Любовь и монстры

2009-09-23 06:56 2 331 Нравится 2

Почему нас возбуждает одно и отталкивает другое? Сюжет совокупления с чудовищем — обязательный практически для любой культуры — лучший способ показать, что выбор происходит помимо нашей воли. И что желание — само по себе повод для страха. Впрочем, разбирая предания о сексуальных монстрах, понимаешь, что их возникновение может подразумевать самые разные мотивы: от недоверия к противоположному полу до метафоры смерти.

СЛУЧАЙ ПЕРВЫЙ. ГЕНЕТИКА

Сожительство с волшебным животным или с духом — эпизод, одинаково часто встречающийся у индейцев обеих Америк, народов Африки или племен Севера. Как правило, союз с таким существом оказывается началом для чего-то нового. Например, у индейцев племени цимшиан есть легенда, в которой паук берет в жены дочь бедной вдовы, чтобы научить людей плести рыболовные сети. А величайшие герои мифов нередко появляются на свет в результате любви между простым смертным и фантастическим существом.

Вероятно, мифы о происхождении вещей и явлений — самые древние истории о связи человека с чудовищем. И самые асексуальные, потому что рассказчиков по большому счету не интересовали отношения между сторонами этого союза — важнее было то, чему они послужили причиной.

ВО ИМЯ ПРОЦВЕТАНИЯ

«Схватил змей царевну и потащил ее к себе в берлогу, а есть ее не стал; красавица была, так за жену себе взял». Такое употребление женщин имеет древние корни и восходит к жертвоприношениям богам плодородия. В том или ином виде обычай жертвовать девушек можно встретить у многих народов мира. Один из таких сюжетов средневековый арабский путешественник Ибн Баттута привез с Мальдивских островов: до обращения в ислам местные жители ежемесячно отвозили девственниц в храм на побережье, чтобы на следующий день найти их умерщвленными и лишенными девственности. То, что злобный дух, которому посвящались девушки, имел вид украшенного фонарями корабля, придает истории неожиданный ракурс.

СЛУЧАЙ ВТОРОЙ. ЭРОТИКА

Волшебные любовники античности — сатиры, кентавры, тритоны. Сочетание человеческой и животной природы в этих существах представляло собой гремучую смесь, вовсе не отталкивавшую женщин. Несмотря на то что у сатиров, к примеру, человеческим было только туловище, руки и голова (да и та с рожками), а все, что ниже пояса, — козлиным. Как и полагается похотливым чудовищам.

Были в античных мифах монстры и пострашнее. Например, упырица эмпуса с разными ногами: одной ослиной, другой медной. Приняв облик юной девушки, эмпуса высасывала кровь и поедала мясо обольщенных ею юношей. Сходным образом действовали и ламии — дивы со змеиными хвостами вместо ног, обитавшие, по мнению греков, где-то в Африке.

Греки неплохо представляли себе механизм трансформации желаний — безобразное может быть даже более притягательным, чем прекрасное. Кстати, о трансформациях: громовержец Зевс приходит к своим избранницам в обличье то лебедя, то быка, а то вообще золотого дождя. Явившись «без прикрытия», в том виде, в каком он восседает на Олимпе, бог рискует испепелить свою земную возлюбленную — еще бы, он ведь повелевает молниями! Правда, у Зевса была и другая причина для «конспирации», куда менее божественная: ревность и мстительность его жены Геры.

Страсть к чудовищу в античные времена часто трактовали как наказание богов. Такова история царицы Крита Пасифаи и ее вожделения к белому быку, которого ее муж, царь Минос, отказался принести в жертву Посейдону. По одной из версий мифа, именно разгневанный бог внушил женщине противоестественное влечение к животному. Приключение Пасифаи, забравшейся в деревянную корову, чтобы произвести впечатление на предмет страсти, окончилось рождением Минотавра. А вот адюльтеры Миноса каждый раз завершались кошмаром: семя его превращалось в клубок ядовитых змей и скорпионов, набрасывавшихся на его партнершу. Такое заклятие наложила на него жена. И кто, спрашивается, в этой истории монстр?

Античные ламии и эмпусы дали богатое «потомство» в средневековой Европе: всевозможные вампиры, ведьмы, русалки, суккубы и инкубы населяют большую часть эротических историй. Как правило, это существа малосимпатичные — их демоническая красота (если таковая и присутствует) оборачивается несчастьями для связавшегося с ними человека. При этом засилье сексуально активной нечисти было повсеместным и длилось на протяжении нескольких веков. Связь с суккубом приписывали папе Сильвестру II и св. Виторину, в их существование верили такие авторитеты, как Блаженный Августин и Фома Аквинский. Последний придерживался того мнения, что один и тот же демон может быть суккубом и инкубом — дабы передать семя, полученное от мужчины, женщине и получить от нее потомство. Позднее, в XVI–XVII столетиях демонологи полагали, что для такого «искусственного осеменения» бесы выбирали «страстных, грубых мужчин» и женщин «схожего телосложения».

Но сказания об инкубах и суккубах, помимо кошмаров, содержат и пикантные детали. В частности, именно влиянию демонов приписывались эротические сны и ночные эякуляции.

Истории о монашках, вдовах, замужних женщинах, вступавших в интимные сношения с дьяволом, и судебные разбирательства по этому вопросу в изобилии встречаются даже спустя 200 лет после написания знаменитого «Молота ведьм» — инквизиторского пособия по борьбе с нечистой силой. Сравнить популярность европейских демонов-соблазнителей можно разве что с модой на истории про лисьи чары в Китае. Однако если в Европе, где открытое проявление сексуальности считалось греховным, за предполагаемую связь с нечистью жгли на кострах, то утонченная и мудрая лиса-любовница, скорее, выражала мечту образованных китайцев об идеальной жене. Разумеется, союз с ней не может быть продолжительным — хотят они того или нет, в интимной близости лисы высасывают из людей жизненные силы.

ГЕНИТАЛИИ-СТРАШИЛКИ

Vagina dentata, то есть женские гениталии, наделенные зубами, — образ, приходивший на ум сочинителям мифов на всех континентах. Есть ли более радикальный способ показать страх перед противоположным полом? Неудивительно, что зубастая вагина завораживает не только фольклористов, но и психоаналитиков.

Зеркальный «двойник» vagina dentata — пенис бесконечной длины или пенис-оружие. Как правило, им наделяют плута, дуралея или бунтаря, имеющегося в любом фольклоре. Антропологи окрестили это существо «трикстером». Этот мошенник зачастую обзаводится непомерным детородным органом, который вызывает у женщин влечение, но способен и причинить серьезные неприятности. Особенно много проказ позволяет себе пенис трикстера в мифах индейцев Северной Америки: насилует девушек, а в некоторых преданиях — даже вспарывает им животы.

СЛУЧАЙ ТРЕТИЙ. ПОРНОГРАФИЯ

Первые нэцке, изображающие совокупление женщины с осьминогом, датируются XVII веком. Сегодня в японских порнокомиксах хентай можно найти целый сексуальный бестиарий: там и «праправнуки» осьминогов тентакли (твари с щупальцами), и «неко» (девушки-кошечки), и мутанты, и гермафродиты, и инопланетяне, и даже ожившие секс-машины. Не важно, что они не имеют ничего общего с реальностью. И не имеет значения, что места, куда они запускают свои отростки, в соответствии с японским законодательством целомудренно размыты крупными пикселами. Ведь воображение эротоманов подпитывают как раз эти самые места, а отнюдь не фантасмагорические анатомические особенности сексуальных монстров.

Каждая культура трактует сюжет совокупления с чудовищем по-своему — и получаются волшебные сказки или затейливые картинки, сложные ритуалы или жесткие табу. Так или иначе, правдой или неправдой, монстры проникают в сферу сокровенных желаний, чтобы наполнить ее остротой.

Источник HealthNews.ru

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

Вы поддерживаете снятие моратория на продажу земли сельскохозяйственного назначения?

Реклама
Реклама