Нина Дьяченко. Феминистка и шовинист.

2009-12-24 18:16 682 Нравится 4

Это произошло в Америке, в солнечной Калифорнии.

Она направлялась в дом отдыха для взрослой молодежи.

Минимальный возраст - 17 лет, максимальный - 28. Девушка углубилась в

книгу, хотя точно знала: в машине читать нельзя, вредно для глаз. Но

она так углубилась в последний том Гарри Поттера, что ей было абсолютно

наплевать, где она находится. Ветер врывался в окна серебристой

спортивной машины, трепал ее длинные золотистые волосы. Узкий сарафан

сидел небрежно, точнее, висел на ее фигуре. Девушка искренне не верила,

что она - красавица, хотя это утверждали все, кто ее знал. Просто

красота ее была странной, нетипичной, не той, которую усиленно внушают

мужские журналы и рекламы косметических средств.

Она не была блондинкой: ни натуральной, ни крашенной.

Ее волосы хотя и были длинными, почти до лодыжек, и очень светлыми, но,

к ее огромному сожалению, русыми, а не белыми. Глаза были разного

цвета: один голубой, а второй - изумрудный. Это вносило в красивое,

правильное, хоть и маленькое личико некую странную дисгармонию.

В-третьих, у нее не было огромного бюста. А в стране, где накачивание

груди силиконом производилось так же часто, как в других европейских

станах - окрашивание волос, - это удручало.

Впрочем, девушка была феминисткой - точнее, очень

старалась себя в этом убедить, и собственное несовершенство абсолютно

ее не тревожило. Поэтому она, по негласному закону всех феминисток

мира, одевалась, как попало, редко ходила в парикмахерскую и коротко

обрезала ногти. К тому же у нее был черный пояс по карате.

Ее мама, сидевшая за рулем, время от времени

неодобрительно посматривала на дочь. Она, в отличие от нее, была

элегантно и со вкусом одета, тщательно накрашена и держалась с

достоинством.

- Бэт, тебе не кажется, что ты настроишь против себя остальных девушек? - осторожно начала она.

- Угу, - светловолосая девушка откинула прядь волос, которую ветер шаловливо кинул в глаза.

- Да ты же меня даже не слышишь! Можешь хоть на пять минут отложить эту проклятую книжку? - взъярилась мать.

- Да, мама, - Бэт послушно, с явным сожалением заложила

закладкой страницу толстого тома и положила его на колени. Послушные,

тоскливые глаза ребенка, оторванного от любимого занятия для скучной

беседы, уставились на женщину. Эрика в очередной раз ощутила

раздражение, желание накостылять покорному ребенку по голове. Этот

псевдо-послушный вид доканывал ее. В такие моменты ей казалось, что

дочь отдаляется от нее неизмеримо далеко, на другие планеты, уходит в

себя, а на нее пустыми глазами смотрит мертвая оболочка. Робот, ждущий

приказаний. Она теряла над собой контроль, и вместо спокойного

выяснения отношений получались истерики, а потом Эрика ощущала себя

виноватой. - Я хотела сказать… что… может быть, было бы лучше, если бы

ты поехала вместе со всеми на автобусе? И сразу бы нашла себе подруг, а?

- Ты злишься, что я заставила тебя потерять целый день

в качестве моего водителя? - напрямик поинтересовалась Бэт. Ее точеное

лицо стало ледяным, пугающе-отстраненным. - Ты же знаешь, мама, я бы

никогда не просила б тебя сделать то, что могла бы совершить сама! Я

слишком невнимательна, постоянно витаю в облаках… мой психолог

запретила мне садиться за руль. А после того случая, когда я

замечталась и чуть не сбила девушку с коляской… У меня дрожат руки,

когда я вижу руль!

- Так надо было садиться со всеми в автобус! -

закричала в ответ мама. - И вовсе не потому, что мне трудно потратить

на тебя день - ты же знаешь, я всегда рада побыть с тобой подольше,

веришь ты в это или же нет. Просто… тебя могут посчитать гордой. А

подростки этого не прощают. Ты хочешь стать объектом для насмешек и

испортить себе все лето? А ведь этот лагерь очень дорогой и мне

пришлось откладывать деньги весь год, чтобы послать тебя туда!

- Я тебя об этом просила?! - звенящим от сдерживаемой

ярости голосом уточнила девушка. - Ты сама приняла это решение, а меня

просто поставила в известность… и я же еще и виновата! Очень мило!

Девушка снова взялась за книгу, раскрыв нужную страницу

и углубившись в приключение юного волшебника. - К тому же я согласилась

наплевать на собственные планы и поехать в этот ужасный лагерь!

- Насколько я знаю, никаких планов на лето у тебя не

было, - дрожащим от бешенства голосом заметила Эрика. - Разве что

просидела бы все лето с книжками в зубах, обложившись шоколадным

печеньем и соком. Отключила бы телефон, заперлась на все замки… И

сидела бы, как в тюрьме! Что я тебя, не знаю, что ли? Ты хоть знаешь,

что на свете существуют мальчики?

- Мама, давай не будем опять ссориться на эту тему? -

Бэт оторвалась от любимого Поттера. - Мой идеал вот здесь, - она

постучала длинными пальчиками по книге. - Но, во-первых, он слишком мал

для меня, во-вторых - не существует. - Я понимаю, что тебя беспокоит

моя личная жизнь, но она моя, и оставь ее, пожалуйста, в покое!

Эрика кивнула, едва сдерживая слезы.

"Ну почему, почему я не могу достучаться до нее? Что я

такого ей сделала? Почему она меня так ненавидит? Неужели я вправду

превратилась в занудную, надоедливую, страшно скучную женщину? Почему

нам не о чем говорить? Неужели же я такая тупая? Эгоистичная? Да, надо

будет почитать этого Поттера, по крайней мере, нужно знать идеал свой

единственной дочери в лицо!"

- Прости меня, мама, - через минут пять проговорила Бэт, не отрываясь от книги, - я была не права.

Эрику этот равнодушный, холодный тон вывел из себя:

- Знаешь, можешь обижать меня, как хочешь. Можешь

швырнуть в меня чем-нибудь, обругать, но не надо просить прощение таким

тоном, хорошо? Лучше быть с тобой в ссоре, чем знать, что я тебе

полностью безразлична.

Бэт машинально кивнула, снова углубляясь в приключения своего идеала.

… Они доехали до огромных ворот, возле которых дежурили

охранники. Чтобы проехать, Эрике пришлось продемонстрировать документы

и путевку. Бэт по-прежнему читала, почти не заметив их.

- Вот мы и приехали, - деланно-веселым тоном произнесла

Эрика, останавливая машину перед длинным белым зданием, заросшим

пальмами, банановыми деревьями и прочей экзотикой.

Бэт с неудовольствием заложила место в книге закладкой, зажала ее под мышкой и выбралась из машины.

Как раз в этот момент прибыл двухэтажный автобус.

Открылись двери, и на улицу, призрев все правила и распорядки, с

гиканьем и громким смехом, вывалились молодые люди. Первым, окруженный

кучкой друзей, легко растолкав всех, на каменные плиты ступил высокий,

очень красивый парень. Бэт застыла, открыв рот, словно ее ударили

мешком по голове из-за угла. Реальность исчезла, внезапно ожили все ее

идеалы, вычитанные в книгах, воплощенные красивыми голливудскими

актерами.

Девушку поразили его длинные черные волосы,

обтягивающие черные джинсы, черная же футболка с висевшим на цепочке

перевернутым сатанинским крестом. У него была загорелая кожа, большие

черные глаза и чувственный рот, искривленный презрением. Весь его облик

источал высокомерие. Сгрудившиеся вокруг него парни смотрели на него

подобострастно, с восторгом, как на какого-нибудь голливудского актера

или рок-певца. Выходящие из дверей девушки немедленно заглядывались на

него, спотыкаясь на ступенях.

Одна из девушек настолько засмотрелась на красавчика,

что зацепилась за ступеньку длинным, острым каблуком и упала. Одним

изящным движением красавец легко подхватил ее и поставил на тротуарные

плиты. Но, джентльменский поступок был испорчен его язвительным

комментарием:

- Девушка, подумайте про покупку очков, линзы, по-видимому, вам не помогают.

Дружки немедленно захохотали, заставив девушку покраснеть.

Скользнув совершенно равнодушным взглядом по Бэт, он

отвернулся и вместе с группой "поддержки" отошел в сторону. Бэт

заметила, что они обсуждали каждую выходящую из автобуса девушку, и

комментарии их явно были нелестными, судя по их мимике и громкому смеху.

Она немедленно возненавидела его, особенно сильно за

что, что он ей так понравился, вопреки ее воле. Она краснела от стыда,

вспомнив, как пялилась на него с нелепо открытым ртом. Бэт тщетно

пыталась убедить себя в том, что он этого не заметил.

"Конечно, не заметил! Да он, при его мании величия,

небось, ходит с диктофоном и записывает восхищенные вздохи и охи! Или

даже с камерой - снимает восхищенные лица. А потом любуется перед сном

- какой он красавчик!"

Бэт внезапно застеснялась своего нелепого сарафана в

громадных розочках, нелепых солнечных очков изображающих крылья

громадной бабочки.

В полном унынии Бэт попрощалась с матерью и подошла к

группе молодых девушек. Парни собирались отдельно. Обе группки активно

переглядывались, перемигивались и кокетничали. Бэт заметила, что

большинство девушек косят глазом на красавчика в черном, который так

сильно ей понравился, и оказался таким дерзким. А он принимал взгляды и

улыбки, как должное, с холодностью и равнодушием.

- Добрый день, добро пожаловать в наш лагерь. Бэт

вздрогнула, погрузившись в свои мысли, она не замечала, что происходит

вокруг. Ее глаза следили только за ним.

Красивая, улыбчивая блондинка в хорошеньком платьице,

словно сошедшая с обложки "Плейбоя", вышла из здания и стала перед

ними. - Надеюсь, у нас вы хорошо отдохнете. Кукольное лицо красотки

разрезала ослепительная улыбка. - Меня зовут Дарина.

Бэт мгновенно ощутила к ней неприязнь, как и любая

девушка, увидевшая ту, которая превосходит ее красотой. Впервые она

оценила свой сарафан, висящий на ней с грацией мешка, и покраснела.

Девушка начала лихорадочно перебирать в уме те "наряды", которые

запихнула в свою сумку: бесформенные рубашки, мешковатые джинсы,

длинные, свободные платья, которым обрадовались бы беременные. И

покраснела еще сильнее, постаравшись закрыться длинными волосами,

которые тоже висели паклями. Волосики же блондинки были тщательно

завиты и казались живым шелком. Оглядевшись по сторонам, Бэт совсем

упала духом: вокруг было столько красоток, что их можно было бы

коллекционировать. Почти все длинноногие, с красивыми или просто

хорошенькими личиками, а главное, почти голые. Одеждой их летние

тряпочки можно было назвать с большим трудом. Большинство ее нежданных

конкуренток были в топиках, суперкоротеньких юбочках или шортиках,

почти полностью оголяющих аппетитные ягодицы.

Бэт тяжело вздохнула: шансов заполучить красавчика у нее было не больше, чем научиться летать.

Внезапно ее обожгло презрение к самой себе.

"Да что я, в самом деле! Я же феминистка! Мужчины для меня не существуют!"

- Привет! - к ней подошли три девушки, которые, как она поняла, сдружились еще в автобусе. - Хочешь вступить в наш клуб?

Девушка внимательно рассмотрела их. Одна плотненькая,

низенькая, в громадных очках, другая - высокая, худая, как палка, без

малейших призраков фигуры, третья - накаченная не хуже мужика, с

суровыми узкими глазами и квадратным подбородком.

"В клуб уродин, что ли?" - язвительно подумала она про себя, но, конечно, вслух произнесла нейтральное: - В какой клуб?

- Феминисток. Ты ведь тоже такая?

- Какая? - с подозрением уточнила Бэт, невольно

отодвигаясь от малоприятной компании. - Извините, но ориентация у меня

вполне нормальная.

- Да нет, мы тоже натуралки, но, феминистки, - ответила ей худая и высокая девушка с бесцветными рыбьими глазами.

- Мы считаем, что мужиков надо стрелять, - агрессивно добавила культуристка.

Бэт проглотила ком в горле и ощутила жгучие желание

бежать от них с дикими воплями: "Спасите! Помогите!" Но, еще раз

внимательно посмотрев на остальных девушек, которые казались ей

голливудскими красотками, внезапно поняла, что среди этих старшилок с

агрессивно-истеричным поведением, ей как раз и место. По крайней мере,

на этом фоне она не так уж будет выделятся.

- Хорошо, - кротко сообщила она. - А что надо делать?

- Ничего. Просто мы будем вместе гулять, общаться и ходить в столовую, - заявила низенькая толстушка в очках.

Бэт снова пожалела, что поддалась на провокацию, представив себе последствия длительного общения с подобными девицами.

"По крайней мере, аппетит в столовой у меня точно пропадет!" - уныло подумала она. Но отступать было уже некуда.

- Ладно.

- А сейчас, девушки, следуйте за мной. А парни пусть

идут за Эдвардом. Бэт углядела рядом с блондинкой появившегося, пока

они болтали, красивого и накаченного парня. Он тоже был крашеным

блондином, имел квадратный подбородок - в отличие от ее новой подружки,

он ему шел - и выставлял свое плотное, накаченное тело, одев крошечную

маечку и шортики. Бэт почти с удовольствием заметила, как глаза многих

девиц перекочевали с красавчика с длинными черными волосами на этого

сероглазого "викинга". Некоторые взгляды вернулись обратно, другие

девушки продолжали смотреть то на того, то на другого, затрудняясь с

выбором.

- Эй, ты куда? Нам за этой надувной теткой! - закричала ей в ухо накаченная девушка, хватая за руку.

То, что каждому из них дали по комнате, немедленно ее

взбодрило. Перед тем, как удалиться, ее новые "подруги" забросали ее

своими именами, как гнилыми помидорами. Худая оказалась Сьюзан, полная

- Тиссой, а накаченная - Герой.

- Я немножко полежу, меня укачало в машине, - солгала Бэт с вымученной улыбкой, - так что встретимся за ужином. Я полежу.

- Хорошо, проговорила явно разочарованная Гера, - до ужина. Только не проспи еду, а то потом будешь всю ночь голодная ходить!

- Ну, по ночам я обычно не хожу, а сплю, но спасибо за совет.

Оставшись одна, Бэт быстро подбежала к своей сумке,

распаковала ее и выбросила всю одежду на кровать. Осмотрела с чувством

отвращения. Внезапно ей стало за себя стыдно, она представила себе,

каким пугалом будет выглядеть.

"Не думай об этом! Ты - феминистка, и тебе все равно,

как ты выглядишь!" Неожиданно среди вещей Бэт заметила незнакомый ей

пакет. Открыла его с подозрением. И поняла, что получила подарок от

матери, которая не решились вручить его ей, а тайно подсунула в сумку.

Из пакета девушка выудила красивый изумрудно-желтый раздельный

купальник - как раз под цвет ее обоих глаз, - и несколько тонких,

полупрозачных, очень коротких платьев. В отдельном кулечке лежала

бижутерия, подобранная по цвету к нарядам и красивое нижнее белье. Еще

имелись красивые босоножки.

Бэт не знала, сердиться ей или смеяться. Улыбнувшись,

она бережно спрятала платья в шкаф, сгребла остальную свою одежду в

сумку, которую тоже зашвырнула в шкаф.

Ей даже не пришло в голову, что она начала интенсивно

меняться, что прежняя Бэт умерла в тот миг, когда увидела неприступного

красавчика с надменным взором.

Приняв душ, девушка обмотала мокрые волосы пушистым

полотенцем и, натянув короткий махровый халат, блаженно повалилась на

кровать.

"Возможно, лагерь - это не такая и плохая идея?" -

проскользнула в голове мягкая мысль, как вежливая змея. "Главное,

избегать этих помешанных девчонок из клуба "уродин".

Девушка внезапно поняла, почему так сильно ненавидит

их: потому что они были почти зеркальным отражением ее самой. По

крайней мере, ее убеждений, образа жизни… прежнего образа.

Странный холодок проник в ее тело. Но она постаралась

отогнать неприятные мысли. Вытянулась на мягкой постели, прикрыла глаза

и постаралась расслабиться.

Внезапно, когда она почти заснула, в дверь настойчиво постучали.

- Да? - недовольным тоном выкрикнула девушка, поднимаясь и прикрывая обнаженные ноги.

- Можно? - в дверь осторожно заглянул тот самый

белокурый, накаченный красавчик, который составлял пару белокурой

женщине, читавшей им восторженную лекцию про идеальный лагерь, в

который они попали, как избранные праведники в рай.

"Они прямо Барби и Кэн!" - с иронией подумала Бэт. Эта мысль развеселила ее.

- Извините, что потревожил… Парень был само внимание, и обладал вкрадчивым тактом.

- Ничего.

- Мы через полчаса собираемся на пляж.

- На море?

- Да, к океану.

- Не важно. Океан, море, какая разница? А разве здесь нет бассейна? - капризным тоном избалованной богачки осведомилась она.

Бэт ненавидела себя за этот высокомерный тон, но

понимала, что здесь по-другому - нельзя. Нужно добиться уважения, чтобы

тебя не унизили, не начали травить, как белую ворону, - говорил ее

инстинкт. В школе, и в колледже, где она только начала учиться, это

правило срабатывало на все сто. К тому же, черный пояс по-карате

затыкал рот особо неприятным типам. Таким образом, она подтверждала

свое право носить отвратительные вещи, сидеть одной, и не участвовать в

праздниках и вечеринках. И, ни с кем не дружить. Бэт вдруг очень ясно

осознала, что у нее нет друзей. Совсем. Даже приятельниц, с которыми

можно пощебетать о глупостях и сходить в ночной клуб или кафе. Она

поняла, что предпочитает одиночество всем людям, которые существуют на

земле. Она была влюблена в героев своих любимых книг, в некоторых

голливудских актеров, и почему-то считала, что этого достаточно.

- Конечно же, есть, - быстро отозвался белокурый "Кэн".

- Хорошо, тогда, если я захочу поплавать, я поплаваю в

бассейне. А то мало ли что, вдруг акула какая укусит? Я читала в

газетах, что подобные случаи на пляжах участились.

- Что вы, что вы! - блондинчик яростно замахал руками,

целиком войдя в ее комнату. - Наш пляж надежно защищен специальной

сеткой в три слоя! Ее тщательно проверяют каждое утро, и каждый вечер!

Уверяю вас, опасности нет никакой!

Она взглянула на него замораживающим, ледяным взором,

который особенно подчеркивал устрашающее сочетания ее глаз:

изумрудно-зеленого и янтарно-желтого. Бедняге показалось, что на него

уставились два дула пистолета сорок пятого калибра.

- Я что, обязана ходить на пляж по расписанию? Мне что, пять лет, а вы - моя мама?

- Конечно же, нет. Парень покраснел, явно мечтая

оказаться подальше. - Только еда подается в определенное время… Но,

если вы опоздаете, ничего страшного: вас обслужат.

Девушка величественно кивнула, в который раз радуясь,

что поставила очередного мужика на место - то есть, уложила на лопатки,

пусть и не в буквальном смысле.

- Благодарю вас за информацию, - она снова прикрыла глаза, демонстрируя, что разговор - закончен.

Полежав немного, она все-таки решила пойти на пляж.

Плавать в бассейне, хоть и в блаженном одиночестве, когда другие

наслаждались синими волнами и ярким солнышком, ее не прикалывало.

Конечно, она любила лишний раз продемонстрировать свою независимость от

других, но обкрадывать саму себя?

Бэт взяла в одну руку подаренный мамой красивый

раздельный купальник, а в другую - свой собственный цельный, тусклого

серого цвета, и некоторое время размышляла. Затем с отвращением

швырнула в угол шкафа купальник цвета мышиной шерстки. Быстро натянув

его, чтобы не передумать, она надела подаренные мамой красивые

солнечные очки: узенькие, с зеркальными стеклами, без сожаления

променяв их на свои собственные, похожие на крылья бабочки, и делающие

уродину из любой девушки. Быстро закинула в пляжную сумку покрывало и

полотенце, а также крем от загара. Причесав перед зеркалом еще влажные

волосы, девушка накинула поверх купальника короткое, полупрозрачное

платьице из маминого свертка, надела вьетнамки, которые купила сама, и

которые абсолютно случайно оказались не страшными, - и почти выбежала

из комнаты, не забыв запереть ее на ключ.

Три "страшилки" сидели на скамейке под сенью большой

пальмы, все, как одна, надев безразмерные шорты, но зато сверху имелась

только верхняя часть купальника. Хорошенько рассмотрев их огромные

шляпы с вульгарными цветочками и громадные солнечные очки, словно

близнецы ее собственных очков, в которых она приехала, девушка

содрогнулась.

- О, Бэт, так ты все-таки идешь на пляж? - вскочила со скамейки Гера.

- Да, а что? - Бэт холодно глянула на нее, хотя весь эффект терялся под непроницаемыми черными очками. - А вы почему не идете?

- Мы ждали, пока все уйдут, - пояснила Тисса.

- Нам не хочется, чтобы эти уроды над нами издевались,

- с тоской добавила худая Сьюзан. - Они и так показывали на нас

пальцами, когда проходили мимо.

Гера решительно выдвинула вперед подбородок и сжала пудовые кулаки, хотя это только подчеркивало ее обиду и беспомощность.

Внезапно Бэт ощутила жалость к ним.

- Тогда давайте пойдем вместе, - неожиданно для самой себя предложила она. И чертыхнулась про себя.

На специально огороженном пляже они выбрали место

подальше от остальных. Поставили большой складной зонтик, расстелили

покрывала.

- Пойду, окунусь, - быстро произнесла Бэт, и побежала в волны, не оглядываясь, надеясь, что они не побегут за ней.

Она легко рассекала воду, радостно улыбаясь. Вода

ласково раскачивала ее на волнах, привнося в душу умиротворение.

Неожиданно она увидела, что к ней плывет блондин Эдвард. Он нырнул и

под водой попытался схватить ее за ноги. Девушка сильно пнула его, и

отпылала. Парень вскоре всплыл, отдуваясь и фыркая. - Вы меня чуть не

утопили! - печально сообщил он ей.

- Чуть не считается, - сурово отвечала она, - к тому же: вы первый схватили меня за ноги.

Она поплыла дальше. И увидела стаю резвящихся девушек.

Они ее демонстративно не замечали, она отвечала им тем же, хотя в

глубине души внезапно стало обидно.

"Да кто они такие, в конце-то концов? Просто богатые стервы!"

Бэт постаралась отплыть подальше от них, где океан был

пустынен. Через некоторое время она заплыла довольно далеко, постепенно

успокоившись.

Глубоко задумавшись, она вдруг ощутила столкновение с мужским телом под водой, причем ныряльщик уткнулся лицом в ее трусики.

"Извращенец!" - Бэт, думая, что это снова шуточки

Эдварда, крепко обхватила его голову ногами и повисла всем телом, желая

немного проучить.

Ощутив сильный удар, она отпустила его, в ее глазах потемнело, Бэт чуть сама не пошла ко дну.

- Ты что, больная?! - из воды вынырнул разъяренный…

темноволосый красавчик. От внезапного шока Бэт вторично чуть не пошла

ко дну.

- Извини, я думала, что это Эдвард прикалывается, - забормотала она, не своя взгляда с его черных глаз, сверкающих под солнцем.

- Мне очень жаль вас разочаровывать! - с циничной усмешкой заметил он. И быстро отплыл.

"Теперь он меня ненавидит! Супер! В наших отношениях я

добилась ощутимого прогресса!" - с тоской подумала Бэт. Ей сразу же

расхотелось купаться. Душу разъедала жгучая тоска. Она вышла на берег,

забралась поглубже в тень и, надев на глаза черные очки, притворилась,

что дремлет. Ее подруги оказались неожиданно тактичными и не трогали ее.

Внезапно она ощутила на лице и губах песок. Закрывшись

руками, она увидела, как мимо них пробегают парни с ее эталоном во

главе. Именно они подняли песочную волну, обрушившуюся на них.

Остальные девушки прикрылись кто тоже руками, а кто краем подстилки.

- Сволочи! - прошептала Сьюзан, едва сдерживая слезы.

Вне себя от бессилия и гнева, Бэт схватила мяч Геры и метко швырнула

его ему в голову. Красавец легко поймал мяч и швырнул его обратно, не

останавливаясь.

- Ребята, давайте сыграем? - услышала Бэт голос хорошенькой темноволосой девушки в синем купальнике.

Высокая, длинноногая, загорелая девушка с улыбкой на

все зубы обращалась к парням, добежавшим до нее. Ее ручки

соблазнительно перекатывали мяч. К ней подошли еще четыре красотки,

которые завлекающе уставились на парней.

- Как тебя зовут? - подошла красотка к ее идеалу. Бэт могла только сжать зубы, чтобы сдержать стон ярости.

- Дэвид, - улыбнулся тот ей в ответ. - Что ж, - он осторожно вынул мяч из ее ладоней, - давай сыграем.

Бэт вскочила, натянула платье на еще влажный купальник

и начала лихорадочно швырять свои вещи в сумку, не обращая внимания,

что они полны песка.

- Ты в корпус? - с ноткой разочарования поинтересовалась Тисса.

- Да, что-то голову напекло, - сорвала Бэт и быстро

зашагала к корпусу. Однако, краем глаза продолжая следить, как девушки

играют с парнями.

Ее сердце болело.

Наутро Бэт узнала - одновременно со всем остальным

лагерем - что Дэвид - классный любовник и обладатель черного пояса

по-карате. Она так и не поняла, при чем тут одно к другому.

"Он что, целую ночь демонстрировал приемы этой

черноволосой стерве, соблазнившей его шариком?" - с раздражением

размышляла она. С самого утра, позавтракав раньше остальных, она

скрылась в парке с книгой. По крайней мере, она знала, что тут ее не

смогут найти.

Держа книжку верх ногами, девушка размышляла, почему

так сильно бесится. Она же понимала, что Дэвид - не для нее. И он не ее

собственность. И что и он, и та девушка - совершеннолетние. А она - не

монашка, и не сектантка, чтобы осуждать чужие грехи… не замечая своих.

Ей было так больно, что она с трудом удерживала подступающие к горлу рыдания.

"Подумать только, а ведь я тоже могла бы с ним таким

образом познакомиться. Или… придумать что-нибудь еще прозаичнее…

Например: попросила бы его намазать мою спину кремом. Если б я знала,

что он так легко доступен".

Бэт хмыкнула: раньше она просто ненавидела бабников, а

теперь готова была встать в очередь со всеми его "жертвами" в этом

лагере.

… - Представляешь, он просто переспал со мной - и

бросил! - раздался до нее плаксивый голос какой-то девушки. Бэт,

подчиняясь странному импульсу, вскочила и мгновенно спряталась за

беседкой. Две девушки вышли из-за поворота, в одной из них она с

презрением и гневом узнала вчерашнюю соблазнительницу. Рядом с ней шла

очередная хорошенькая девушка из лагерной "коллекции".

- А ты что, хотела, чтоб он на тебе сразу женился? -

заявила крашенная блондинка с темными корнями. - Детка, очнись! Такие

мальчики годятся только на одну, максимум на насколько ночей! Как

правило, они женятся либо по залету, либо из материальных соображений.

Или когда делают карьеру, например: на дочке своего шефа. Понимаешь, я

сразу же раскусила этого типа: он ненавидит женщин.

- Да ладно! - темноволосая и загорелая красотка недоверчиво расширила глаза. - С чего бы вдруг?

Подруга пожала плечами: - Откуда ж я знаю? Я что,

психолог? Может, его мама и сестра в детстве обижали. Может, девушка

бросила? Теперь он закрыл все свои чувства к девушкам непроницаемой

стеной. Знаешь, лучше найти себе парня без проблем. К тому же - мы сюда

приехали для того, чтобы как следует гульнуть, не правда ли? Так что:

твой сезон начался. Следующим может стать Эдвард, не так ли? Только не

забывай, что нас тут много… и всем хочется. И не надо делать из

случайного любовника собачку на поводке. Вдруг укусит? Тебе нужны его

проблемы? Дэвид - такой мрачный тип. Я даже немного его побаиваюсь.

Так разговаривая, девушки ушли. Бэт даже не знала, что на самом деле ощущает…

… Бэт, чтобы успокоиться, напялила спортивный костюм и

пошла в спортзал немного позаниматься. Там было тихо, прохладно и

безлюдно.

Девушка начала повторять некоторые приемы и стойки, и

так этим увлеклась, что полностью погрузилась в себя, не замечая ничего

вокруг.

- Что ты здесь пляшешь? - раздался до нее голос…

Дэвида. Она застыла в нелепой позе. Рядом с ним, как обычно, стояли его

дружки. Они насмешливо косились на нее, отчего Бэт сильно покраснела.

- По-твоему, это танцы? - язвительно заметила она. - А

я слышала, что у тебя черный пояс по-карате? Или ты просто наврал,

чтобы затащить в постель очередную девушку? Вот у меня действительно

черный пояс, - девушка горделиво глянула ему прямо в глаза. Ей стоило

громадных усилий не отвести взгляд.

- Что ж, давай как-нибудь поборемся, посмотрим, кто на

самом деле достоин своего пояса, - звенящим от злости голосом

проговорил он.

В зал вошли Дарина с Эдвардом, а за ними - почти все

временные жители лагеря. Они с любопытством уставились на них. Бэт

поймала себя на том, что снова покраснела.

- Вот ты где! - злым голосом проговорила черноволосая

любовница Дэвида, бросая на них разъяренный взгляд. - А я тебя повсюду

ищу. А ты тут заигрываешь с этой уродиной.

- Заткнись, или по морде дам - твой пластический хирург не обрадуется! - громко заявила Бэт.

- Мы обсуждали турнир, - нейтральный тоном заявил Дэвид.

- Какой турнир? - немедленно оживилась Дарина, кидая на него плотоядный взор.

- По-карате, - хищно улыбнулся Дэвид. - У нас у обоих, как выяснилось, черные пояса.

- О, какое чудесное шоу! Надеюсь, вы хотя бы не

поубиваете друг друга, - с энтузиазмом вмешался Эдвард. - Давайте

устроим ваше сражение перед дискотекой?

… С бьющимся сердцем, сто раз жалея, что в это

ввязалась, Бэт стояла перед ним в боевой стойке. Дэвид тоже принял

нужную позу, насмешливо и уверенно глядя на нее. Он был уверен в своей

победе. Три ее новые подружки сидели в первых рядах спортзала,

подбадривая ее воплями: "Да, да, убей его! Убей!" Парни подбадривали

своего кумира. Многие девушки тоже болели за Дэвида. Можно даже

сказать: все девушки, кроме ее трех подружек.

Начался бой. Через короткое время Бэт поняла, что он

действительно ее сильнее. Что у него техника лучше. Если она раньше

была просто влюблена в него, то теперь зауважала. Она ожидал, что

вот-вот он ее победит с позором. Но… он закончил бой вничью.

На доски спортзала внезапно выбежала Дарина: - Победила - Бэт! Она же девушка! А девушкам, Дэвид, надо уступать.

Ее уход со сцены провожали гробовым молчанием. Бэт

сообразила, что теперь она стала самой непопулярной для всех девушек и

парней. И ей остается либо немедленно уехать, либо утопиться в океане.

Бэт ощущала жгучее желание набить морду Дарине, которая не только выставила Дэвида дураком, но и вызвало к ней враждебность.

- Молодец! Здорово ты его! - выбежала к ней неразлучная

троица с радостно-возбужденными лицами. - Классно ты его побила! -

заулыбалась Гера.

- Во-первых, не я его, а он меня. А во-вторых… оставьте меня в покое! - заорала она и убежала с плачем.

- Истерика! - прокомментировала Сьюзан сочувственно. Они долго смотрели ей вслед.

Бэт спустилась в город и купила себе бутылку "мартини",

а потом отправилась на пляж. Села на теплый песок и долго пила из

горлышка, а по ее щекам стекали слезы… Она сама не заметила, как

уснула. Проснулась оттого, что луна слишком сильно светила ей в глаза.

Она не боялась - пляж был охраняемым. Вставать,и идти в постель было

облом. Она развалилась, любуясь черными волнами, на которых танцевали

лунные лучи. Неожиданно она увидела парня, идущего вдоль воды, тоже с

бутылкой в руках, которую он часто прикладывал ко рту. Он был в одних

шортах. Еще не видя его лица, Бэт залюбовалась его красивой фигурой.

Парень остановился, снял шорты, швырнул на песок допитую бутылку, и

абсолютно голым вошел в волны. Бэт краснела, но не могла заставить себя

отвести взгляд от красивых ягодиц и тонкой талии. Вдруг ей вспомнились

акулы, а волны почему-то - может, с пьяных глаз - показались огромными.

"Да он же идет топиться! Наверное, из-за несчастной

любви!" - уверила себя девушка и, охваченная паническим страхом, быстро

скинула одежду, оставшись только в трусиках и лифчике, и бросилась в

волны, отчаянно крича.

Через несколько минут, показавшихся ей вечностью,

кто-то обхватил ее в воде за талию. Бэт чуть не умерла от испуга. -

Спасите, помогите, акулы! - заверещала она, чуть не теряя сознания. В

рот попала вода, она начала захлебывать.

Кто-то упорно потащил ее к берегу, а потом швырнул на песок. Чьи-то губы присосались к ее губам.

- Насилуют! - прошептала она еле слышно.

- Ты чего, совсем сдурела? - услышала она такой

знакомый голос Дэвида. - То идешь топиться, то принимаешь меня за акул,

а когда я решил сделать тебе искусственное дыхание, порешь всякую чушь!

Ну, кому ты нужна, чтобы тебя насиловали?

- Да, я никому не нужна! - из ее глаз потекли пьяные

слезы. - Вот только слезь с меня, и я действительно пойду топиться! Я

ведь хотела тебя спасти! Нельзя купаться в такой шторм! Да еще и пьяным!

- Кто, я пьян?! - взвился парень. - От одной бутылки пива? А вот что пила ты, мне интересно.

- Ма-мартини, - прошептала она еле слышно.

- И сколько бутылок?

- О-одну, - прошептала она снова.

- Так чего ты такая пьяная?

- Потому что я не пью. И не курю. И с мальчиками не сплю.

- С кем же ты спишь? - язвительно поинтересовался он, нависая над ней.

- Не твое дело! Не с тобой - и то хорошо! Я вообще

феминистка! Мне никто не нужен! - воинственно вскрикивала она,

развалившись на песке.

- Давай я помогу тебе добраться до комнаты, - спокойным тоном проговорил он. - Ты и так испортила мое ночное…

- Свидание? - язвительно закончила Бэт.

- Нет, купание.

- Не надо мне делать одолжение! Я же знаю, что ты меня

ненавидишь! Но я ведь признаю твою победу, я не виновата, что эта

Дарина - такая дура! Оставь меня здесь! Я заслужила! Нет, меня вообще

надо бросить на съедение акулам! - с пафосом восклицала она.

- Заткнись, у меня голова уже от тебя болит! Лучше

выпить ящик водки, чем слушать тебя пять минут. Он схватил ее и поднял,

а затем понес, обхватив поперек талии, как скрученный рулон обоев. Бэт

так сильно сопротивлялась, что он ее уронил. И девушка впечаталась

лицом в песок. - Извини, - он нагнулся над ней, - я не специально. Но

ты больно царапаешься.

Бэт с трудом встала и снова накинулась на него. Точнее,

попыталась, но, зашаталась и свалилась ему на руки. Обняла его за шею,

повиснув на нем, как мокрое белье на веревке. И вдруг всем телом

ощутила его наготу. Это было неожиданное ощущение. Он тоже застыл.

Медленно вытер с ее лица песок ласковой ладонью, глядя прямо в глаза…

Сливаясь с ним в одно целое под музыку волн, Бэт

чувствовала себя свободной и счастливой. Она не просто лишалась

невинности, она полностью становилась другой. Красивой, сильной,

любящей.

Новая жизнь не обещала быть идеальной, счастливой или раскрашенной сплошь в яркие цвета. Но… она обещала быть интересной.

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

За какую партию вы планируете голосовать на досрочных выборах в ВРУ?

ГолосоватьРезультатыАрхив
Реклама
Реклама