Киевскому телефону — 120 лет

2009-12-03 01:56 1 928 Нравится

В то мгновение, когда изобретатель из Шотландии Александр

Белл, воспользовавшись собственноручно сконструированным переговорным

устройством, обратился к своему помощнику, находящемуся в другой комнате со

словами: "Mr. Watson. Come here. I want to see you" ("господин Ватсон, войдите,

я хочу видеть вас"), мир не подозревал, что в анналы истории человечества

записано еще одно великое изобретение. Ватсон, как вы догадываетесь, выполнил

просьбу Белла. Случилось это 10 марта 1876 года. Первые слова, произнесенные по

телефону, перевернули весь мир коммуникаций, существовавших дотоле. Позже Беллу

приписали парафраз. Мол, он, обращаясь в "слухавку", вспомнив шекспировского

героя, многозначительно произнес: "Тo be or not to be", а мистер Ватсон ответил

на вопрос изобретателя утвердительно.

Как бы там ни было, с легкой

подачи изобретателя "звукового телеграфа" новинка в кратчайшие сроки осуществила

свое триумфальное шествие по Америке и Европе, и уже спустя два года Белл

запатентовал первую в мире телефонную станцию, которую обслуживали

барышни-телефонистки, осуществляя механическое соединение вызывающего с

вызываемым абонентом посредством обыкновенного ручного коммутатора. И

пошло-поехало...

Постепенно информация о "звуковом чуде" донеслась до

России. Предприниматели, всерьез заинтересовавшись новинкой, хотели побыстрее

завладеть ею. В страну стали прибывать первые агенты компании Белла, которая

поначалу была абсолютным монополистом в деле телефонизации мира. Телефон со

всеми необходимыми "потрохами" приравнивался по цене к покупке дорогого

велосипеда, но от желающих пользоваться диковинкой не было отбоя. На первых

порах не было и технических возможностей для удовлетворения ажиотажного

спроса.

Вот почему первая на украинских землях частная телефонная станция

начала действовать в Одессе лишь в 1882 году, в то время как для жителей

Америки, Британских островов и Германии телефон превратился из роскоши в почти

обыденное средство коммуникации... Впрочем, конструкция телефона и

вспомогательная аппаратура совершенствовались постоянно, в том числе и благодаря

разработкам наших отечественных кулибиных. Так, в том же 1882 году русский

изобретатель Голубицкий предложил собственную конструкцию телефона: специальное

грузило, устроенное на трубке, в момент укладки на рычаг автоматически

переключало контакты. Этот принцип вскоре позаимствовал весь мир и до сих пор

почти безальтернативно использует его в стационарных телефонных аппаратах.

Интересно, что еще в 1883 году одесские изобретатели Бердичевский-Апостолов и

Фрейденберг, работая на кафедре прикладной физики и механики Императорского

Новороссийского (теперь Одесского) университета, впервые в мире предложили

проект создания полноценной автоматической телефонной станции. Но, увы! Видимо,

в Российской империи посчитали, что "барышни-телефонистки" — надежнее и

работоспособнее. Лишь спустя 13 лет одесситы получили патент на свое

изобретение, но уже в США. Принцип предварительного определения номера

автоматическим поисковиком и сегодня активно используется во всем мире.

В

Киеве первые телефонные аппараты появились в 1883 году в ресторане

предпринимателя Семадени на Крещатике — весьма престижном заведении города.

Телефонная связь соединила обеденный зал и кухню. Посетитель мог сделать заказ

по телефону! Да и номер у него был символический (смотри рекламу). Кроме того,

швейцар или официант могли вызвать по телефону хозяина заведения "для личной

встречи с клиентом". Словом, телефон на первых порах использовался исключительно

как переговорное устройство, что, впрочем, не мешало на рекламных объявлениях

того времени выделять жирным шрифтом такие преимущества заведений, как наличие

телефона или подъемной машины (лифта, по-нашему).

Родоначальница мировой

телефонной революции — Международная телефонная компания Белла — активно

осваивала мировой рынок и задалась целью стать монополистом в своей отрасли,

которая небезосновательно сулила баснословные прибыли. Протянув вскоре свои

щупальца в Киев, она установила еще несколько своих телефонных аппаратов в

гостинице предпринимателя Ланчия на Думской площади (ныне — Майдан

Незалежности).

Во всей огромной империи в 1883 году насчитывалось всего

772 телефонных абонента, причем находились они в Москве, Петербурге, Киеве,

Одессе, Варшаве и Риге — самых крупных городах отечества. Конечно, на первых

порах вопрос об объединении всех пользователей в единую абонентскую сеть не

рассматривался, а посему разные компании, используя собственные стандарты, могли

проводить свою политику самостоятельно. Именно поэтому волна зарубежных

предпринимателей с телефонами разного качества, а порой и весьма сомнительным

качеством предлагаемых услуг, ринулась в Россию. Многие фирмы вскоре прогорели,

а некоторые, и в их числе компания Белла, "Уитсон", "Сименс", "Эриксон",

"Муррей", "Юз" и "Клопфер", сумели, пользуясь хорошей репутацией, удержаться на

рынке. Они не только производили и продавали телефонные аппараты, но и

предлагали услуги в деле налаживания телефонной связи (коммутаторной и даже

автоматической). Услуги эти стоили весьма дорого!

Исследователь Анатолий

Макаров приводит на страницах своей "Малой энциклопедии киевской старины" такое

симпатичное объявление, напечатанное в газете "Кіевлянинъ" еще 4 января 1878

года, когда обывателю требовалось хотя бы в общих чертах объяснять, что же такое

телефон: "Это гениальнейшее современное изобретение, посредством которого на

расстоянии многих верст можно беседовать и издавать звуки. Употребление его в

высшей степени просто: два телефона соединяются на произвольном расстоянии

посредством проведенной проволоки. При магазине можно практически испытать и

слышать звуки музыки, пения и разговора. Цена за пару телефонов, включительно 40

аршин дрота, 10 руб. серебром с пересылкой".

В 1885 году, не без

активного участия влиятельного начальника Юго-Западной железной дороги, будущего

премьер-министра России Сергея Витте, правительство разрешило создавать

телефонные станции силами и средствами Главного управления почт и телеграфов,

которое напрямую подчинялось Министерству внутренних дел наравне с иностранными

концессионерами. Первая в Российской империи телефонная станция на 60 номеров,

использующая (по принципу Белла) местные батареи электропитания, вошла в строй в

Киеве. Случилось это 1 апреля 1886 года. Станция соединила квартиру и кабинет

начальника Юго-Западной железной дороги с управлением дороги, вокзалом

Киев-Пассажирский и станцией Киев-Товарный, а также с пассажирской пристанью на

Днепре. Постепенно появлялись новые пользователи, в их числе — Городская дума,

пожарная дружина, Губернские присутственные места, Лавра, некоторые больницы. К

концу года количество обслуживаемых номеров увеличилось в три раза. 26 октября

1888 года подобная государственная станция осчастливила своим появлением

Харьков. Вскоре государственные станции, которые в отличие от коммерческих имели

более умеренные тарифы, появились в Одессе, Курске, Казани, Астрахани и других

крупных городах страны. На первых порах из-за дороговизны телефонной услуги, при

которой один только телефонный аппарат стоил от 5 до 25 рублей серебром, не

говоря уже о цене провода, установке, тарификации и обслуживании сети, лишь

пятая часть телефонных номеров приходилась на частные квартиры. Львиная доля

телефонных аппаратов устанавливалась на фабриках и заводах, в гостиницах,

крупных торговых домах, на вокзалах и пароходных пристанях... По мере роста

телефонной сети дешевела и услуга. Совершенствовались и сами сети. Телефонные

столбы, хотя и с трудом, но постепенно сменил подземный кабель, а ведь могло

быть, как, например, в Одессе, где ничтоже сумняшеся провода протянули вдоль

крыш домов, что, конечно же, не украсило этот город. Дело в том, что воздушные

линии со стальными проводами весьма ощущали помехи, создаваемые тем же трамваем,

который использовал наземные сети электропитания, что сказывалось на качестве

связи. В Киеве одно время даже разгорелся скандал, который был погашен после

длительных переговоров с участием Почтово-телеграфного ведомства, гласных

Городской думы и бельгийских концессионеров — владельцев городской электрической

железной дороги (трамвая). В конце концов, за счет иностранцев опоры телеграфных

столбов, на которых поначалу размещали и телефонный провод, были значительно

удлинены. Стальной провод постепенно заменили медным.

В 1893 году

шведский предприниматель — бывший владелец скромной мастерской по ремонту

телеграфных аппаратов — Ларс Магнус Эриксон установил в Киеве свою первую

телефонную станцию. Он же преуспел в этом чуть позже в Харькове, а в 1900 году

построил в Санкт-Петербурге, куда очень стремился, свою первую зарубежную

фабрику. С 1927 года она стала называться "Красная заря" и выпускала советские

телефонные аппараты. Выпускала "долго и нудно", не слишком заботясь о

модернизации. "Эриксон", как более техничная фирма, смог потеснить с мирового

рынка своего основного конкурента, компанию Белла, завоевав многие страны мира,

в том числе даже такие специфические и "дикие", как Мексика и Китай.

В

первое десятилетие прошлого века телефонный провод дотянулся уже до некоторых

весьма удаленных от центра дачных пригородов Киева — Дарницы, Пущи-Водицы...

Этому содействовало строительство телефонных усилительных подстанций. Качество

связи было далеко не всегда отменным. В связи с этим время от времени рынок

пополнялся специализированными новинками. "Минуту внимания. Новость. "Полифон".

— Так начиналось рекламное объявление начала прошлого века. И далее: "Необходим

каждому, пользующемуся телефоном. "полифон" при личном его пользовании дает

полную гарантию от всякой заразы уха. Усиливает силу звука настолько, что дает

возможность слушать лицам со слабым слухом, изолирует постоянный шум, устраняет

далекое расстояние, дает возможность одновременно слушать музыку нескольким

лицам и иметь для судебного дела свидетелей и т. д.

"Полифон" не портится

и не требует починки. Стоит всего только 4 руб. С пересылкой. Лиц, желающих

приобресть аппарат "Полифон", прошу остерегаться в приобретении подделки и

обращаться только лично или письменно к представителю в Киеве или к лицам, о

которых им будет объявлено в местных газетах... При покупке требовать именной

счет З. И. Пустовойтова. Главный Представитель в Киеве — З. И. Пустовойтов.

Прорезная 14, Тел. 19-86. Принимаю для рассылки разного рода рекламы, а также

представительства солидных фирм". Упомянутая реклама составлена простенько и со

вкусом. Многое из того, что мог "Полифон", с успехом применяется нынче в

современной мобильной связи. Здесь тоже — и мелодии, которые даже мертвый

услышит, и порой совершенно беспардонные переговоры в присутствии десятков

вольных и невольных свидетелей... Если в 1886 году в Киеве было всего 175

абонентов, то спустя двадцать лет, в преддверии революции, их стало 5458 (первое

место в России из общего числа в 66 тысяч). Второй показатель был в... Харькове

(4522 абонента). Москва и Петербург отдыхали, довольствуясь лишь мощной сетью

правительственной телефонной связи и тихо завидуя "матери городов русских". В

столице Юго-Западного края телефонный "мозг" помещался при Центральной

почтово-телеграфной станции на Крещатике (№24). "Разговорные" станции были

учреждены при всех почтово-телеграфных отделениях города, в Демиевской почтовой

конторе, в отделении на Думской площади, в Лукьяновской и Печерской конторах, а

также в Центральной телеграфной конторе (ул. Владимирская, 23). Существовал

единый тариф. В начале прошлого века владелец телефона вносил годовую абонентную

плату в размере 100 рублей и мог за эти деньги говорить хоть сутки напролет. А

вот условия пользования городскими телефонными станциями образца 1913

года:

"1. Плата за переговоры на городских телефонных станциях

определяется в 15 копеек за предоставление телефона каждому отдельному лицу для

разговора с одним и тем же абонентом в продолжение не свыше трех минут.

2. Плата вносится вперед и обратно не возвращается, хотя бы переговор и

не состоялся. В подтверждение получения переговорной платы выдается квитанция.

3. По внесении платы за разговор по телефону и по заявлении дежурному по

станции, с кем именно из абонентов желают переговорить, аппарат переговорной

станции соединяется с аппаратом требуемого абонента, и по выполнении сего лицо,

желающее вести разговор, приглашается к телефону: именно с этого момента

считаются три минуты, определенные для единичного разговора, оплаченного 15 коп.

В случае, если вызываемый переговорной станцией абонент был занят, лицу,

желающему вести с ним разговор, предоставляется право обождать, пока требуемый

им абонент освободится.

4. Если разговаривающий желает продолжать

разговор по окончании 3 мин., то это не возбраняется, при условии внесения за

таковой разговор дополнительной платы по расчету 15 коп. за 3 мин. разговора.

При этом, однако, разговор одного лица не может длиться более 15 мин., если на

станции есть другие желающие воспользоваться переговорным аппаратом".

Как

видим, услуга была не из дешевых. Скажем, в 1910 году за 15 копеек можно было

купить полкило отменной говядины, две полукилограммовые французские булочки (из

муки высшего сорта), восемь килограммов соли. За эти же деньги можно было выпить

бутылку первоклассного пива или проехать три тарифных участка на трамвае,

например, от Контрактовой площади до дачи Кинь-Грусть (район нынешней площади

Шевченко). На 1 января 1906 года в стране телефоном могли пользоваться жители 87

городов, из которых 22 города находились на территории современной Украины.

Общее количество абонентов достигло 15 тысяч. В канун октябрьского переворота в

России насчитывалось 232 тысячи 337 абонентов. Много это или мало? Если учесть,

что в 1902 году одних таксофонов в США насчитывалось 81 тысяча, а, скажем, еще

через десять лет только в Нью-Йорке в год гибели "Титаника" их было не меньше 25

тысяч, цифра не впечатляет. В вопросе телефонизации догнать Америку нам до сих

пор не удалось. Но вернемся в более отдаленные времена. Кстати, американские

аппараты были настолько надежными и "антивандальными", что, родившись в самом

начале ХХ столетия, служили пользователям до конца 1960-х годов! Чего не скажешь

о советских аналогах. Старшее поколение помнит и "прочность" аппаратов, и,

соответственно, качество связи. Сколько раз, бывало, с трудом найдя "двушку" и

работающий автомат, набирал я, да и многие из нас, вожделенный номер, а

злодей-автомат проглатывал ее, и начинались трудные поиски новой

монетки...

По данным книги "Телекоммуникации Украины", изданной по заказу

"Укртелекома" два года назад, первые таксофоны появились на улицах Москвы и

Ленинграда лишь в 1929 году, а в Киеве только в 1938-м. Так что негусто. Первый

послевоенный телефон-автомат появился в Киеве в 1944 году. Он был установлен на

здании №5 по Крещатику — единственном, уцелевшем на нечетной стороне этой

многострадальной улицы, частично разрушенной в годы Второй мировой войны и почти

полностью разобранной после, включая массу добротных зданий, которые можно было

восстановить. К сожалению, здание, в котором долгие годы размещался главпочтамт

(прежде всего, памятник истории), доживает последние дни, так как уж очень

"муляє око" чиновникам и приближенным к ним архитекторам, которые во что бы то

ни стало возжелали расчистить нашу главную "авеню" от всего "зайвого".

Интересно, что наряду с отечественными разработками в Киеве, Харькове,

Днепропетровске, Одессе не брезговали и трофейными телефонами-автоматами

германской фирмы "Сименс", которые появлялись на улицах послевоенных городов

страны. С таких телефонов сбивали логотип, закрашивали текст, написанный на

немецком языке, а на его место наклеивали "правила пользования". Получалось

вполне по-советски...

Комментарии (0)

Добавить смайл! Осталось 3000 символов
Создать блог

Опрос

В этом году планируете посетить море?

ГолосоватьРезультатыАрхив
Реклама
Реклама