Другая — упростить и смешать существующие языки (для межнационального общения).

В XVI—XVIII веках конструировали так называемые "логические языки". Нелогичность существующих языков виделась не столько препятствием для быстрого овладения, сколько несовершенством в качестве "орудия мышления".

Устройство "правильного языка" должно было прямо и ясно отражать устройство мира. Это устройство представлялось как система понятий логики и философии с правилами, по которым можно строить логические утверждения.

От логических языков ждали нового понимания мира; об истинности и ложности высказываний, переведенных на такой язык, можно было бы судить просто по их форме. У такого рода конструкторов были предшественники в виде конструкций в буквальном смысле слова.

Первый известный эксперимент по созданию семантического (смыслового) алфавита понятий — логическая машина Раймонда Луллия (XIII век). Понятия Истины, Славы, Воли и т. д. были нанесены на три вращающихся диска. Движение дисков, приводящее к различным сочетаниям понятий, казалось создателю движением философской мысли.

В основе языка, который придумал чех Ян Коменский (1592— 1670), лежит буквенная символика. Проект француза Сюдра "соль-де-соль" (1817) обычно называют музыкальным языком, хотя семь знаков этого языка по замыслу были универсными и выражались и семью цветами раду буквами, и цифрами. "Я" —до-ре, "мой" -до, "день" — до-ре-ми.

Идея создания искусственного языка для повседневного общения старее и популярнее. На самом деле такие языки, грамматика которых так или иначе принижается к принципу "моя-твоя-непонимай" возникали, насколько это можно судить, везде того требовала социальная ситуация.

Самыми известными и долговечными оказались пиджин-языки, возникшие в колониях. В Папуа-Новой нее пиджин ток-п'исин признан одним из государственных языков; реально это основной язык, на котором говорят как в деревнях, и в парламенте. В основе этого языка лежите но упрощенный английский.

Вот примеры из тихоокеанских пиджин-языков: волосы называются grass belong head ("трава принадлежать голова"), лысый - grass belong head belong all he die finish ("трава принадлежать голова принадлежать ему все он умереть конец").

Интересно, что из всех европейских языков к пиджин-языкам по устройству грамматики (практически полное отсутствие изменения слов по падежам, родам и т. д.) приблизилось только два языка, издавна ставших торговыми и международными, — английский и французский.

В некотором смысле искусственно создавались и поддерживались литературные языки. Один из самых известных случаев искусственного создания языка — старославянский язык Кирилла и Мефодия.

Первый собственно искусственный язык который стал применяться в общении, — волапюк. Volapuk — искаженное world speak (aнгл. "мировой язык"). Слова волапюка — до неузнаваемости искаженные слова самых разных европейских языков. Грамматика волапюка по сравнению с пиджинами очень громоздкая (6 времен, 4 наклонения и т. д.). Язык создан в 1879 году немцем, католическим прелатом Иоганном Шлейхером.

Шлейхер рассказывал, что грамматика волапюка ему приснилась. Движение достигает своего пика через десять лет — 25 журналов, более тысячи преподавателей мирового языка. В этом самом 1889 году конгресс приверженцев волапюка высказывается за проведение ряда языковых реформ. Шлейхер, основываясь на своем авторском праве, запретил изменения. Это было началом конца. Появившееся незадолго до этого эсперанто быстро вытеснило волапюк.

В 1900 году Парижский конгресс сторонников волапюка вводит новый язык — идиом-нейтраль, но это уже модификация эсперанто.

В 1887 году польский еврей окулист Людвиг Заменгоф публикует под псевдонимом "д-р Эсперанто" (т. е. "Надеющийся") труд "Интернациональный язык". Слова в эсперанто в основном из романских языков, причем в усредненном, близком к латыни или итальянскому языку виде.

Грамматика эсперанто очень примитивна и ясна. Эсперанто оказался первым искусственным языком, сознательно сделанным по принципу языков-пиджинов. В отличие от Шлейхера, Заменгоф не искажал слова, а только предельно упрощал грамматику.

В 20-х годах великий лингвист Антуан Мейе, создавая обзор языков Европы, включил туда искусственные языки наравне с естественными.

В тридцатых-сороковых годах многие языковеды говорили о том, что "плановый" язык — оптимальный способ преодоления многоязычия. Однако потом и научный, и практический интерес к подобного рода идеям пропал.

Лингвисты не слишком-то жалуют искусственные языки. Нередко их сравнивают с нежизнеспособными гомункулусами (так средневековые алхимики называли подобные человеку существа, которые якобы можно получить в пробирке).

"Все подобные "лабораторные изобретения" могут иметь успех только в определенной практической сфере, не претендуя быть языком в полном смысле этого слова", — пишет языковед А. Реформатский об эсперанто. Однако именно этот язык из всех подобных оказался самым удачливым.

Вероятно, говоря о "языке в полном смысле этого слова", А. Реформатский имел в виду традиции и культуру, которые несет в себе каждый язык. А может быть, и душу... Между тем многие эсперантисты утверждают, что за годы существования языка у него появилась своя культура, люди стали писать стихи и книги на эсперанто, рассказывать анекдоты, петь песни. Язык-посредник превратился для многих в неотъемлемую часть их самих.

Президент Российского союза эсперантистов Абдурахман Юмусов "живет в Эсперантиде" уже более 20 лет и за это время благодаря языку объездил полмира. Эсперантисты в своем большинстве охотно принимают зарубежных коллег. Среди молодежи немалой популярностью пользуется справочник "Pasporta Servo" ("Паспортная служба"), в котором собраны адреса эсперантистов, бесплатно принимающих у себя гостей. "Приму на две—три недели. Имею два велосипеда. Приезжай — покатаемся", — такие объявления доступны любому члену союза эсперантистов.

Главная цель, которую ставил перед собой автор эсперанто — объединить людей, разрушив границы между их национальными различиями. "Народы сблизились бы в одну семью", — рассуждал варшавский врач Людвиг Заменгоф ("Доктор Эсперанто"), автор первого учебника по эсперанто, вышедшего в 1887 году.

Кто пробовал жить в городе, населенном людьми различных борющихся между собой наций, тот почувствовал, без сомнения, какую громадную услугу оказал бы человечеству интернациональный язык, который, не вторгаясь в домашнюю жизнь народов, мог бы по крайней мере в странах с разноязычным населением быть языком государственным и общественным.

Для эсперантиста действительно не очень важно, из какой ты страны. Если ты эсперантист — значит свой. Их сегодня уже не преследуют и не отправляют в ГУЛАГ, как это было прежде. Но их язык так и не стал всеобщим.

Сегодня эсперанто активно изучают и используют около двух миллионов жителей планеты. Больше всего сторонников языка в Венгрии, Польше, Хорватии, Сербии. Последнее время он завоевывает Бразилию, Китай, Японию, Южную Корею. В мире существует множество эсперантистских клубов, объединяющих людей разнообразных профессий и увлечений — медиков, железнодорожников, вегетарианцев, любителей рыбок... Многие из них имеют печатные органы — газету или журнал.

На встречах эсперантистов нередко можно увидеть людей с проблемами в развитии. Более всего язык популярен у незрячих, для которых радиопередачи, брайлевские издания и магнитофонные записи на эсперанто стали окном в мир. Преподавание языка ведется лишь в некоторых небольших странах — например, в Венгрии, Болгарии, Эстонии.

В Венгрии эсперанто - обязательный предмет в двенадцати средних школах и шести вузах. В Будапештском университете им. Л. Этвеша на нем можно даже защитить докторскую диссертацию.

Несмотря на то, что эсперанто не решил проблему многоязычия, он облегчает усвоение других языков. Поэтому преподаватели иностранных языков разрабатывают методики, помогающие изучить языки с помощью эсперанто. То есть, вначале учащиеся усваивают эсперанто, а затем немецкий, английский или другой язык без участия русского языка.

Преодоление многоязычия все еще остается проблемой, будет ли эта проблема решена с помощью одного из естественных или искусственных языков, сегодня сказать трудно. Но можно утверждать, что ее будут пытаться решить, чтобы облегчить взаимопонимание людей разных национальностей.

Автор статьи: Маргарита Акулич

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

Борется ли новая власть в коррупцией?

Реклама